СУБЪЕКТИВНО 

Самый надежный рычаг, способный избавить от беспросветной нищеты – процветающая экономика. Но тут-то власти и проявляют чудеса беспомощности. Хотя Росстат 12 кварталов подряд рисует рост ВВП, огромная доля населения по части потребления ощущает себя отброшенной на 19 лет назад, кричит индекс потребительской уверенности «Вышки».

За полугодие, подтвердил даже Росстат, реальные доходы россиян усохли еще на 1,3%. В нормальных странах не бывает таких парадоксов, когда экономика растёт, но это ощутили лишь 12% россиян. Второй парадокс отмечает Георгий Остапкович из «Вышки». С одной стороны, по итогам года реальные доходы могут вырасти на 0,8–1,1%, но это компенсирует лишь десятую часть от рекордного с 1990-х провала. По уровню потребительской уверенности Россия вошла в топ слабейших экономик Европы. С другой стороны, финансовое положение страны – лучшее за последние 10 лет. 

На прошлой неделе президент Путин подписал закон об изменениях федерального бюджета 2019-го, полгода которого, замечу, пролетело. С таким скрипом работают «шестеренки» нашей властной вертикали. Налоги принесут бюджету 20,175 трлн руб., а в экономику вернётся лишь 18,294 трлн. Это на 62,675 млрд больше, чем в году минувшем, но две трети достанутся РЖД, который регулярно взвинчивает цены на билеты. 

На профицит бюджета – 1,881 трлн – Минфин закупит иностранную валюту, что не лучшим образом скажется на рубле. А вот расходы на социалку урезают на 20,144 млрд руб. В том числе пенсии – на 16,27 млрд, соцобеспечение – на 4,827 млрд. Но ведь сам же президент велел сокращать бедность. Как? Напомню, что во время Прямой линии президент Путин не поверил позвонившему, будто он получает меньше МРОТ: «… если человек работает на полную зарплату, работодатели не имеют права платить меньше 11 000 руб. Я не понимаю, откуда взялось 10 тысяч». Так вот, в тексте закона о бюджете указано, что меньше минималки получают 775 500 россиян. 

Сэкономленные на бедных 18,215 млрд отдают дополнительно силовикам: полиции – на 7,025 млрд, а Росгвардии – на 2,163 млрд больше. Пятимиллионной армии чиновников (СССР отдыхает!) подбросят еще 854 млн. Но в первую очередь дополнительные три с лишним миллиарда потребуется на «функционирование Президента РФ». 

– Можно смело утверждать, – говорит аналитик компании «Финам» Сергей Дроздов, – что и в 2019 году ситуация не претерпит значительных изменений. Основная причина кроется в проводимой правительством и монетарными властями экономической доктрине. 

На что намекает Дроздов, и не он один? Чиновники все надежды возлагают на последнюю порцию майских указов президента Путина. Однако в них лишь цели поставлены, а как их достичь, не сказано. Предполагается, что это прекрасно знает правительство. Но коли так, то почему оно же и довело страну до ручки? 

Перечитывал я недавно «Судьбу России» – книгу одного из крупнейших наших философов Николая Бердяева – и буквально запнулся вот об этот фрагмент: «У нас почти отсутствует историческое мышление. Мы привыкли оперировать исключительно категориями моральными или социологическими, не конкретными, а отвлеченными. Наше сознание идёт преимущественно отрицательным, не творческим путём. «Правые» поглощены совершенно отрицательной травлей национальностей, интеллигенции, розыском «левых» опасностей и заняты истреблением всех проявлений свободной общественности. «Левые» слишком сосредоточены на изобличении «буржуазии», на использовании отрицательных фактов в целях агитационных, слишком разделяют Россию на два стана… на две расы… Творческая историческая мысль должна окончательно преодолеть наш отрицательный национализм и отрицательный космополитизм», – писал Бердяев век назад. И что изменилось? Станов стало больше, например, иноагенты, экстремисты. 

Мне укажут, что Бердяев писал о народе, не о правительстве. Однако «каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает», – писал о законах Александра I посланник Сардинского королевства при русском дворе граф Жозеф де Местр. 

Выходит, заслужили мы и доктрину правительства, не раз озвученную первым вице-премьером и министром финансов Силуановым, которая ему и принадлежит: увеличить налоги на бизнес и население, а потом перераспределить эти средства на дополнительные государственные расходы и инвестиции. Дескать, только чиновники и способны нашими деньгами эффективнее частного бизнеса распорядиться. 

Однако прошел год, как по свежему майскому указу запущены 12 нацпроектов, а эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев заявил: в данный момент информации для справедливой оценки выполнения нацпроектов нет. «Как правило, губернаторы ограничиваются общими фразами или указывают потраченные суммы. Уже понятно, что исполнение майского указа президента затянется», – говорит Николаев. Оказывается, до регионов дошло гораздо меньше денег, чем необходимо, из-за чего местным властям приходится финансировать нацпроекты дополнительно сверх оговоренной правительством нормы в 2%. По данным Николаева, доля регионального бюджета Чукотки по финансированию инициатив федерального правительства составляет почти 46%. И это типичная картина. 

