СУБЪЕКТИВНО

Итак, всё склоняется к тому, что, вопреки заверениям властей о быстром переходе экономики к высоким наукоемким технологиям, кормиться страна на самом деле вынуждена доходами от нефти и газа. Посмотрим, каковы перспективы.

Начну с нефти. Увы, судя по официозу, перспективы безрадостные. В начале апреля Евгений Киселев, глава Роснедр, сообщил, что общих запасов нефти могло бы хватить на 58 лет, но две трети их – трудноизвлекаемые, а потому не рентабельны. Похожую оценку в январе давало Минэнерго: «Это связано с ростом обводненности, строительством дорогостоящих скважин сложной конструкции, низкой проницаемостью и расчлененностью коллекторов, уходом в краевые зоны и пласты с небольшими толщинами и так далее», – писал замминистра ведомства Павел Сорокин. 

Реальная ситуация с запасами нефти может быть куда хуже, выяснила в прошлом году Счетная палата (СП). Значительная часть запасов нефти и газа при добыче не подтверждается. И каждый год списывается «фейк», в среднем, почти в том же объеме, какой выкачивают из недр. Подобная история с запасами газа: с 2016 г. списано более девяти годовых объемов добычи. 

Обращаю внимание читателей на слова г-на Сорокина о «низкой проницаемости и расчлененности коллекторов, уходом в краевые зоны и пласты с небольшими толщинами…». Если бы высокопоставленный чиновник знал, да что там – знал, хотя бы мельком слышал, позицию нашего выдающегося химика Менделеева о глубинном происхождении нефти, то, может, и задумался бы: а те ли это аргументы? Однако г-ну Сорокину, специалисту по мировой экономике и финансам, из обоймы когорты «эффективных менеджеров», это не дано. Как, впрочем, и горному инженеру г-ну Киселеву, главе Роснедр. Да что там – чиновники! Даже наша академическая наука напрочь игнорирует точку зрения Менделеева. А ведь она доказана эфир- геосолитонной концепцией (ЭГК) Роберта Бембеля, профессора Тюменского индустриального университета, существующей как минимум 40 лет. Напомню, в «краевых зонах и пластах с небольшими толщинами» лишь охвостья основных запасов той самой глубинной нефти, спрятанных в геосолитонных трубках. Более того, нефть эта образуется постоянно! Но трубки можно увидеть лишь с помощью технологии высокоразрешающей кольцевой объемной сейсмики 3Д, созданной всё тем же Бембелем и годами проверенной в поле. Приведу лишь один выявленный на практике факт: на гремевшем когда-то Самотлоре, где сегодня доблестная Роснефть добывает «скважинную жидкость», в которой 95% воды и лишь 5% нефти, из каждых 100 скважин можно оставить лишь 30 с нормальными дебитами чистой нефти, если использовать методы поиска, разведки и добычи по методологии и технологиям, разработанным Бембелем и его учениками. Сколько бы сэкономили денег для ликвидации бедности – уму непостижимо! Но Бембеля до сих пор в Интернете кличут сумасшедшим профессором, а «эффективные менеджеры» добывают из нефтяных скважин почти одну воду. Поисковый задел с советских времен, пишут аудиторы СП, практически исчерпан, объемы геологоразведочных работ резко упали, а число открытых месторождений схлопнулось в 10 раз. 

О высоких технологиях и в этих отраслях чиновники только говорят. С 2003 г., отмечает СП, полностью прекратилось государственное финансирование прикладных научных исследований в геологии и наметилось «технологическое отставание России в ряде научных направлений, связанное с отсутствием отечественной приборостроительной базы». 

А с другой стороны, по отчету ЦБ за 1-й квартал, экспорт углеводородов принес России лишь $ 45 млрд – на 21% меньше годом ранее. На нефть спрос в Европе резко упал. На прошлой неделе Газпром отчитался: по итогам 2020 г. прибыль упала в 12 раз, а по данным РБК – в 57 раз! Впервые за 20 лет по уши в убытках и долгах. 

Перспективы не краше. Хотя на прошлой неделе Виктор Зубков, председатель совета директоров Газпрома, заявил, что Китай испытывает большую потребность в увеличении поставок газа из России, сам Китай помалкивает. Правда, в первом квартале поставки соседу увеличились, но пришлось резко снизить цену: до $118,5 за тысячу кубов, а Европе в среднем – по $170. 

Если оставить за скобками падение мировой экономики из-за пандемии, потребление нефти и газа в прежнем виде и объемах с каждым годом сокращается из-за помешательства политических элит, да и подавляющего большинства ученых, на глобальном потеплении под влиянием парникового эффекта. Бензинчику в огонь добавило страстное, но по-детски наивное и безграмотное выступление 15-летней шведской школьницы Греты Тунберг на саммите ООН по климату в 2019 г. Девочке вручили альтернативную Нобелевскую премию «За правильный образ жизни», а в Англии её увековечили в бронзе. 

Однако и парниковый эффект и глобальное потепление выеденного яйца не стоят. Парниковый эффект придумал французский ученый в области математической физики Жозеф Фурье в 1824 г. Эту кабинетную модель с блеском опроверг профессор Бембель: его модельные исследования в 90-х годах на месторождениях Западной Сибири показали: людям достается лишь 1% (!) запасов углеводородов. Факт подтвердили и другие не зацикленные на парнике Фурье объективные исследователи: 99% запасов улетают в космос. Самые зловонные и вредные выбросы всех предприятий планеты по сравнению с этим – просто ничто! Если бы стенания алармистов о парниковом эффекте были правдой, люди давным- давно не только погибли бы от дегазации метана, водорода, азота и углерода из месторождений – дети просто не рождались бы в отравленной атмосфере! 

