СУБЪЕКТИВНО 

Сейчас в мире разрабатывается и опробуется более 150 препаратов против коронавируса. Большинство – это существующие, и ученые выясняют, могут ли они воздействовать на вирус. В некоторых странах, в том числе и в России, пробуют использовать для лечения кровь и плазму переболевших Covid-19. Поиски вызваны новыми версиями атак модификаций вируса на разные системы человеческого организма, от чего зависит выбор того или иного лекарства.

Доктор Энтони Фаучи, главный медицинский эксперт США по пандемии и член целевой группы президента Трампа по борьбе с эпидемией, пишет: «Вирусы вызывают болезнь, связываясь с рецепторами на клетках тела человека. Затем они размножаются с высокой скоростью, что вызывает различные патогенные процессы. Этот цикл репликации вируса имеет уязвимые места. Нам нужно их определить и разработать лекарства, блокирующие репликацию». 

На этом пути появляются удивительные открытия. Например, лишь в середине мая врачи поняли причину смертельного поражения лёгких и почек. Об этом – чуть ниже, а пока познакомлю с поражающей статистикой. Оказывается, к началу июня треть инфицированных в мире погибли от неправильного лечения, треть – из-за слабого сердца, а еще треть – старше 75 лет. Между прочим любая треть – примерно 150 тысяч. Столько людей можно было спасти, зная верную тактику лечения. 

Вот почти сенсация: врачи поздно поняли, что искусственная вентиляция легких часто губит, а не спасает тяжелых больных! 

Помогло прозреть исследование Университетской клиники Цюриха и Гарвардской медицинской школы Бостона. Ученые заявили, что вирус SARS-CoV-2 (новый штамм COVID-19) реплицируя, т.е. размножаясь, ищет дополнительный белок, своего рода допинг для активации и распространения. А этот белок содержится в эндотелиальных клетках сердечно-сосудистой системы. Вот вирус и атакует её, инфицируя клетки крови, а значит, и сосуды. Ученые подтвердили, что у людей с COVID-19 были повреждения эндотелиальных клеток в легких, сердце, почках, печени и кишечнике. А эндотелиальные клетки – защитники кровеносных сосудов. Выделяя белки, эти клетки влияют на свертываемость крови и иммунный ответ организма. Но если SARS-CoV-2 съел эндотелиальные клетки – это, резонно полагают ученые, и может быть причиной смерти от сердечного приступа. 

Иными словами, мутированный в очередной раз вирус может заражать эндотелиальные клетки и приводить к воспалению кровеносных сосудов. Для здорового сердца не фатально. А вот слабое не справляется с перекачкой крови в малом круге кровообращения, когда она сгущается от повышенного числа тромбов. И наступает смерть. Это не догадки: в крови погибших от COVID-19 тромбы обнаруживают часто. 

В свою очередь тромбы закупоривают сосуды не только сердечные, но почек и легких. Их ткани вне и внутри капилляров пропитываются кровью и не позволяют этим органам нормально работать. Почки перестают очищать кровь от шлаков – идёт смертельное отравление организма собственной мочой, да еще и насыщенной продуктами переработки тканевого дыхания. А лёгкие не дышат, потому что кровь, забив капилляры, останавливает газообмен в альвеолах. В результате лёгкие отекают, и наступает асфиксия. 

Новые факты объясняют, почему люди с проблемами сердечно-сосудистой системы умирают от COVID-19 гораздо чаще, а искусственная вентиляция легких многих не спасает. Мой старый друг – патологоанатом одной из столичных клиник, врач высшей категории почти с полувековым стажем – просто в шоке рассказывал на днях: «Представь, от человека осталась лишь оболочка – почти от всех органов одно воспоминание. Мы вскрывали даже череп: вместо мозга – каша…» 

Если тяжелые симптомы коронавируса и смерти действительно связаны еще и с поражением сердечно-сосудистой системы – можно использовать уже готовые лекарства. Свежие исследования ученых Китая и США показали: из 9 тыс. пациентов погибло гораздо меньше тех, которые принимали препараты, стабилизирующие сердечно-сосудистую систему. 

«Мы говорим о том, что, возможно, лучшая противовирусная терапия в действительности не является противовирусной терапией. Лучшей терапией могут быть лекарства, стабилизирующие эндотелиальные клетки в сосудах», – говорит Мандип Мехра, один из авторов исследования, доктор медицинских наук. 

С Мандипом Мехра заочно дискутирует академик РАН Михаил Пальцев, директор Центра иммунологии и молекулярной биомедицины МГУ. 

– В последних работах коллег обсуждается необходимость в вакцине, воздействующей в первую очередь на основу COVID-19 – РНК, которая, в отличие от белка, не мутирует. 

Для любознательного читателя поясню. РНК (рибонуклеиновая кислота) состоит из длинной цепи нуклеотидов, последовательность которых кодирует нашу генетическую информацию. Разрушь её – и человек, считай, пропал. Кроме того, без РНК, одной из трех основных макромолекул человека, не синтезируется белок. Отсюда понятна логика академика Пальцева. По его мнению, главной целью будущей вакцины должен быть не белок, который, входя в структуру вируса и мутирует. И тут возникает вопрос: что, в этом случае готовить новую вакцину? Но вирус пока что мутирует постоянно и очень быстро. Под такой вирусно-мутирующий марафон с новыми вакцинами не угонишься… Ведь как только вирус мутирует – вакцина, которую нацеливают как раз по белковым рецепторам, а не под РНК, перестанет действовать. К тому же в результате неблагоприятных мутаций появятся более агрессивные формы инфекции. 

