ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Современный темп жизни очень быстрый. И в этой круговерти как-то не особо замечаешь кадры замедленной хроники – неспешную жизнь людей преклонного возраста. Они умеют ценить время. Их судьбы – настоящие сокровища

Недавно тюменский врач- офтальмолог Ирина Курсакова предложила мне написать о своей наставнице (их дружбе уже 33 года!), заслуженном враче, отличнике здравоохранения Анне Филипповне Уженцевой. Повод был самый что ни на есть подходящий – 90-летний юбилей человека из «десанта» тех, кто боролся с трахомой и другими инфекционными заболеваниями в Тюменской области. 

Как бусинки на нить, нанизывает Анна Филипповна воспоминания на канву рассказа о своем прошлом. 

Родилась недалеко от Тобольска в селе с вкусным названием Блинниково. В метриках указано 21 декабря, а на самом деле – 19 декабря, в день Николая Чудотворца. Значит, взял ее под крыло святой, да так и ведет по жизни. В 1927-м, спустя год после рождения, семья переехала в Тобольск, а через семь лет – в Тюмень. 

– У мамы нас было пятеро, – делится моя собеседница, – но в живых осталась только я – остальные умерли в раннем детстве. Мама неграмотная была. Училась читать по программе ликбеза. Папа – полуграмотный. Воевал в Гражданскую, в 1914 году был ранен, попал в госпиталь. Там с ним занималась одна учительница, помогла освоить грамоту. В Великую Отечественную его на фронт не взяли из-за давления. И поэтому, когда к нам из Ленинграда была эвакуирована школа ковочных инструментов, он пошел туда работать. 

За год до Победы Анна закончила школу. В аттестате – одни пятерки. Но встал вопрос – куда пойти дальше? Обстоятельства сложились так, что вместе с подругами поехала поступать на лечфак Омского мединститута. Но каким-то образом оказалась в списках санфака. Первый год учиться было сложно. Еще не закончилась война. Жили в общежитии, где койки стояли в два яруса, в здании часто отключали отопление. За водой ходили с котелком на улицу. Пайку ржаного хлеба растягивали на целый день. 

В 1949-м Анна закончила вуз. Вернулась в Тюмень. И сразу начались командировки. В те годы свирепствовал сыпняк. В поисках очагов заражения приходилось бывать не только в "южных" районах, но и в самых отдаленных уголках Севера. Ездили и на оленьих упряжках, и на лошадях. Однажды ночью сонная выпала из обоза в снег. «Человека потеряли!» – раздался возглас. Ее подобрали. Это было в первые годы работы в санэпидстанции. 

Вскоре Анну Филипповну из эпидемиологов перевели в бактериологи. Потом пришлось уехать в Польшу. Однако там задержалась недолго. Тюмень опять «позвала» домой. 

Доктора Уженцеву к этому времени уже ждал другой фронт работы, не менее важный – глазная больница. Больных «съедала» трахома – заразное глазное заболевание. Делали повсеместные осмотры. Бывали в командировках во всех районах. В диспансере из 60 коек половина была отдана под больных трахомой. В день по 4-5 операций. Словом, вся деятельность профильных структур здравоохранения была заточена на ликвидацию трахомы. И этого удалось добиться. 

Анна Филипповна понимала: без повышения квалификации невозможно эффективно лечить болезни. Поэтому постоянно совершенствовала свои знания в теории и на практике. В Новокузнецке ей даже предложили остаться в ординатуре. Проработав там два года, вернулась обратно в Тюменский трахоматозный диспансер. 

Да, много лет прошло с тех пор! 

– Из того, прежнего, дружного врачебного коллетива сейчас осталось нас только четверо: Татьяна Семеновна Белякова, Екатерина Ивановна Ефамова, Энгельсина Карповна Урвенцева да я, – перечисляет Анна Филипповна, – перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками. 

Для Анны Филипповны дорого все, что связано с минувшим временем. Это ее биография, ставшая частью биографии области. 

На ее юбилей пришло немало гостей. И много подарков. Самые ценные из них – те, что сделаны своими руками, а еще подарки духовные, напоминающие о вечных ценностях жизни. 

– Я живу с кошкой Асей (у нее сахарный диабет и приходится постоянно ставить инсулин), но меня постоянно кто-нибудь навещает, – улыбается Анна Филипповна. – Так что скучать не приходится. А вообще-то, в моем возрасте настоящая жизнь неинтересна, больше живешь прошлым. Странно, но я очень мало сплю. Жалко на сон тратить время. Ведь его уже так мало осталось. 

Нам бы дорожить каждой секундой, знать, на что расходовать эти драгоценности жизни, как это умеют делать те, кто принимал участие в становлении региона, кто знает цену времени, счастья, труда. Кто понимает, в чем смысл жизни человеческой. 

Николай ВАЙЦЕХОВСКИЙ /фото/