ЭПИДЕМИЯ 

В период пандемии COVID-19 медицинские работники и студенты-старшекурсники профильных вузов, колледжей и училищ оказались на переднем фронте борьбы с новой коронавирусной инфекцией. Что происходит там, на передовой? Об этом рассказывают «солдаты» этой невидимой войны. Сегодня наши собеседники – Анатолий, работающий в специализированной бригаде одной из поликлиник, и выпускницы одного из медучилищ Александра и Елизавета (фамилии просили не называть). 

– Добрый день! Работа с ковидными пациентами требует особого напряжения. Вам вменено это в обязанности или вы выбрали труд, сопряженный с риском для здоровья, по убеждениям? 

 

Анатолий: 

 

– То и другое. В мои обязанности входит посещать пациентов, у которых есть подозрение на коронавирус либо подтвержденная инфекция, и оказывать им всевозможную помощь. 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Мы работаем в инфекционной больнице. Нам не навязывали эту работу: поскольку наш курс – выпускной, она будет засчитана нам как практика. Так что, можно сказать, наши убеждения совпали с требованиями к работе. 

 

– Каков ваш график дежурств? 

 

Елизавета и Александра: 

 

– График устанавливается старшей сестрой, и у каждой он строго индивидуальный. Работаем по 12 часов в сутки около 3-4 раз в неделю. 

 

Анатолий: 

 

– 2 через 2 по 12 часов. 

 

– Какую именно работу вам приходится делать? 

 

Александра и Елизавета:

 

– Мы выполняем обязанности младшей медсестры, но каждый руководитель отделения сам решает, кто ему нужен: санитарка или медсестра. 

 

Анатолий: 

 

– В мои обязанности в ковидной бригаде входят взятие мазков, крови, заполнение листов согласий и постановлений, снятие ЭКГ. 

 

– Устаете? 

 

Александра: 

 

– Да, устаем. Наша больница находится далеко от дома, и одна только дорога выматывает. Но лично мне работа очень нравится, поэтому, когда нахожусь в красной зоне, усталости не ощущаю. 

 

Анатолий: 

 

– В первую очередь устаём из- за того, что передвигаемся пешком. А адресов за смену приходится посещать немало. 

 

– Не боитесь заразиться и заразить близких коронавирусом? Каким образом медики защищаются от инфекции? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Строгое соблюдение правил инфекционной безопасности сводит к минимуму риск заражения инфекцией в больнице. Гораздо опаснее путь на работу и обратно. Родственники с большей вероятностью могут заразиться коронавирусом в транспорте, чем от нас. 

 

Анатолий: 

 

– Медики достаточно хорошо защищены от инфекции – у них есть респираторы, очки, шапочки, перчатки, специальные костюмы. Так что заразить близких не боюсь. К тому же раз в неделю сдаю мазок на коронавирус. Уже полтора месяца отработал в таких условиях, и дома все здоровы. 

 

– Хватает ли вам защитных средств, и что это за средства? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Наша больница оснащена всем необходимым, в том числе средствами защиты: это бахилы, очки, респираторы, спецкостюмы, маски. 

 

– Спасают ли одноразовые маски от заражения? Или это почти бесполезное профилактическое средство? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Маска нужна больному человеку, чтобы обезопасить от инфекции окружающих. Она является барьером между лицом и руками. Меры инфекционной безопасности прописаны в соответствующих учебниках и документах, есть информация в Интернете на официальных сайтах, поэтому называть маски бесполезными крайне не логично – все правила написаны с учетом проб и ошибок, если можно так выразиться, «кровью». 

 

– Возникают ли у вас проблемы в связи с такой работой? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Проблема в том, что сейчас – конец весны, и днем в отделениях невозможно находиться в спецкостюмах – пот стекает ручьем. 

 

Анатолий: 

 

– А у меня главная проблема в том, что, надев защитный костюм, могу снять его лишь в конце смены. Получается, весь день не ешь, и только после того, как его снимешь, можешь покушать. 

 

– Есть ли случаи заражения «короной» среди медиков в вашей практике? Почему так происходит? Виноват ли в этом человеческий фактор? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Мы не так долго работаем, чтобы иметь подобную информацию – всего месяц. Поэтому скажем так: все мы люди, ни у кого нет супериммунитета. Считаем, что риск заразиться в общественных местах и транспорте инфекцией гораздо выше. 

 

Анатолий: 

 

– Да, среди медиков есть заболевшие. На мой взгляд, этому способствует много факторов, и не факт, что они заражаются на работе. Были случаи, когда сначала заболевал кто-то из домашних, тех, кто с медициной не связан, и заражал медика. Человеческий фактор всегда присутствует. 

 

– Есть люди, совершенно не верящие в опасность вируса. Так ли страшен ковид, как о нем говорят? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Ковид прежде всего опасен для людей с хроническими и сопутствующими заболеваниями, а также преклонного возраста. 

 

Анатолий: 

 

– Опасны последствия ковида. Особенно для граждан из группы риска. 

 

– Изолируются ли ковидные больные? Вам попадались среди них тяжелые? Как разделяются потоки? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– Все больные с симптомами ковида находятся в больнице в красной зоне изолированно от других. Курс лечения сугубо индивидуален – все зависит от степени течения заболевания. Больных распределяют в соответствии с состоянием: легкие лечатся дома, средней тяжести – в стационаре, тяжелые и крайне тяжелые – в реанимации. 

 

Анатолий: 

 

– За все время работы в ковидной бригаде я видел несколько тяжелобольных, обычно это люди старше 45 лет. Самый молодой пациент на моей памяти – 38 лет с двухсторонней пневмонией. У него около недели держалась температура 38-39 градусов, беспокоили кашель, слабость, в легких хрипы, оксигенация (степень насыщения крови кислородом – прим. авт.) – 91-92. В данное время он поправился, с ним все в порядке. 

 

Если видим, что случай тяжелый, обязательно вызываем скорую, и дальше уже бригада скорой решает, увозить его в стационар или нет. Показания к госпитализации – средняя и тяжелая степени тяжести, температура выше 38, оксигенация ниже 95, хрипы в легких. 

 

– По каким критериям определяется, что пациент ковидный или с ОРВИ? 

 

Анатолий: 

 

– Любой пациент с признаками ОРВИ сейчас воспринимается как потенциально ковидный, потому что симптомы при ОРВИ и ковиде похожи. Как только нам поступают данные на такого больного, у него и тех, кто с ним проживает, берутся анализы – мазок из носа и зева, пациенту назначается лечение, ему и его домашним выдается постановление о 14-дневном карантине. У контактных достаточно взять один мазок, чтобы сказать, больны они или нет, являются ли переносчиками инфекции. А вот у зараженных в случае, если первый анализ оказывается положительным, берутся мазки еще на 8-й и 10-й дни. 

Карантин снимается, когда будет получено два отрицательных результата подряд. 

 

– Платят ли студентам за работу? Что вами движет: экстрим, интерес, желание заработать, отточить навыки или готовность спасать людей? 

 

Александра и Елизавета: 

 

– За работу нам платят, но лично для нас это просто приятный бонус. Мы получаем гораздо большее, чем деньги! Было бы нечестно заставить готовых специалистов сидеть дома на самоизоляции, в то время как они могут приносить пользу людям. Плюс ко всему приобретаем бесценный опыт. Ни одна клиническая база не может обеспечить студентам практику в условиях медицины катастроф. А мы – счастливчики, мы – в эпицентре событий! 

 

НА СНИМКЕ: маска – обязательное защитное средство для граждан в период эпидемии COVID-19.

Материал подготовили Наталья и Николай ВАЙЦЕХОВСКИЕ