У многих из нас есть свои традиции. Кто-то каждый год 31 декабря ходит с друзьями в баню, а мы в день рождения родной газеты садимся на велосипеды и крутим педали в народ. В велопоходы приглашаем и наших читателей.

После долгого перерыва собирался нынче с нами в дорогу давнишний друг редакции, внештатный автор, бывший железнодорожник Михаил Леонов. Однако переусердствовал бодрый наш пенсионер: на одной из тренировок решил за один присест намахнуть пятьдесят километров и «развязал» руку. Очень горевал Никанорыч, что такая оплошность сорвала его с дистанции.

Если в прошлые годы мы выбирали путь, чтобы проверить себя на выносливость (Ильинка – 370 км, Ишим – 300 км, Тобольск – 250 км и Ирбит – 200), то нынче тактику поменяли, сократив дальность “полетов”, чтобы иметь больше времени для общения с селянами. На сей раз конечным пунктом велопробега была Нижняя Тавда с остановками на ночлег в Тюнево (25 км) и в Велижанах (45 км). Ну, а отправной точкой неизменно остается Вечный огонь, от которого шесть отчаянных голов и рванули на Велижанский тракт.

Однако вот уже и Тюнево. Сколько раз проезжал мимо, и село казалось средних размеров. На деле же ничуть не меньше районного центра. Народ здесь гостеприимный, чего только стоит общение с первым попавшимся мужичком, вышедшим из придорожной лавки.

– Как проехать к местному Дому культуры?

– Сам ты Дом культуры. А к клубу езжай так…

И стал подробно объяснять. Сначала обращался на «ты», потом, узнав о цели приезда, перешел на «вы». А под конец, окатив мой велосипед подозрительным взглядом, снова стал тыкать.

Клуб в Тюнево – деревянный дом среди сосен. У крыльца горы подсолнечной шелухи. Нас встречают с нескрываемой радостью. Сначала ведут в библиотеку, где столы, стены и шкафы ломятся от поделок местных умельцев. Глаза разбегаются от вышитых полотен, икон, от плетенных из ивовых ветвей корзиночек и лукошек.

Напоив с дороги чаем, ведут в крошечный зрительный зал и выдают полноценный, добротный концерт. Жаль только, что среди артистов представителей сильного пола – раз-два и обчелся. Даже в сценке о семейной жизни роль мужа исполняла женщина. Мужички были замечены лишь в хоре. Причем про гармониста и руководителя хора в одном лице рассказали такую историю. Приехал он сюда на Масленицу и так полюбил село, что и бросил в нем на всю оставшуюся жизнь свой якорь.

Когда на сцену вышел кордебалет, я думал, что здание раскатится по бревнышкам. Про клуб надо сказать, что село выросло из него. Нужен новый Дом культуры.

В школе нас накормили, что называется, на убой, показали музейную комнату, стали гордиться юными звездочками. Есть здесь и свой модельер, зовут которого Влад, он учится в нефтегазовом университете. Какие парень кофточки и жакеты сконструировал! За короткое время может связать даже пальто невиданной красоты, собственноручно одевает всю семью.

085-4-8Быстро стемнело, забарабанил небольшой дождь, люди разошлись по домам. Общаться в дальнейшем пришлось лишь со сторожем школы. От него узнали, что если в недалеком прошлом на селе держали больше сотни коров, то сегодня уже и десятка не наберется.

Школа давно требует ремонта. И самую печальную весть узнал о зарплате учителей. До сих пор был уверен, что сельские учителя зарабатывают больше городских педагогов. Оказывается, в среднем 8 тысяч рублей. И при этом еще, как и в городе, обрастают бумажной работой.

...Рано утром мы выползли на тракт и продолжили путь свой.