Славяно-русскую национальную музыку сегодня активно исполняет музыкант Сергей Старостин. За пределами России любителям этнической музыки наиболее известна группа из Тувы «Хун-Хуур-Ту». Ее участники работали с такими знаменитостями, как Фреди Меркьюри и Massive Attack.

Этот молодой человек славянской внешности едва ли не единственный из жителей Тюмени, владеющий древнейшей техникой горлового пения. По крайней мере, людей подобного рода редко встретишь, да еще в городе. Вживую услышать тувинско-тибетскую гортанную музыку, самому воспроизвести ее Дмитрию Тихонову захотелось лет пять назад.

Вперёд, к первобытности!

Музыкой он увлекся еще в юношеские годы. Постепенно открыл для себя бесконечное разнообразие музыкальных стилей и жанров. Оказалось, что вершины национальной музыкальной культуры большинству людей, особенно проживающих в российских городах, почти недоступны. А ведь в них – все великолепие красок и смыслов, присущих национальному «генокоду». Без этой почвы душа высыхает, как дерево, вырванное из земли.

– Я убежден, – говорит Дмитрий, – что народная музыка несет в себе мистическое начало, позволяет глубже понимать окружающий мир, людей. Когда-то народная культура была массовой. Новодельные суррогаты-однодневки ютились на ее окраинах. Нынче ситуация обратная. Мы не знаем той музыки, которая столетиями сопровождала наших предков на поле брани, на праздниках, в трудах, в беде и в радости. Она редко звучит со сцены, по радио и телевидению. А ведь она раскрывает способности человека, усиливает его личностное начало. Опыт, мудрость, характер, настроение целого народа – все отражено в этой музыке.

Почему Алтай, Тува, Хакасия, Тибет привлекают туристов? Там силен культ предков. Тувинцы с младых ногтей знают, что горлом можно петь, говорить, свистеть. Это безграничный инструмент! В чукотском горловом пении вдох и выдох происходят одновременно. При каждом вдохе и выдохе поются слова песни и звуки, подражающие звукам природы. Это сложнейшая техника, которой представители древнейшего народа обучаются не в музыкальных училищах, а по принципу «от учителя к ученику». Те же чукчи или тувинцы еще при этом играют на комусе или варгане.

Начать освоение техники горлового пения можно со стиля «Хомей». «Сыгыт» – это вершина мастерства, то, чему нужно обучаться годами. Через годы занятий горлом можно извлекать звук, который, как утверждают знатоки, другому человеку можно услышать за несколько километров. Голосовые связки, кстати, при горловом пении не участвуют в извлечении звука.

По словам Дмитрия, чем активнее цивилизация давит на человека, тем больше у него страхов. В силу воспитания, каких-то социальных ограничений, взрослея, человек теряет свои голосовые возможности. У большинства мужчин могут быть красивые приятные голоса. Но с возрастом мужчина двигается и говорит все тише, неестественней, и к 25 годам его голос уже значительно выше, чем мог бы быть изначально. Горловое пение обращает внимание на эту проблему, уравновешивает «внутренний» голос с голосом «внешним».

– Если кто-то начинает учиться горловому пению, то голос моментально «садится» на несколько тонов ниже, – отмечает музыкант. – Такой голос добавляет тебе уверенности, ты хочешь говорить таким голосом постоянно, ассоциируешь себя с ним. Если освободишь свой собственный голос, то начнется своего рода цепная реакция. Изменение голоса потянет за собой изменение телесной моторики, поведения, жизненных обстоятельств в целом.

Безусловно, горловое пение – это не панацея, но оно способствует саморазвитию человека, восстановлению его внутренней гармонии. Многие люди даже не подозревают, что они способны на такие низкие ноты, могут издавать практически первобытные «животные» звуки, держать выдох во время пения на протяжении 30-50 секунд. И это еще не предел.

У истоков фестиваля

Когда человек чем-то увлечен, что-то ищет, судьба всегда сводит его с теми, кто может ему посодействовать. Так Дмитрий Тихонов познакомился с людьми, которые подсказали ему, как сделать хантыйский музыкальный инструмент «нарс юх». Двадцатидвухлетний русский парень принялся за работу.

– Дело в том, что те же алтайцы, тувинцы, ханты, тибетцы все свои национальные инструменты не в магазинах покупают, а делают их сами, – говорит Дмитрий. – Нарс юх – это такая цитра с четырьмя струнами, выглядит как лодочка и по звуку напоминает звук арфы. Это тот редкий случай, когда я сделал некую вещь самостоятельно, и она у меня получилась. А ведь я даже паяю не очень. Инструментом заинтересовались не просто любители, как я, а профессиональные музыканты. Нынче им владеют участники питерской группы «Северга», играющей этническую музыку. Кстати, родом ребята из Тюмени – это бывшая команда “Солноверт”.

Затем были другие инструменты, и покупные, и сделанные собственными руками: домбра, комус, бубен, китайская окарина «сюнь», австралийская труба «диджериду». Дмитрий учился на них играть, сочинял музыку. Кстати, чтобы играть на диджериду, нужно научиться одновременно с выдохом делать вдох носом – для непрерывности звука. Это очень древний инструмент, почти доисторический. Аборигенам Австралии природа подарила его в готовом виде. Сердцевину дерева выедали термиты. Однажды человеку захотелось подудеть в эту трубу. Так возник еще один духовой инструмент.

Поскольку Тюмень – город многонациональный, Дмитрий Тихонов, Павел Дереча, Михаил Чащин, участники групп «Солноверт», «Волшебные мантры» и другие пришли к идее проведения в городе фестиваля этнической музыки. Поначалу, это были просто небольшие выступления молодых музыкантов – в библиотеках, аудиториях, маленьких зальчиках Домов культуры. Многие впервые услышали, как плачет армянский дудук, как смеется грузинская зурна, как рокочет русский народный варган, как звенят белорусские цимбалы. Вскоре городской этнофестиваль «Небо и Земля» стал межрегиональным, получил известность и признание у публики. На нем всегда царит необычайная, почти волшебная атмосфера. Фестиваль проходит каждый год в июне.

– Горжусь, что я принял участие в зарождении фестиваля, – говорит Дмитрий. – Надеюсь, что ему предстоит долгая жизнь.

Что ж, если у истоков хорошего дела стоят любовь и талант, скорее всего, так оно и будет.