ВРАЧЕБНАЯ ДИНАСТИЯ 

Такие человеческие качества, как трудолюбие, выносливость, мужество, порядочность, ответственность, пытливость ума, милосердие, питают «в жизнь вечную» целые поколения. История врачебной династии Яниных – яркое тому подтверждение.

КОРНИ 

Врач-хирург Тюменской областной клинической больницы №1, отличник здравоохранения, доцент кафедры хирургических болезней ТюмГМУ, кандидат медицинских наук Евгений Леонидович Янин считает, что их династия возникла благодаря своей востребованности, нужности людям, хотя, на первый взгляд, носила элемент спонтанности. 

Нужно было принимать решение, а не перебирать немногие вузы, которые были в Тюмени. Предпосылки к принятию верных решений следует искать в XIX веке, когда крестьянствовал в старинном зажиточном селе Усинское Сызранского уезда Самарской губернии основоположник большого семейства Яниных Андриан Антонович. Передал он свою крестьянскую смекалку и потомкам, один из которых – Алексей Николаевич – оставил наиболее заметный след в роду Яниных. 

Служил предок в Кексгольском лейб-гвардии полку в составе 23-го корпуса второй армии под командованием генерала Самсонова и лично видел последнего российского императора Николая II. В Первую мировую войну армия потерпела поражение в битве при Танненберге в Восточной Пруссии. Об этом писал А.И. Солженицын в своей книге «В августе 14 года». «Когда я читал описание разгрома армии, то, что происходило с русскими солдатами после, в моём сознании, рядом со мной присутствовал мой дед. Ведь всё, что там происходило, происходило с ним», – пишет Евгений Леонидович Янин. 

Алексей попал в плен, несколько раз бежал, но был пойман, избит и посажен в яму. Можно только представить, сколько тогда выпало на его долю испытаний! Однако все выдержал. После революции вернулся в родное село, был избран председателем сельсовета, да только прокормить многодетную семью было тяжко, поэтому ушел на вольные хлеба: уехал на Алтай, оттуда пригнал лошадей, занялся предпринимательством – тут взяли свое гены, пригодилась и грамота, коей научился во время дислокации лейб- гвардии в Польше, к тому же интересовался исторической литературой. Но вскоре опять хлебнул лиха – попал под раскулачивание. Сначала его сослали в Архангельскую область, затем – на север Бурятии. Малолетние дети остались под присмотром родственников. Старшие – Николай и Мария – из-за голода даже побирались по окрестным деревням. 

Алексей Николаевич работал в геологических экспедициях. «Природа Забайкалья суровая: горы, тайга, – рассказывает Евгений Леонидович Янин. – Дед и отец в районе Северомуйского хребта в годы Великой Отечественной войны искали золото и молибден – металл для получения высоколегированных сталей, используемых при изготовлении танковой брони. Их добыча имела важное значение для оборонной промышленности, поэтому на фронт не призывались. Отец и дед часто рассказывали о работе в геологоразведочной партии: о том, как били шурфы в скалистом грунте, как мыли золото лотками, стоя в ледяной воде горных речек, как сутками шли по тайге. Это был тот же фронт. Каждый год 9 мая я выхожу с портретами отца и деда для участия в шествии Бессмертного полка. И знаю: то, что они делали в горах Забайкалья, стало неотъемлемой частью нашей Победы». 

Вот в каких сложных условиях ковался характер Яниных! Голод, холод, тяжелая работа – все переносили. Впрочем, в то время так работала вся страна. Неудивительно, что закаленный в трудностях Леонид первым из многочисленного семейства получил высшее образование и выбился в «большие люди»: переехав в Тюменскую область, работал руководителем МТС в сельхозорганизациях Ишимского, Сорокинского, Аромашевского районов, позже – секретарем Аромашевского райкома КПСС, первым секретарем Ишимского райкома КПСС – именно при нем район «дорос» до крупнейшего производителя сельскохозяйственной продукции, по переезду в Тюмень был заместителем председателя облисполкома. За успехи в работе Леонид Алексеевич награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. 

