СУБЪЕКТИВНО

В конце апреля за круглым столом "Послание президента РФ В.В. Путина", организованным Экспертным институтом социальных исследований, обсуждали «взгляд из регионов» (точнее было бы «взгляд на регионы»).

И Алексей Текслер, глава рабочей группы комиссии Госсовета "Экономика и финансы", губернатор Челябинской области, доложил: государственный долг 79 регионов достиг 2,4 трлн руб., или 45% собственных доходов. Но это лишь одна сторона медали. А вторая просто вопит, что прошлый год 57 регионов завершили с рекордной за 14 лет дырой в 677 млрд в консолидированном бюджете. Год назад «дырявых» было 35, а в 2018 году – всего 15. Дефицитен бюджет и Тюменской области. Закрыть его планируют кредитами банков и гособлигациями. 

Куда красноречивее общих цифр вот такие детали. В I кв., по сравнению с IV-м 2020 г., падение доходов ускорилось вчетверо, а рекордная за 5 лет инфляция подстегнула цены продуктов и лекарств. И россиянам ничего не оставалось, как проедать вклады и наличные, причем со скоростью почти 7 млрд. в день, посчитал директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой. В результате долги россиян банкам за I кв. выросли на 1,217 трлн и впервые перевалили за 21 трлн. Примерно треть просрочены, а значит появилось больше банкротов. Тем, кому в банках от ворот поворот, берут у микрофинансовых организаций, причем, под 350% годовых на 30 дней и под 300% на 2 месяца. Понятно, и просрочка должников подскочила под 40%. Даже в ЦБ заявили об «исторически высокой» долговой нагрузке россиян. 

Но, кроме собственных похудевших кошельков, людей ущемляют и дырявые кошельки субъектов. Так, по итогам 2020 г., из 1,1 тыс. городов комфортны для жизни только треть. А с населением до 1 млн. самые комфортные, по данным ДОМ.РФ, лишь три: Грозный, Сочи и Тюмень. Еще «дырка» от Росстата: доля уличной канализации, нуждающейся в замене, перевалила за 44%. Но в Иваново, например, и в Архангельске – больше 80%, а в Кургане – чуть не вся! В 10 регионах питьевая вода не соответствует гигиеническим нормам, а в целом по стране не вписываются в них почти до трети проб из водоемов 1 категории (для питья и хозяйственных нужд). Не удивительно, что время от времени появляются сообщения о том, что люди травятся такой водичкой. 

В послании президента есть поручение правительству к 1 июня подготовить меры долгосрочной устойчивости региональных бюджетов. Глава государства предложил часть коммерческого долга субъекта выше 25% его доходов заместить бюджетными кредитами до 2029 г. Также регионы получат не менее 500 млрд руб. инфраструктурных кредитов под 3% годовых на 15 лет. Причем, чем меньше долгов у региона, тем больше ему дадут. 

К сожалению, и на сей раз не предложено никаких стимулов, ускоряющих экономику, как и возвращение принципов федерализма в распределении налогов. Между тем, больше половины валового регионального продукта (ВРП) страны приходится лишь на 10 регионов. Аутсайдеры же в разы, а то и на порядок отстают от лидеров. Конечно, разрыв только углубляется. 

Еще в 2019 г. за депрессивными регионами закрепили федеральных кураторов. И что? По итогам 2020 г. там создали 1,3 тыс. рабочих мест и привлекли 14,8 млрд. руб. частных инвестиций. Кот наплакал! В марте премьер Мишустин посетил эти регионы. Теперь в помощь кураторам создали координационный центр, а по сути – подсадили кучу чиновников. Это, дескать, поможет корректировать исполнение программ развития регионов, на которые выделили аж 50 млрд! Но с «координирующих» чиновников и вовсе спрос по касательной. Да и 50 млрд – это ведь семечки, по оценкам экспертов Центра стратегического развития, менее 2% дополнительного финансирования депрессивных субъектов. И в программах должно быть не 40% мер по экономике, нацеленных на создание доходной базы бюджетов, как сейчас, а куда больше. Иначе прорывного развития никогда не дождаться. 

Подобный «взгляд на регионы» из Москвы воскрешают во мне эмоции писателя и философа Василия Розанова, взобравшегося на верхние ряды римского Колизея, вмещающего почти 80 тыс. зрителей. «Арена отсюда, – пишет он, – представляется совершенно крошечной… и бродящие там группы людей кажутся… куклами». О пролитой крови гладиаторов толпа верхних зрителей знает, «но этого пролития не чувствует, не жалеет, не страшится, ибо «бинокль зрения» к нему обернут, так сказать, своей широкой стороной, всё удаляющей… «Прости, развратный Рим», – это верно написал наш поэт. Но это не целый Рим, а только часть блестящая, чешуйчатая сверху». 