Профессор Бембель не на пустом месте начинал – он продолжает развивать, с учетом новых данных объективных исследователей, идеи гениального ученого академика Владимира Вернадского. Он писал, что Земля – единственная планета во Вселенной, изученная нами более полно и детально. Поэтому на Земле можно и нужно открывать главные закономерности эволюции космических тел. В том же духе высказывался и другой наш гений, Дмитрий Менделеев: «Единство природы – вот догма, выработанная наукой». Школьница Тунберг, смело выступив, по сути, против Вернадского, даже не слыша о нём. Как и все гении, он очень неудобный. Прожив почти век, Вернадский сделал столько, сколько человечество за половину тысячелетия. До сих пор нынешнее поколение ученых не знает, с какого бока подойти к его идеям и концепциям, потому как они противоречат существующим парадигмам и догмам. А потому и верит в парник Фурье и таким, как Тунберг. В основе концепций Вернадского лежит 500 эмпирических обобщенных фактов. Гений ученого в том и заключался, что Владимир Иванович наблюдал жизнь природы и задавал ей, матушке, и самому себе вопросы: а почему именно так? В отличие от Вернадского, львиная доля ученых действует наоборот: их, как и Фурье, осеняет идея, а уж потом под неё отыскиваются или подгоняются факты и аргументы. Исследования Бембеля также основаны на эмпирическом обобщении явлений природы. 

Вернадский поддержал и в 1912 году развил первые натурфилософские высказывания о росте и дыхании Земли, высказанные еще Леонардо да Винчи. Модель эта похожа на работу трехфазного двигателя: вдох – активный приём внешней материи и энергии мирового эфира; пауза – стабилизация, усвоение и переработка «пищи»; выдох – возвращение в космос отработанного материала и изменённой энергии. Эта модель и легла в основу фундаментальных работ Вернадского о гео- химической дегазации Земли. Ключевой момент идеи Вернадского: погоду не только на Земле, но и на всех планетах делают сами планеты для себя. ЭГК Бембеля развивает идею трехтактного двигателя Земли Леонардо да Винчи-Вернадского. Однако их аргументы подобны воплям в пустыне. 

Оговорюсь: сказанное вовсе не значит, что простительно планету загаживать мусором и отравлять воздух поселений чем ни попадя, как это происходит в России. Исследователи СО РАН выяснили, что из двух десятков городов с высоким и очень высоким уровнями загрязнения атмосферы 78% находятся в Сибирском федеральном округе: ПКД превышены более чем в 100 раз! Но это – отдельная тема. 

Как говорится, вернемся к нашим баранам. В СМИ я обнаружил лишь один трезвый голос – Сергея Воробьева, директора Института развития технологий ТЭК: «Убедительного доказательства потепления климата вследствие использования ископаемого топлива нет, а веских опровержений данного тезиса более чем достаточно». Но перепуганные до смерти глобальным потеплением, политические элиты мира напланировали уже к 30-м годам в основном перейти на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), не создающими пресловутый парниковый эффект. Нефть и природный газ заменит водород разных цветов: бурый, зеленый и голубой. Не стану морочить головы читателей техническими деталями, скажу только, в планах ЕС к 2035 г. вместо нефти и газа использовать 50% зеленого и 50% – голубого водорода. Но зеленый, например, получают, разлагая воду с помощью ВИЭ. И его себестоимость в 10 раз выше серого, из метана и угля, от которого в ЕС нос воротят. При таком раскладе половину добываемой сегодня нефти некому будет сбывать. 

Правительство РФ пока не представляет, как глобальная экономика намерена переходить к низкоуглеродной модели и какую роль сыграет водород. Тем не менее, министр энергетики г-н Новак заявляет о планах сделать Россию мировым лидером по его экспорту, зарабатывая до $100 млрд. в год. Хотя крупные компании занимаются водородом сами по себе, в планах чиновников – туман. Глава Минпромторга Мантуров, например, предлагает качать водород по существующим трубопроводам, однако эксперты говорят, что газ улетучивается через сталь, и нужны пластиковые трубы. Так что транспорт съест около половины себестоимости водорода. Можно смело предположить уже сегодня, как такая энергия толкнет инфляцию. И нет гарантий, что население ЕС не взбунтуется, а власти в какой-то момент не скажут поставкам водорода из разных стран: хватит, наелись. Немецкая счетная палата в апреле заявила: планы Мин- энерго ФРГ по энергоповороту основаны на расчетах «непроверяемых». 

Тем не менее, какие-то процессы разумны и их не остановить. Например, стремительный переход от автомобилей с двигателем внутреннего сгорания (ДВС) к электромобилям. На этом Россия может отыграться. На один автомобиль с ДВС уходит 2-4 кг никеля, а на электромобиль – от 15 кг до 110. А еще – вдвое больше алюминия, заметно больше меди и кобальта. Металлы нужны будут и на масштабное обновление и расширение энергетической инфраструктуры. Словом, России гарантирован внушительный рост экспорта этих металлов. Опять – сырье? Куда выгоднее и экономически, и социально делать электромобили самим, в том числе на экспорт. Здесь две беды: с новыми технологиями, и наши предприниматели охотнее инвестируют в подобные проекты не в России. Впрочем, это другая тема…

Игорь ОГНЕВ