Его супруга Людмила Алексеевна Янина (Забозлаева) приехала в Сибирь из Тамбовской области. И по профессии была ветеринарный врач. Так что, можно сказать, предпосылки медицинской династии Яниных следует искать именно здесь. «Мама рассказывала, как работала сельским ветеринарным врачом на юге Тюменской области в 50-е годы: поездки на санях зимой по деревням, лечение, приём родов у коров, лошадей, другого колхозного скота в условиях деревенского хлева. В последующем была врачом-бактериологом в областной ветеринарной бактериологической лаборатории. Тема медицины всегда присутствовала в нашей семье. Мама часто рассказывала об особенностях ветеринарной медицины, о своей работе, была очень увлечена бактериологией и вирусологией. А первыми представителями «человеческой» медицины были наша двоюродная сестра Татьяна и её муж Валерий Абрамовы. Будучи студентами одного из первых наборов мединститута, они часто бывали у нас дома, вели разговоры о медицине, об учёбе в медвузе. И мама, и папа, сколько себя помню, всегда очень уважительно отзывались о профессии врача. И в последующем их мнение (но не давление) стало очень важным для нас с братом при выборе профессии», – признается Евгений Леонидович. 

Леонид Алексеевич и Людмила Алексеевна воспитали достойных детей, первых в славной медицинской династии Яниных – Евгения и Владимира. 

«ОДНОГО ЖЕЛАНИЯ МАЛО…» 

Разница в возрасте между братьями – четыре года. Так что по старшинству Евгению Леонидовичу принадлежит право быть родоначальником врачебной династии Яниных. Поступив в Тюменский мединститут на лечебный факультет, примерно на экваторе учебы он уже определился с будущей специальностью. «С третьего курса под руководством своих учителей я начал самостоятельно выполнять свои первые операции, много ассистировать на сложных операциях и дежурить в экстренные по хирургии дни в областной больнице, где и остался работать по настоящее время. Из студентов сформировалась группа будущих хирургов, ею руководил Семен Григорьевич Чучумашев. Это он привил нам, двадцатилетним, любовь к хирургии, умение работать с пациентами, сопереживать, вселять уверенность в победе над болезнью. Это была большая жизненная, практическая школа настоящей медицины», – говорит Евгений Леонидович. 

«Одного желания при выборе профессии врача, особенно хирургического профиля, мало, – уточняет Янин. – Необходимо еще иметь абсолютное спокойствие, нормальные руки и хорошую технику оперирования, четкие действия и ясную голову. Кроме этих качеств необходима постоянная учеба. И никакого чувства усталости!» 

Кстати, жену Евгению «сосватала» медицина. В 1973 году он учился на пятом курсе. Осенью студентов отправили в деревню Горюново Заводоуковского района на сушку зерна. Его назначили командиром стройотряда. Надежда, будущая супруга, только закончила второй курс, и ее тоже послали туда на практику. Там и познакомились. Через год сыграли свадьбу. Могли и не встретиться, если бы не случай. Мама Надежды очень уж хотела, чтобы дочка стала врачом. «Все в белых халатах, чистенькие», – такой романтический образ сложился у нее о докторах. Дядя из Урая подлил масла в огонь: «Приезжай к нам, тебе тут помогут». Неблизкий свет ехать из Пятигорска в далекую Западную Сибирь. К тому же где Урай и где Тюмень с ее медвузом – расстояния ого-го какие! Но для сибиряков они все равно, что по соседству. Так Надежда и оказалась в Тюмени. Не думала – не гадала, что встретит здесь еще и свою судьбу, будут повязаны общей профессией. Вот они, крепкие узы брака, когда идешь по жизни со своей второй половинкой в одном направлении! Семья стала надежным тылом молодых. Супруги помогали друг другу во всем, когда по очереди заканчивали интернатуру, аспирантуру, – в это время у них уже подрастали дети. Учеба, работа, дом – это было что-то неделимое. В 1987 году, когда родился третий ребенок, Евгений Леонидович отказался от предложения поработать в военном госпитале в Кабуле: «Принял решение в пользу семьи». А мог бы, имея за плечами ленинградскую аспирантуру с изучением иностранных языков, сделать хорошую карьеру. Тем не менее карьера состоялась, пусть и не на международном уровне: работал заместителем главного врача в ОКБ №1 (с 2001-го по 2014-е годы – заместитель главного врача по лечебной работе клиники). Осуществляет педагогическую деятельность – преподает в ТюмГМУ на кафедре хирургических болезней. На сегодня его хирургический стаж – 44 года, педагогический – более 20 лет. 

