СУБЪЕКТИВНО 

В конце марта, когда пандемия уже показала зубы, в СМИ и рунете появилась серия публикаций с критикой наших миллиардеров за философское спокойствие и даже отстраненность. На тот момент лишь президент "Норильского никеля" Владимир Потанин объявил о пожертвовании в 1 млрд руб. НКО, помогающим социально незащищённым россиянам, которых вирус наверняка опустит на дно жизни. Такую же сумму обещала выделить "Альфа-групп" Михаила Фридмана.

А, например, Алишер Усманов заявил журналу Forbes, что входит в группу риска и самоизолируется «на своей исторической родине, в городе Ташкенте». И выделил $20 млн на борьбу с коронавирусом... Узбекистану. Для справки: «Форбс» оценивает состояние Усманова в $12,6 млрд – это почти 1 трлн руб.! В рейтинге британских богачей The Sunday Times он занимает восьмую строчку. Только одна компания Усманова, «Мегафон», по итогам IV квартала 2019 г. увеличила выручку на 5,4%, до 93,2 млрд руб. 

Однако по мере обострения кризиса Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества, обращает внимание на инициативу А. Усманова и его партнёров по холдингу USM. В ответ на критику они стали полнее использовать возможности свои и холдинга, куда входят десятки бизнесов. В одной компании организовано изготовление масок для всех предприятий группы. Другая обеспечивает инфраструктуру удалённого обучения школьников, предприятий такси и доставки еды. Они бесплатно обслуживают врачей и доставляют лекарства на дом. По данным «Коммерсанта», 2 млрд руб. направлены оперативному штабу по борьбе с короновирусом. Деньги, прежде всего, предназначены на дополнительные выплаты врачам и медперсоналу, а также экстренные закупки индивидуальной защиты медиков. Входящий в тот же холдинг «Металлоинвест» начал за собственные средства дооснащать больницы в Белгородской, Курской и Оренбургской областях, а МТС и Mail.ru отказались взимать плату с абонентов старше 65 лет. 

О. Дрипаска закупил около 250 тыс. тестов на коронавирус для регионов, где расположены его предприятия, начал строить больницы и инфекционные блоки в Иркутской области. Акционеры Альфа-групп, как уже говорилось, выделили 1 млрд руб. на поддержку россиян и борьбу с пандемией, а М. Гуцериев предоставил в своих гостиницах дополнительные больничные палаты для нужд медиков. Он тоже предложил использовать готовые объекты – отели, предоставил гостиничный фонд группы «Сафмар» для нужд Москвы. На их базе развернут госпитали и разместят на карантин людей из зоны риска или штатных сотрудников, которые вынуждены работать круглосуточно. В «Сафмар» входят, например, отели «Националь», «Мариот Тверская», «Хилтон Ленинградская» и «РэдиссонБлу Олимпийский». 

По словам главного врача Медицинского центра в Марьино Александра Терентьева, отели менее приспособлены для оказания медицинской помощи, а вот использовать их для самоизоляции людей очень хорошая идея. Те же медики не пойдут в свои семьи, не передадут инфекцию. 

Из миллиарда, что выделил Владимир Потанин, по условиям конкурса некоммерческие организации, помогающие социально незащищенным, смогут получить до 1 млн руб., на эти деньги сохранить сотрудников и перейти на новые форматы работы. 

Эта программа может спасти благотворительные организации, которые в отличие от малого и среднего бизнеса не получили налоговых послаблений, рассказал руководитель фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский. По его наблюдениям, на прошлой неделе сборы фонда просели основательно. 

Ну вот, пожалуй, на сегодня и все наши богачи, среагировавшие на пандемию. Между тем в новом списке журнала Forbes из 200 богатейших людей России 102 миллиардера. И что же остальные? Скромно ушли на самоизоляцию? Недавно нейрохирург московского Научного центра неврологии Алексей Кащеев сообщил, что богатые россияне начали оборудовать для себя персональные VIP-реанимации на случай коронавируса и обращаются к медикам с просьбами проконсультировать их, какие именно аппараты нужно приобрести. 

А вот обычным гражданам в критическом случае аппаратов искусственной вентиляции легких может не хватить. Так, сегодня в государственных больницах по всей стране около 42-43 тысяч аппаратов – примерно 29 штук на 100 тысяч жителей. Но около четверти таких аппаратов приходятся на Москву, Подмосковье и Санкт- Петербург. В некоторых регионах на 100 тысяч человек приходится всего шесть аппаратов, и многие из них устаревшие. 

Для сравнения можно посмотреть, сколько денег выделили на борьбу с пандемией богатые люди мира. Билл Гейтс, создатель Microsoft – $100 млн разным странам. Но общий размер пожертвований $2,02 млрд. Гейтс вместе с женой Мелиндой основал Фонд Билла, крупнейший частный благотворительный фонд мира, который занимается вопросами бедности и здравоохранения. Гейтсы вместе с Уорреном Баффетом запустили «Клятву Дарения» в 2010 году. 

Стив Баллмер, американский бизнесмен, сделал целую серию пожертвований: $1 млн нуждающимся в Лос-Анджелесе, $3 млн Сиэтлу, ещё полмиллиона – в другой штат. Общая сумма – $121 млн. Балмер вместе с женой руководит благотворительной организацией BallmerGroup. Она выделила миллионы долларов Гарвардскому, Орегонскому и Вашингтонскому университетам. 