Как и прежде, финансовые каналы вертикали власти изобилуют тромбами коррупции, безграмотности и вальяжности. И тромбов этих становится только больше, а «шестеренки» крутятся все медленнее. В результате деньги центра из года в год доходят до регионов в октябре, а освоить их нужно до конца года. Вот и осваивают, пускаясь во все тяжкие, сокращая, как показало исследование «Вышки», соцподдержку бедных! Например, в Волгоградской области минимальный доход, дающий право получать ежемесячную выплату на третьего или последующего ребенка, снизили более чем в полтора раза. Другие регионы, помимо денежного дохода, начали оценивать имущественное положение семьи, расширять требования к получателям помощи. В том числе – и «бедная» Москва. 

Благодарить нужно г-на Силуанова за его инициативу ободрать бизнес и население в пользу государственной вертикали. Вообще квалификация этого чиновника еще в бытность главой Минфина вызывала большие сомнения из-за удушающей, да еще в рецессию, фискальной политики. А его заявление на прошлой неделе MK.ru, что Советский Союз развалился из-за неправильной финансовой политики в годы перестройки, для меня стало последней каплей, говорящей о том, что от первого вице-премьера, отвечающего теперь и за экономику, россияне получат еще немало горьких подарков. Что же касается причины развала, напомню то, о чем уже писал: виновата вовсе не перестройка Горбачева, который застал страну в руинах, а ленинско-сталинская экономика с директивным планированием и тотальная госсобственность. Работала эта машина на абстрактный «вал», а не по заказам конкретных предпринимателей. За все годы существования Союза к 1989 году на складах Госснаба, по данным Госкомстата страны, было заморожено почти 500 млрд руб., больше половины годового национального дохода СССР – в виде никем не востребованного оборудования. Отсюда 30-процентный дефицит бюджета страны и конфискация вкладов населения, пустые полки магазинов, продукты по карточкам и прочие прелести «развитого социализма», которые успешно плодила советская вертикаль власти. Только незнанием этих фактов, признанных наукой, можно объяснить почти тотальное огосударствление в нынешней России и экономики, и банков. Словом, красноречиво поговорить, да еще на публике, о сокращении бедности чиновники всегда горазды, но как только доходит до дела – тут полный аут. 

Вот картинка с последнего Питерского экономического форума. На завтраке, организованном Сбербанком, его глава Герман Греф спросил, кто из гостей верит в национальные проекты. И получил оглушительный результат: 78% не верят! В середине июля в правительстве предложили не подводить промежуточные результаты исполнения нацпроектов и не информировать россиян о расходах. В том числе – и за каждый год. Гордиться нечем? 

Г-н Силуанов на завтраке «Сбера» после пессимистичного голосования по нацпроектам упрекнул предпринимателей в нигилизме: вместо радения за экономический рост страны, бизнес уводит хорошую прибыль за границу. Про загибающийся малый и средний бизнес вспоминать не стал. Напрасно. 

Сжатие платежеспособного спроса с одновременным повышением налоговой и административной нагрузок ударило по настроениям предпринимателей. Опросы IHS Markit и ВЦИОМ в июне и июле показали заметное ухудшение деловых настроений во всех секторах экономики. Лишь 15% надеются на рост активности, а 31% настраиваются на её долгосрочную заморозку. Данные ВЦИОМа еще хуже: 51% респондентов заявили, что экономическая ситуация ухудшится в ближайшие пять лет. Пессимизм достиг 3-летнего рекорда. Опасаются удушения налогами 70%, изменений в законодательстве – 64%, а роста издержек – 63%. Каждый второй беспокоится о собственной защищенности в судах, более 40% боятся проблем с правоохранительными органами, а каждый четвертый видит риски рейдерского захвата бизнеса. Чего стоит только одно уголовное дело в отношении сотрудников «банковского управления» ФСБ, об аресте которых сообщили СМИ 5 июля. А на прошлой неделе стало известно, что группа, которую обвиняют в разбое, достигла 15-ти силовиков, среди которых есть люди из «Альфы» и «Вымпела». Приехали… 

Наконец, каждый пятый предприниматель к опасностям отнёс дефолт правительства и дестабилизацию экономической системы. Кажется, для этого есть основания. На прошлой неделе Росстат ускорил рост промышленности в годовом исчислении втрое, чем поверг в шок экономистов. И уж совсем ни в какие ворота не лезет тот факт, что Росстат получил этот результат, считая общий индекс и отраслевые в разных методиках. Получается, чем быстрее растет отрасль (а точнее, цены в ней), тем больше ее вес в общем индексе промпроизводства, и наоборот. «Использование в этом случае разных методик – артефакт, противоречащий здравому смыслу. Непонятно, почему ценность отрасли меняется от месяца к месяцу»,– говорит замдиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. 

Тем не менее в четверг Минэк выступил с оперативным комментарием в помощь подопечному Росстату: экономика в июне смогла выбраться из ямы нулевого роста с 7-кратным ускорением. Правда, ускорение это видно только в микроскоп: в мае 0,1%, а в июне аж 0,7! 

Словом, спустя год после объявления г-м Силуановым нового экономического курса текущие оперативные данные не дают оснований для оптимизма ни богатым, ни, тем более, бедным. 

Игорь ОГНЕВ