Надежда Владимировна нашла свое призвание в педиатрии. 10 лет отдала работе с «тяжелыми» детками в отделении раннего возраста второй реанимации ОКБ №2. «Мне очень нравилась педиатрия, – вспоминает она. – Сейчас внуки просят: «Бабушка, расскажи нам о своей работе!». И я стараюсь находить что-нибудь поучительное». Когда отделение закрыли, Надежду Владимировну пригласили на должность ведущего специалиста в государственную муниципальную службу здравоохранения. 20 лет трудилась в этой сфере, в том числе 13 лет, с 2002-го по 2015 годы, была заместителем начальника по лечебной работе Управления по здравоохранению администрации г. Тюмени, общественная нагрузка – председатель профкома. В 2016-м ушла на пенсию, но продолжает работать – теперь уже в филиале поликлиники №1 (ул. Газовиков). 

Всё в жизни закономерно. Цепочка совпадений в судьбах братьев Яниных прослеживается во многом, в том числе в самом важном. Владимир тоже поступил в Тюменский медицинский институт. 

– Выбор в пользу медицины как профессии и поступление в медицинский институт во многом определили мнение моих родителей и пример старшего брата, – делится Владимир Леонидович. – Когда я заканчивал школу, он уже был студентом. Его студенческий образ жизни, круг общения, настоящие (!) дежурства в настоящей (!) больнице на фоне напряжённой учёбы для меня были очень привлекательными, интересными. То, что брат станет хирургом, в семье ни у кого не вызывало сомнений. Он умел работать руками, причём очень часто это была работа миниатюрная, кропотливая, требующая длительной концентрации внимания. Помню, как ещё в школе он из спичек с помощью клея БФ создал макет удивительно красивого парусного корабля, который навсегда остался в моей памяти. Это было здорово! И это умение работы руками убеждало всех, что Женя будет хирургом. И он им стал. 

Но выбор профессии у меня не был простым. Всегда интересовала история, и в школе я готовился к поступлению на исторический факультет Тюменского университета (в то время пединститута). Мне грезились раскопки древних цивилизаций, археология, романтика исторических странствий во времени будоражили кровь и завораживали разум. После сдачи выпускных экзаменов в школе я отнёс документы в пединститут. Но на предэкзаменационной консультации кто-то из институтских преподавателей развеял мои исторические иллюзии и сказал, что после института я буду работать в школе учителем истории. Забрал документы и, имея перед собой пример старшего брата, отнёс их в мединститут, поступил на лечебный факультет. 

Меня заинтересовала теоретическая дисциплина, которая называется гистология, эмбриология, цитология. Выбор этой специальности определили мои учителя. В первую очередь это известный российский гистолог, заведующий кафедрой гистологии, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор Павел Васильевич Дунаев, обладающий удивительным даром педагога, лектора-оратора, ученого, умеющий увлечь и зажечь в душе интерес к науке, к исследованиям. Своим учителем также считаю нынешнего заведующего кафедрой гистологии Тюменского государственного медицинского университета, доктора медицинских наук, профессора Георгия Сергеевича Соловьева – с ним меня связывают искренняя дружба, общность научных интересов и взглядов на жизнь. 

На 1-м курсе в 1973 году я пришёл в студенческий научный кружок на кафедру гистологии, где была превосходная экспериментальная и лабораторная база, проводились опыты по культивированию тканей и органов в организме животных, велись научные дискуссии. Было очень интересно. В операционной кафедры делали экспериментальные операции по культивированию органов по оригинальной методике в организме лабораторных животных, резекции почек, поджелудочной железе, печени, семенников. Начав работать в научном кружке, после завершения обучения на лечебном факультете в 1979 году я поступил в аспирантуру при кафедре гистологии и после окончания аспирантуры остался на кафедре, где проработал до 2002 года. Работал ассистентом, стал кандидатом, впоследствии доктором медицинских наук. Был заместителем декана лечебного факультета, получил звание доцента. В 2002 году приглашён в Ханты- Мансийский государственный медицинский институт, где работал заведующим кафедрой гистологии, деканом лечебного факультета, проректором. С 2017 года – ректор Ханты-Мансийской государственной медицинской академии. 