Еще одно открытие сделали ученые Нью-Йоркского университета. Исследуя связи COVID-19 с сердечно-сосудистыми заболеваниями, они обнаружили, что тяжелая степень ожирения повышает риск госпитализации сильнее, чем сердечная недостаточность, курение, диабет или хроническое заболевание почек. Напомню, что для России эта проблема еще как актуальна: по данным Росстата, почти 50% населения (47% мужчин и 34,7% женщин) имеют лишний вес. Можно утешиться тем, что на 1-м месте в мире США: легкое ожирение у более чем 90% мужчин, 71-81% женщин, свыше 50% детей школьного и дошкольного возрастов. Но утешение слабое: у нас с 2011 г. солидной молодежи 16-24 лет стало втрое больше: до 6%. А тучных россиян старше 55 лет – 77%! 

«Ожирение в России – прямо скажем, мультиформенное заболевание. Это связано и с заеданием стрессов, и с доступностью всякой «мусорной» еды, еды на улице – чипсы, газированная вода, энергетические напитки. Это также невысокая культура знаний – как образ жизни влияет на здоровье и какую роль при этом играет питание», – пояснила ведущий научный сотрудник института питания РАМН Ольга Григорьян. 

И вот вам статистика смертности и заболеваемости COVID-19 в Китае: более 88% погибших – с лишним весом. Ученые Медицинской школы Университета Западной Вирджинии заявляли в своем исследовании, что избыточный вес или ожирение является одним из главных факторов развития сердечно-сосудистых заболеваний, в частности, повышенная устойчивость к инсулину, дислипидемии и гипертонии. 

В Медицинской школе при Университете Джонса Хопкинса также заявляют, что в США ожирение стало одним из ключевых факторов риска при COVID-19, поскольку почти у половины госпитализированных пациентов индекс массы тела (ИМТ) выше 30. 

Определяют ИМТ так: вес человека делят на квадрат его роста. Например, если рост 1,8 м, а вес 80 кг, ИМТ будет 24,6 (80:1,82). По ВОЗ, норма ИМТ от 18,5 до 25. Ожирение различной степени: ИМТ 30-40 и более. 

Ученые не исключают, что из-за высокого ИМТ у многих с COVID-19 именно в США высокий процент госпитализации молодых: примерно 20% с тяжелыми симптомами – от 20 до 44 лет. 

Еще одна новость пришла из Италии. В госпиталях Павии и Мантуи весь апрель не было смертельных случаев. Там пациентам с тяжелой и средней формой заболевания вводили плазму выздоровевших, которые обзавелись антителами. 

– Плазменная терапия антителами, – говорит Массимо Франкини, глава иммуногематологии и трансфузионной медицины госпиталя, – использовалась в течение 100 лет в качестве противовирусной терапии, она в целом безопасна. Поэтому я настоял, чтобы этот эксперимент начали и в госпитале Пома». По словам Франкини, плазма более эффективна на ранней стадии заболевания. 

Да, китайские исследователи, например, отобрали кровь у 256 тяжелых больных. И обнаружили, что все они выработали специфические антитела в течение первых 2-3 недель после появления первых симптомов. Причем первый тип антител к SARS-CoV-2 вырабатывался примерно у 40% пациентов за первую неделю, но через две недели антитела были уже у 95% пациентов. По мнению ученых, иммунная система зараженных теперь может распознать вирус и лучше бороться с ним во время второй волны пандемии. Однако и в этом случае у академика Пальцева большие опасения. 

– Под воздействием коронавируса, – говорит ученый, – выделяется три вида антител: иммуноглобулин А, М и G. «М» вырабатывается в течение первых двух-трёх суток, «G» – через две- три недели, что свидетельствует о формировании стойкого иммунитета у человека. Поэтому надо понимать, сколько переболевших имеют стойкий иммунитет. Предварительные данные неутешительные. Согласно мировым исследованиям, стойкий иммунитет приобретают лишь около 15% переболевших. 

А это значит, что только антитела этих выздоровевших могут противостоять SARS-CoV-2. Но где гарантия, что они окажутся таким же надежным оружием против очередной мутации вируса? Увы… По мнению академика Пальцева, это говорит о том, что вторая волна наверняка будет, потому что любая эпидемия, особенно пандемия, длится от года до трёх лет. И попавшие под первую волну рискуют получить более тяжелое заболевание. 

Потому-то Пальцев не делает ставку на вакцинацию, как и не ждет панацеи от единственного препарата или метода. 

– Я бы рассчитывал на естественный иммунитет населения, – говорит ученый. – Но здесь нужно учитывать два фактора. Во-первых, режим самоизоляции привёл к тому, что у людей накопились скрытые заболевания, и обострение их неизбежно. Во-вторых, у россиян, как правило, очень низкий уровень витамина D3, соединений цинка, омега-3. То, что влияет на формирование иммунитета. Этот дефицит, готовясь ко второй волне эпидемии, надо восполнять. 

Вот рекомендации академика Пальцева. Лето – лучшее время закаливать и укреплять организм. Солнце, воздух и вода! Не боимся второй волны пандемии, а работаем со своими хроническими заболеваниями, сбрасываем лишний вес. Ну, и физическая нагрузка – это как зубы чистить по утрам. Как говорится, готовь сани, то есть иммунитет, летом. И тогда никакой вирус нас не смоет. 

Так что кроме разумной осторожности и героизма врачей спасение от людоеда COVID-19 и в наших собственных руках. 

Игорь ОГНЕВ