А губернаторы не знают, за что хвататься: исполнять упомянутые программы или критерии эффективности своей работы, определенные мартовским указом президента. В указе на первом месте – уровень доверия к власти, который пошатнулся после пенсионной реформы 2018 г. и продолжает падать вместе с доходами. На втором месте – демография. На третьем – ожидаемая продолжительность жизни. Но как её увеличить, если рождаемость минимальна с 2002 г., а, по данным доктора медицинских наук, профессора Игоря Гундарова, за последние 30 лет только избыточная смертность, связанная не с привычными болезнями (от них смертность тоже увеличивается), а с убийствами, отравлениями и прочими неестественными причинами, составила около 15 млн., что сопоставимо с людскими потерями в годы Великой Отечественной войны. Причём, по мнению профессора, нельзя всё свести к пагубному влиянию курения, алкоголизма, ожирения и плохой экологии – сказались сильнейшая духовная и эмоциональная катастрофы. И только четвертый критерий указа президента – уровень бедности, прямо связан с экономикой региона. Но дальше-то еще пять критериев! Вот и действуют губернаторы нараскоряку… 

Нередко в действиях центра трудно уловить какую-то логику. Например, послание президента обещает регионам 500 млрд. на инфраструктуру. Однако не далее, как в январе, Путин поддержал идею вице-премьера Хуснуллина оплачивать нацпроект по дорожному строительству, лишив регионы за три года 600 млрд. – обещанной им же доли в 800 млрд от акцизов на нефтепродукты. Остальные 200 млрд. изымет Минфин. Теперь же будет действовать странный, по мнению экс-министра экономики Андрея Нечаева, принцип: чем меньше долгов накопил регион, тем больше сможет взять дешевых бюджетных кредитов. «В этом принципе, может быть, есть некая несправедливость: дороги нужны всем, а деньги дадут только некоторым. Но, с другой стороны, если регион уже в долгах, как в шелках, то навешивать на него новые кредиты – занятие опасное», – считает Нечаев. 

– Стоимость билета из Петро- павловска-Камчатского в Палану (бывший Корякский округ), – говорит ведущий эксперт региональной политики Наталья Зубаревич, – почти столько, сколько из Петропавловска в Москву без дотаций. Адская совершенно стоимость региональной авиации. Вот ее надо сажать не на региональный кошт, а на федеральный, потому что это федеральная проблема. Вы бьетесь за то, что Дальний Восток, типа, наш. Так вот, одна из основ этого «наш» – связность территории. 

Субсидирование авиаперевозок в десятки, сотни раз дешевле моста на Сахалин, по которому возить нечего, считает Зубаревич: «Вы лучше паромную переправу модернизируйте – реально дешевле будет. Но это же без грандиозного. Как же?» 

Но главное – распределение налогов между центром и регионами. «Я уже не первый и не второй год твержу о том, – говорит Нечаев, – что нужно вернуться к бюджетному федерализму и кардинально поменять финансовое состояние и регионов, и местного самоуправления. Сейчас они оказались просто на грани финансовой катастрофы». По меткому и давнему выражению – в начале прошлого десятилетия – Козака, нынешняя система – маленького унитарного государства: чрезвычайная централизация денежных потоков и властных полномочий на федеральном уровне. Если большинство (22 из32) стран ОЭСР за последние 20 лет провели радикальную децентрализацию фискальных систем (и ни одна не двигалась к централизации), то Россия лишь за последние 12 лет «добилась» сокращения собственных доходов субъектов в консолидированном бюджете на15%, или более 3% ВВП. Причем, уж сколько лет аналитики долбят: чем дотационнее субъект, тем меньше у него стимулов увеличивать свою налоговую базу, тем больше он правдами и неправдами выбивает дотации центра. Но центр к этим аргументам глух. 

– Ничего кардинально не меняется, – итожит Андрей Нечаев. – Распределение налогов между федеральным центром и регионами остаётся прежним. При этом в последние годы на регионы переложили значительную часть финансовой ответственности, например, за выполнение пресловутых майских указов, ряд других расходных обязательств… Меры, которые озвучил президент в послании, просто отсрочат смерть сегодня, но ничего не поменяют в течении болезни. 

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг – о планах власти: «Меры, предложенные президентом, облегчают кредитное бремя… Но с учетом стагнации и отсутствия экономического роста, я полагаю, правительству все же придется распечатывать кубышку… За бюджетные займы регионам придется рассчитываться. Откуда они возьмут деньги, пусть даже в будущем, в послании президента не прозвучало. Другое дело, как сделать, чтобы история с государственными инвестициями не превратилась в очередной отчет об освоении денег, как это чаще всего бывает. 

Никакого посыла в адрес малого и среднего бизнеса в речи президента не было, продолжает Гринберг. Экономика – это крупные корпорации… Да, есть дежурная риторика о том, что мы помогали, помогаем и будем помогать. Но у людей просто нет денег, им не на что покупать. А, значит, нечего и малому бизнесу делать. Все связано… У меня представление такое: стагнация может закончиться только благодаря мощным государственно-частным инвестициям, привлечению частного бизнеса, который был бы заинтересован в этом без приказа. Но я думаю, что, скорее всего, так не будет, считает ученый. 

С член-корром РАН Гринбергом согласен известный экономист Евгений Гонтмахер: «Отдавать эти деньги, по задумке правительства, регионы будут после усиления экономической активности. Расчет такой: правительство распечатает Фонд национального благосостояния, в ближайшие годы вложит триллионы рублей в инфраструктурные проекты, экономика воспрянет, в регионы потекут налоги, у них появится больше возможностей для решения социальных проблем. Насколько эта схема правильная – не знаю. Она слишком огосударствлена. Логика властей понятна, но приведет ли она к результату – не уверен. Думаю, шансы не очень большие. На мой взгляд, выход из экономического кризиса лежит в другой плоскости. Начинать нужно с конкуренции, в том числе политической, с решения вопросов монополий, коррупции, судебной системы. А реструктуризация и пролонгация кредитов – это паллиатив». 

Вот регионы и просят «огонька», сами понимаете – какого, и желательно без отдачи.

Игорь ОГНЕВ