Я не стал врачом, но учу будущих врачей. Учу тому, как устроен человек, как устроены его клетки и органы, как происходит развитие человека в утробе матери. Работа в вузе на теоретической кафедре очень интересна и не менее ответственна, чем работа врача. В её основе лежит общение с молодыми людьми, нацеленными на получение очень сложной, трудной, но высоконравственной профессии. И от того, насколько ты будешь профессионален в этом, зависит то, каким станет будущий врач. Теоретические дисциплины формируют основу, фундамент научно обоснованного клинического мышление врача. В результате ошибки одного врача может пострадать один больной, в результате ошибки преподавателя может сформироваться врач, который потенциально может допустить много ошибок, и могут пострадать много пациентов. Когда сидишь на экзамене и думаешь о том, какую оценку поставить сидящему перед тобой студенту, то видишь не этого студента, а его будущих пациентов. Часто выбор в пользу студента или его будущего пациента бывает очень труден. 

Мне очень нравится моя профессия, нравится вести занятия в студенческой группе, читать лекции, проводить со студентами научные исследования. Особенно я рад видеть своих бывших студентов, достигших профессионального и жизненного успеха, ставших опытными врачами, управленцами здравоохранения, докторами наук, профессорами. 

В «профессиональном багаже» Владимира Леонидовича – 40 лет научно-педагогического стажа. 

– Во многом благодаря вузу (мединститут, медкакадемия, медуниверситет) сформировались и наши с братом семьи, – дополняет В.Л. Янин. – У меня в первом браке с Ларисой Владимировной Яниной (Курашовой) – мы учились с ней в одной группе – родился сын Олег. Он не стал врачом, но заканчивал среднюю школу, будучи учеником медицинского лицея медакадемии, и этот период был очень важным для него. Олег вместе со своей женой Наташей подарили нам пять внуков. Надеюсь, что кто-то из них в будущем свяжет свою жизнь с медициной. Лариса Владимировна длительное время работала в медицинской службе авиакомпании «ЮТэйр», возглавляла врачебно-летную экспертную комиссию. Здесь тоже можно говорить о преемственности, поскольку отец Ларисы Владимировны, Владимир Александрович Курашов, был очень известным в Тюменской области авиатором. 

Второй брак, с Юлией Владимировной (Аникиной) Яниной, оказался надёжным, счастливым. 

Надо заметить, что у Надежды Владимировны и Юлии Владимировны Яниных тоже есть что-то общее в выборе профессии: Юлия также прислушалась к совету мамы, считавшей, что медицина – красивая, благородная и в какой-то степени романтическая профессия (жизнь показала, что романтикой там и не пахнет). И решила поступать в Тюменский мединститут, хотя хотела стать учителем математики. Правда, мотивация на медицину у нее все же была: с 9 класса ходила в малую павловскую школу – кружок по анатомии. Ей не хватило всего полбалла для поступления, но тут, как говорится, закусила удила и потом все равно туда поступила. С четвертого курса определилась со специализацией – терапия. Закончив в 1983 году вуз, пошла в ординатуру, затем в аспирантуру, однако, когда появились дети, вынуждена была из аспирантуры уйти, решив, что дети – важнее. Работала на кафедре терапии ассистентом, в 1994-м перешла в МСЧ «Нефтяник» терапевтом, получила специализацию пульмонолога. С тех пор это ее основное место работы. Врач высшей категории, завотделением пульмонологии МСЧ «Нефтяник», 40 лет в профессии. 

ЗОВ КРОВИ 

Четверо из двух ветвей медицинской династии Яниных стали врачами. 

Старшая дочь Евгения Леонидовича и Надежды Владимировны Яниных – Людмила Евгеньевна Гнатенко – вспоминает, что её детство было неразрывно связано с работой родителей. И потому неслучайным оказался выбор вуза. Поначалу отдавала предпочтение терапии, но потом поняла, что больше «тянет» к офтальмологии, и перешла в хирургическое отделение ОКБ № 2. Пять лет проработала в областном офтальмологическом диспансере. С 2005 года – офтальмолог ОКБ № 2. 

– Почему вы решили стать офтальмологом? – интересуюсь. 

– Когда благодаря твоей помощи слепой человек начинает видеть, чувствуешь, что работаешь не зря, – отвечает она. 

В семье у Людмилы Евгеньевны двое детей. Старший, Андрей, курсант Ульяновского института гражданской авиации, а у младшего, 11-летнего Кирилла, все впереди. Кто знает, может, он пойдет по ее стопам? 