Сергей Брин и Ларри Пейдж – основатели Google. Компания выделяет $800 млн. Из них $590 млн приходятся на стоимость рекламы, которую компания предоставляет бесплатно, а $200 млн – в инвестиционный фонд на небольшие стратапы. Общий размер пожертвований самого Брина $2,20 млрд. Деньги идут, например, благотворительным организациям, изучающим болезнь Паркинсона. В течение 20 лет только на это будет потрачено $20 млрд. 

Ради экономии места не стану продолжать. Желающие могут и сами убедиться в том, что не только американские, но и богачи других стран мира охотно жертвуют крупные деньги на разные цели. Конечно, Россия отличается тем, что по воле истории она вторично попала в период первоначального накопления капитала, и о морали в этом случае приходится вести речь с большими оговорками. Тем не менее благотворительные фонды богатых российских бизнесменов успешно действуют в разных сферах. Однако и наши богачи, по мнению многих экспертов, были бы щедрее, если бы с пожертвований не платили налоги, как это сделано в цивилизованных странах. Только одна цифра: в общей сумме благотворителей мира доля американских – 60%! Эксперты отмечают, что наши потенциальные благотворители зачастую фонды для этих целей регистрируют не в России, а в странах с лояльным налоговым режимом и отсутствием административных издержек. 

Так, в Европе пожертвования благотворительным организациям, которые платят налог на прибыль, принимаются к вычету. Лимит обычно составляет 10–20% своих налогооблагаемых доходов за соответствующий период. 

– В Германии, – говорит Юлия Андреева, соруководитель практики частных клиентов адвокатского бюро «S&K Вертикаль», – вычет ограничен 0,4% для юридических лиц и 20% для физических лиц. Существенные налоговые льготы предоставляются в Великобритании, сумма пожертвований применяется к вычету без ограничений. Согласно данным статистики, по количеству благотворительных организаций лидируют Германия и Великобритания. 

По словам Екатерины Кругловой, исполнительного директора фонда «Память поколений», в Европе существуют две формы налоговых льгот: либо освобождение от обложения всей суммы пожертвования, либо налоговый кредит. При этом максимальная величина пожертвований в странах ЕС разнится. «Во Франции, например, законодательно установлено право снижать налог на доход донора на 50% от общей суммы пожертвования при ограничениях величины пожертвований в 6% облагаемой базы. А в Испании предельная величина пожертвований – 10%». Этот опыт, по словам Кругловой, можно было бы перенять и России. 

По мнению Юлии Андреевой, налоговые льготы на благотворительность целесообразно разделить на три группы: на прибыль, НДС, деятельность физических лиц и НДФЛ. Так, российское законодательство предписывает организациям-благотворителям оказывать помощь только из чистой прибыли. Они не освобождены от уплаты налога на прибыль из тех сумм, которые были направлены на благотворительность. 

Сегодня лишь физическому лицу возвращают часть уплаченного за год НДФЛ – фактически 13% от его расходов на благотворительность. А, например, для коммерческих предприятий не предоставлено каких-либо существенных налоговых льгот. «Взять, к примеру, НДС, – говорит Станислав Бойко, директор по юридическим и налоговым вопросам MooreStephensMoscow. – Если компания передает имущество в благотворительную организацию, она сразу же обязана восстанавливать НДС, поскольку данная операция освобождена от этого налога. Соответственно, с одной стороны, передача в виде пожертвований освобождена от НДС, но с другой стороны – благотворитель обязан заплатить НДС». 

По налогу на прибыль нет никаких льгот. Наоборот, все расходы, связанные с безвозмездной передачей, нельзя учитывать для целей налога на прибыль. По мнению контролирующих органов, предоставление вычетов по расходам на благотворительность приводит к тому, что помощь будет оказана за счет бюджета. Такое мнение высказал и Минфин России. Однако совсем не учитывают тот факт, что существенную часть жертвований (80–100) несет именно благотворитель. А Налоговый кодекс не предусматривает какой-либо процент дохода, который компания могла бы перечислить без налоговых последствий, говорит Бойко. 

За счет благотворительности, по мнению директора по развитию благотворительного фонда «Дети наши» Натальи Петровой, большинство компаний стремится облагородить свой облик, и часто бизнес видит в НКО не партнера, а исполнителя. Например, по словам Петровой, к ним в фонд пришел запрос от компании: "Нам надо вывести 500 сотрудников на волонтерское мероприятие: заборы покрасить, деревья посадить. Завтра". По сути, это запрос на последующий пиар, а вот для решения социальных проблем такое волонтерство ничего не даёт. 

До 2005 года в России средства на благотворительность учитывались как расходы и освобождались от налога на прибыль. Но эту практику ликвидировали под аргумент Минфина: это, дескать, порождает «серые» схемы. На Западе тоже не все праведники – человек не совершенен. Однако в России дырок и теперь не меньше, если не больше, а вот стимулов творить благо не прибавилось. 

Сергей Гаврилов, председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, недавно рассказал «Парламентской газете», что в правительстве в ближайшее время могут разработать поправки в законы, которые должны определить налоговые льготы для компаний, занимающихся делами милосердия в России. Что ж, поживём – увидим. 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/