В окрестностях  Тюмени состоялись совместные учения подразделений Министерства транспорта и МЧС Российской Федерации

Легенда. По трассе примыкания идет бензовоз. Бац – и протаранил «городской лайнер» марки «ПАЗ». По трассе разлился нефтепродукт. Огонь, сполохи пламени. Дадут ли возможность «красному петуху» расшалиться и захватить всю территорию? 

Развернут полевой штаб спасателей, звучат команды. Пострадавшие есть? Увы, имеются! Смотрю, раненого выносят из салона четверо бойцов. Споро, но бережно «транспортируют»  по «минному полю». Пассажир уложен на носилки машины скорой помощи – там уже хлопочет медицина.  Тем временем брандмейстеры разворачивают пожарные рукава, похожие на солдатские скатки шинелей. Из рукавов бьет струя воды, шипя в огне жарким паром. Нет, «красного петуха», обожравшегося высокооктановым бензином, одной водой не одолеешь. Надо предотвратить неминуемый в таких случаях взрыв.

И в ход вступает «Пурга-5» – установка комбинированного тушения пожаров. Она образует пену и под высоким напором  подает ее на расстояние до 120 метров. Агрегат превосходит американские аналоги. «Практически уже всё импортозамещено, – говорил в своем недавнем выступлении глава ведомства Владимир Пучков, – всё отечественное, кроме насосов».

Пошла пена!

Желто-оранжевое пламя, пар, чад, бойцы носятся туда-сюда – и мне, «чайнику», кажется, что происходит ситуация а-ля содом и гоморра.  Ясный перец, не так дело обстоит.  Из штаба дадут отмашку – и ребята из ТОСЭР (Тюменской областной службы экстренного реагирования) моментально подключатся к процессу. У машины  с лейблом «ТОСЭР» даже все двери приоткрыты.  

Я мечусь между столбами огня, как болонка, заблудившаяся на выставке достижений народного хозяйства. Вот мое левое плечо обожгло жаром – скорее всего, не от огня, а от крепких выражений брандмейстеров: мне, фотокорреспонденту, приходится путаться у них под ногами, ведь охота сделать потрясающий кадр. В конце концов, за моими этими плечами  читатель. В глазах каждого присутствующего вижу беспокойство, может, азарт боя. Вон в три шеренги выстроились офицеры – от старшего лейтенанта до подполковника. 

Спокоен один   Александр Федорович Шпуров. В душе-то, наверное, волнуется, но умеет держать удар без демонстрации на лице. Потому что успел пройти огни, воды и медные трубы. Потому что  тоже офицер: до Росавтодора служил в Автодорожных войсках Министерства обороны РФ. Дошел до командира батальона в городе Сургуте, по званию подполковник.

А ведь я вообще-то тоже не совсем чтобы «чайник». Довелось однажды участвовать в серьезной операции. В молодые годы был командирован в город Урай. Пришлось заночевать. Меня устроили в пожарном депо на второй ярус железной кровати – на место отпросившегося бойца.

Почиваю. Вдруг  среди ночи:

– Тревога! Подъем!!!

Я – недавний воин, даже сержант, честно заслуживший звание «Отличник ВВС». Действия по тревоге у меня выработаны до автоматизма. Со второго  яруса прыгаю – и точно попадаю в сапоги. Вместе со всем боевым расчетом облачаемся в пожарную робу, дружно застегиваем широченные пояса. И вот уже мчимся в недрах «трумена»  – в общем-то, «ЗИЛ» – на объект. Там полыхает вовсю.

Ясно, не показал себя на уровне брандмайора. Считаю, выполнял роль топорника, может, крючника… Пожарный расчет проявил чудеса героизма, сообщали тогда газеты, потому что «красный петух» уже подобрался было к огромному центру резервуаров с нефтью. Потом всех без исключения из расчета наградили: кому орден, кому медаль, кому почетную грамоту. Всем солидные денежные премии. Мне досталась дырка от бублика, потому как в списке части не значился. В списке  присутствовал тот, кто в ту ночь отправился жениться…  И медаль  «За отвагу на пожаре» сорвалась, как рыба с крючка.

Отнесем сказанное к лирическому отступлению. Вернемся на грешную землю. Уже под слоем пены и «бензовоз», и «городской лайнер». Уже «огнем» даже не пахнет. «Жертв» нет. Наконец-то смею замкнуть слова «пострадавший», «огонь», «столбы пламени» кавычками. Да и «ЧП», понятно, пишем в кавычках. Потому что живописал совместные учения МЧС и Росавтодора. Разночтение в правописании связано с тем, что учения проводились приближенными к боевым условиям: так сказать, на войне – как на войне.  От имени первого выступал 32-й  отряд ФПС, дорожников представлял Тюменский филиал ФКУ «Урал» вкупе с подрядным ДРСУ-1 АО «ТОДЭП».
– Совместную работу начали не с учений, – вспоминает директор Тюменского филиала ФКУ «Урал-управтодор» Алексей Осинцев. – На 447-м километре трассы Р-404 после мощных ливней размыло полотно. Непреодолимая сила…

Помню, вдруг на автомагистрали перед потоком  транспорта образовалась пропасть семь метров в глубину, тридцать – в ширину. Слава богу, погибших и раненых нет. Тогда подразделения МЧС выглядели достойно. Именно тогда  Главное управление МЧС по Тюменской области  впервые продемонстрировало  аэромобильную группу в составе 100 человек. Это подразделение способно в любой точке региона оказать все виды врачебной помощи.  Группа может  в любом месте  развернуть лагерь с баней, медпунктом, полевой кухней и детской игровой комнатой. Так и произошло на пресловутом 447-м километре.
Эти строки дойдут до читателя в пору, когда в наших головах начинают стираться картинки о стужах, метелях, снежных заносах. Однако случались холода. Без жертв. Потому что  были открыты круглосуточные пункты обогрева. Они действовали на федеральных трассах в Ярковском, Тобольском, Уватском, Заводоуковском, Голышмановском, Ишимском и Исетском районах. Имеются в виду участки федеральных автомагистралей Тюмень – Тобольск,  Тюмень – Ханты-Мансийск,  Тюмень – Омск,  Ишим – Омск,   Тюмень – Курган.