Младшая сестра Людмилы Евгеньевны – Тамара – в 2000 году тоже пошла в медицину. С малых лет хотела помогать людям! Поэтому, видимо, и выбрала неврологию. В 2010 году закончила ординатуру. Сейчас – врач-невролог ОКБ №1 (Патрушево). 

– Что привлекает в профессии? 

– Нравится, что помогаю людям. Здесь богатая медицинская практика – много больных с сопутствующей патологией. Для меня медицина – призвание. 

У Тамары Евгеньевны подрастает шестилетняя дочь Маша. Уже сейчас обожает играть в «больничку». Как мама когда-то. 

Старшая дочь Владимира Леонидовича и Юлии Владимировны Яниных – Мария Антонова – сначала хотела стать актрисой. Но «зов крови» переборол. К тому же после 9-го класса училась в медицинском лицее. «Атмосфера лицея значительно отличается от школьной! – признается. – Преподаватели – фанаты своего дела, поэтому невозможно было не заразиться их увлеченностью». 

В 2003 году по результатам ЕГЭ она прошла в медвуз на педиатрический и лечебный факультеты, однако выбрала лечебный. 

– Престижнее? 

– Казалось, что да. Но сейчас понимаю: педиатрия – одна из самых светлых, радостных и в то же время ответственных специализаций. 

– Есть расхожее мнение: врачи очень загружены работой, студенты медвузов – учебой… 

– Неважно, сколько у тебя работы: чем больше дел, тем больше ты успеваешь. Чаще всего успешными становятся разносторонне развитые люди, привыкшие много трудиться. 

– Какую специальность выбрали в вузе?

– Сначала мне нравилась неврология. Но в медсанчасти «Нефтяник» увидела тяжелых больных «на аппаратах» и поняла: мало что могу изменить, а я хочу видеть эффект от своей работы. 

– Вы выбрали специальность инфекциониста. Но ведь это опасная работа... 

– Не опаснее любой другой. И при этом очень интересная. 

Мария закончила вуз в 2009 году, поступила сначала в ординатуру, потом в аспирантуру на кафедру инфекционных болезней. По окончании учебы работает ассистентом на кафедре, параллельно – в областной инфекционной больнице. Дочке Кате – восемь лет, и она гордится своей мамой. 

Дарья Гузенкова – младшая дочь Владимира Леонидовича и Юлии Владимировны Яниных. Потомственный врач во всех отношениях, потому что вместе с мужем Дмитрием Гузенковым не только в одной профессии, но и одной специальности. Вместе учились в академии, но познакомились только на 1-м году ординатуры, с тех пор не расстаются. «Сложно, если партнер не понимает тебя. Мы с мужем понимаем друг друга с полуслова, – раскрывает она секреты семейного счастья. – Когда один из супругов далек от медицины, ему труднее понять специфику работы: ночные дежурства, график работы и так далее. Нам с мужем проще еще и потому, что мы в одной специальности. Совместная учеба, общение – это бонус, который упрощает жизнь. У нас двое деток – Софии четыре с половиной годика, Ульяне – годик. Буду рада, если в будущем кто- то из них продолжит нашу династию». 

– Вы хотели стать врачом? 

– Да, хотя в детстве говорила маме: «Ты свою работу любишь больше, чем меня». Помню, меня маленькую папа брал к себе на кафедру... 

– Почему выбрали гинекологию? 

– Когда поступала, хотела быть неонатологом, когда училась, как мама – терапевтом, а на четвертом курсе увидела роды и поняла, какое это чудо. Дают жизнь родители. Мы лишь помогаем дать жизнь ребенку. Свою профессиональную цель вижу в том, чтобы говорить о том, что обычная беременная женщина – не пациент. Это просто человек, которому требуется не лечение, а поддержка. 

– Бывает ли профессиональное выгорание у врачей? – этот вопрос я адресовала всем представителям медицинской династии Яниных. 

– Профессиональное выгорание? Мы не знаем, что это такое, – таков был их единодушный ответ. 

Когда беззаветно предан делу, медицина становится образом жизни целой династии. Иначе и быть не может. 

НА СНИМКАХ: В.Л. Янин (1980 г.); слева направо 1-й ряд: Д.В. Гузенкова, Ульяна Гузенкова, Ю.В. Янина, Н.В. Янина. 2-й ряд: М.В. Антонова, Л.Е. Гнатенко, Т.Е. Носкова, Е.Л. Янин; Ю.В. Янина (1982 г.). 

Наталья ГЕРАСИМОВА