ЭТЮД

На снегу петляющий след косули. На высоких точеных ножках она прошла ночью под хмурым пологом чернолесья. Останавливалась, слушала темноту, раскапывая копытцами траву и обкусывая кончики нижних ветвей. Корм для нее здесь повсюду. Только не ленись и не теряй времени. 

Я оставил ее следы позади и тут же увидел, что снежный холст рассекла чья-то свежая лыжня. Она шла параллельно болотному закрайку и брала все увиденные мной наброды в кольцо. Погода менялась. Усиливался ветер, но еще не струилась и не сипела в полях поземка. Теперь я шел, оглядываясь по сторонам, пытаясь выбрать удачный фон для своего очередного снимка. Снимал. Прятал под камуфляжем фотоаппарат, чтоб не замерзли батарейки. 

За скрипом и шипением лыж, сквозь надвинутую на голову меховую шапку, не сразу услышал, что шум ветра в вершинах деревьев успел перерасти в сплошной перекатный гул. Понял это только, когда остановился сбить с лыжин твердые наросты снега и снял с головы ушанку, чтоб охладить влажные от пота волосы. 

Со стороны соседнего болота донеслись протяжные голоса загонщиков. Мгновенно передалась мне и тоска зверя, окруженного в эту минуту стрелками, и страх, плещущийся в черных глазах косули, и её пятиметровые прыжки, с помощью которых она пыталась унести себя от опасности, мчась сквозь чащи и видя перед собой лишь мелькание белой салфетки бегущего впереди нее гурана.* 

*Гуран – самец косули. 

Юрий БАРАНОВ, Армизонский район