…В начале учений перед спасателями ставил задачи, а затем подводил итоги выпускник Воронежского пожарно-технического училища и Московской академии противопожарной службы, подполковник внутренней службы Евгений Шатунов. По должности он заместитель начальника службы пожаротушения 32-го отряда ФПС. У меня к нему ряд вопросов:

– Во-первых, товарищ подполковник, в своей «вводной» вы назвали Тюменский филиал ФКУ «Уралуправтодор» заказчиком, а дорожники скромно отдают пальму первенства вам, спасателям. Во-вторых, почему именно ваш, 32-й, отряд правит бал на учениях – ведь в столице региона «коллег» ещё с десяток?

– Пусть дорожники не скромничают – все мы тут связаны  единой цепочкой РЧС – реагирование  на чрезвычайные ситуации. Далее, мы, службы МЧС, действуем по плану прикрытия автомобильных дорог: как региональных, так и федеральных. Кстати, сразу после нас учения прошли во всех других районах области – имею в виду автомагистрали Р-402, Р-404, Р-351 и М-51, («Байкал»). И последнее. Именно мы, 32-й отряд, специализируемся на ликвидации последствий ДТП. В регионе действует ЕДДС – единая дежурно-диспетчерская служба спасения, то есть, если  аварию фиксируют подразделения ГИБДД, то, следуя алгоритму, об этом немедленно информируются спасатели, скорая помощь. ЕДДС координирует действия служб дистанционным образом. А вот на учениях все мы работаем конкретно на автомагистрали рука об руку, плечом к плечу – отрабатываем взаимодействие. Такие тренировки на дорогах проводим, как правило, два раза в год. Обычно летом. Нынче «сверху» приказали подсуетиться.

– Что ж, товарищ подполковник, пришло время собирать камни.

– Перед нами ставят задачу отреагировать на все 100 процентов ДТП. Но это нереально. Пассажир, выходя из автобуса, сломал ногу. Дачник на своем мотоцикле задел дорожный столб, ушибся. Оба случая по ЕДДС проходят в графе «ДТП», по сей «номинации» гражданин и получает страховку. Но не до выезда, нас просто ставят перед фактом. Короче, процент реагирования составляет 97–98 процентов, ниже не опускаемся. В прошлом году подразделения пожарно-спасательного гарнизона города Тюмени выезжали на ликвидацию последствий ДТП 1364 раза, из них 1346 – с пострадавшими.

–  На учениях заметил, что отряд экипирован отменно…

– Вы видели далеко не всё. Например, есть у нас спасательные автомобили первой помощи на базе «Газели». Воду для тушения огня берет скромно – 500-800 литров, зато маневреннее на дорогах, быстрее доходит до точки  аварии,  а уж потом прибывают основные мощности. Правда, в городе имеется ещё и специализированная пожарная часть. У неё в штате предусмотрены медики. У нас их нет, но каждый из нас имеет за плечами курсы первой доврачебной помощи.
Вообще-то наш рассказ об учениях следовало начать с медицины. Легенда такова: столкновение автобуса с бензовозом – двери автобуса зажаты, народ в салоне. Вокруг разлив нефтепродукта из автоцистерны – вот-вот взорвется. Представляете, одни борются с разливом, другие заняты тушением, третьи готовят трассу для отхода, далее боевой расчет с помощью аварийно-спасательных инструментов «Медведь» и «Простор» отжимает двери.

Наконец пассажиров деблокировали: многих эвакуировали, пострадавших – на носилки и в чрево машины скорой помощи. Пошел отсчет критического времени. Знатоки утверждают: уже через четыре минуты после остановки кровообращения произойдут необратимые изменения в коре головного мозга, и человек полностью утратит себя как личность. На то она и скорая, чтобы начинать спасать человека немедленно.

Главная заповедь сотрудников скорой – не суетись. По такому принципу вступают в дело фельдшеры выездной бригады Неля Воронкова и Анастасия Виноградова. Красавицы. Обе окончили местный медицинский колледж. Неля сразу же поступила на станцию, нынче исполняется ровно десять лет беспокойной службы. Настя моложе на год. И год как вместе. Много чему был свидетелем в жизни, но, видит Бог, был поражен профессионализмом девушек. Смотрел, как Неля с Настей снимали кардиограмму, замеряли давление, определяли уровень сахара в организме, ставили капельницу… Масса каких-то уколов…

– Спасибо за красивую игру, – поблагодарил «неотложниц», памятуя при этом об  учениях, продолжающихся на прогоне трассы Р-351.

– Никакая не игра, – сдвинула брови Неля, – свою работу выполняли  всерьёз, натурально.

Действительно, «пассажир» –нет, без кавычек пассажир – заправил рубашку в брюки, аккуратно сложил свиток кардиограммы и сунул в карман:

– Спасибо, а то всё некогда сходить в поликлинику. И сахар у меня, оказывается, в норме.

У «медицины» учения позади. Счастья вам, милые, доброго пути!

А дорожникам под руководством прораба Александра Ивачева предстоит устранить «огрехи» учений: вон сколько навалило «снегу» – ну, огнетушительной пены. Им не привыкать: у нас, бывает, и в апреле метели метут. Всё путём!

НА СНИМКЕ: «началась» «Пурга-5».

Юрий МАШИНОВ  /фото автора/