СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ 

В понедельник, 20 апреля, цена на американскую легкую нефть марки WTI на Нью-Йоркской бирже с поставкой в мае установилась на уровне в минус 37,63 доллара за баррель. При этом в ходе торгов она опускалась даже ниже – до минус 40,32 доллара за баррель. 

Фантастика! Ситуация сама по себе выглядела иррациональной. Цена нефти марки WTI стремительно падала на протяжении недель. Но таких запредельно низких, казалось бы, противоречащих здравому смыслу и элементарной логике цен в истории еще не было. 

Те, кто считал, что ситуация на рынке нефти не может стать еще более безумной, обманулись, пишет швейцарская Neue Zuercher Zeitung. 20 апреля цена на американскую легкую нефть марки WTI на фьючерсной бирже опустилась ниже нуля. Отрицательное значение означает, что производители и торговцы готовы доплачивать за то, чтобы избавиться от сырья. 

Ну, насчет производителей явно погорячились. Ни один производитель не будет доплачивать покупателю. Прогорели спекулянты. Это чисто биржевая история. 

Дело в том, что контракты на американскую легкую нефть WTI, в отличие от Brent и Urals, подразумевают физическую поставку нефти. Майские фьючерсы должны быть раскуплены не позднее 21 апреля, а в мае ты должен нефть забрать и найти, куда ее пристроить, в этом проблема. 

Раньше было много желающих купить фьючерс и разместить физические объемы нефти в нефтехранилищах США, поясняет на страницах «Взгляда» ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Сейчас спрос упал, склады забиты, пристроить купленную нефть некуда. Путь один – скидывать ранее закупленные объемы. Нефть стремительно полетела в минус, остановившись на отметках на три-четыре десятка долларов ниже нуля. 

Предположение о том, что в первую очередь пострадали нефтяники, поскольку на бирже якобы торгуют «дочки» нефтяных компаний, а это одно и то же, что и сами нефтяные компании, мягко говоря, не выдерживает критики. Ответственность учредителей за действия дочерней структуры ограничивается вкладом в уставной капитал, зачастую чисто символический. Особенно это касается таких виртуальных структур, как нефтяные трейдеры. 

«На бирже торгуют все, кто попало. Думаю, преобладают с огромным преимуществом обычные спекулянты, а не представители нефтяных компаний. Во всяком случае стоимость реально поставляемой нефти составляет только 7% от продаваемой нефти. Просто каждый баррель реальной нефти перепродается в среднем почти 10 раз», – комментирует в Интернете статью в «Ведомостях» Даниил Жеглов, один из пользователей. 

Интернет пестрит распечатками американских СМИ. 

В течение десятков лет американские политики концентрировали свои усилия на том, чтобы экономика США не подверглась тому нефтяному шоку, который случился в 1970-х годах. Они создавали национальный резерв для хранения нефти, которой бы хватило для обеспечения потребностей обширного парка легковых и грузовых автомобилей. Но когда в прошлом году американское производство нефти побило рекорды, а в хранилищах закончилось свободное пространство, у Вашингтона в распоряжении осталось слишком мало инструментов, чтобы влиять на нефтяные цены, поднимая их до уровня, необходимого для нормальной работы энергетической промышленности, отмечает Politico (США). 

На прошлой неделе президента Трампа хвалили за то, что он помог прекратить противостояние между Россией и Саудовской Аравией и таким образом снизить поставки нефти на рынок. Но это сокращение вступит в силу не ранее следующего месяца. 

Ситуацию усложняет то, что в настоящее время к США направляется группа танкеров из Саудовской Аравии, они покинули страну еще до того, как было заключено соглашение о сокращении производства. Это еще больше обострит ситуацию с хранением нефти, если какая-нибудь страна не решит ее купить до того, как она достигнет Соединенных Штатов. 

«Все это похоже на один из фильмов 1980-х годов, в котором президент США и советский премьер-министр пришли к соглашению о прекращении ядерной войны, – замечает один из представителей индустрии. – Проблема в том, поясняет «Коммерсантъ», что на один из уже взлетевших самолетов не успела дойти команда о заключенном соглашении». 

Ну и юмор у вас, ребята. 

Раньше связанные с нефтью кризисы происходили так: группа экспортеров по нефти договаривалась о сдерживании производства, цены на нефть взлетали, а промышленно развитые страны от этого страдали. 

Или так: спрос на нефть падал из-за кризиса, цена снижалась, страдали экспортеры нефти. 

Во времена COVID-19 спрос упал, нефтедобывающие страны стали производить больше, но никому это не принесло счастья. 

Правда, крупные производители захеджировались против падения цен, утешает The Wall Street Journal, во всяком случае, на несколько месяцев. Но более мелкие компании без полного цикла производства в последнее время наращивали долги, а теперь движутся к банкротству. В США уже звучат призывы ввести импортные пошлины на зарубежную нефть, чтобы помочь американским нефтедобытчикам. Но зарубежная нефть ввозится в США потому, что американские НПЗ больше приспособлены к переработке зарубежных сортов, нежели собственных. 

Разумеется, не все одинаково пострадают от обвала цен. Более мелкие игроки борются за выживание. Многие из них уже погрязли в долгах после нескольких лет добычи себе в убыток. По оценкам аналитиков, сотни небольших компаний могут обанкротиться даже при цене в $20 за баррель. В то же время могут появиться более крупные игроки с большей долей рынка и, как они надеются, с большей прибыльностью, поскольку исчезнут некоторые из их самых жестких конкурентов. 

Более мелкие компании обратились к правительству за помощью. В то же время крупные нефтяные компании лоббируют, чтобы правительство не вмешивалось, настаивая, что рынку необходимо позволить идти своим курсом. Имея большие запасы капитала, крупные нефтяные компании могут переждать кризис, скупая по дешевке прибыльные нефтяные скважины. 

Все логично. После недель противостояния главный вопрос заключается в том, кто вышел победителем из ценовой войны. Еще один вопрос: могут ли нефтедобывающие страны круто повернуть ситуацию на рынке нефти? 

Ответ на первый вопрос: никто. Хотя некоторые американские издания уверяют: победил Путин. 

Президент РФ Владимир Путин по итогам проведения расширенного формата ОПЕК+ смог одержать большую победу в результате достижения странами- производителями согласия в вопросе ограничения поставок нефти на мировой рынок, сообщает Washington Examiner. 

«Путин в данном случае оказался главным победителем. При этом на бумаге эта сделка выглядит так, как будто все в равной степени получают от нее выгоду. Однако в реальности российский лидер получает возможности для извлечения из ситуации наибольшей выгоды». 

«Геополитическая победа России идет еще дальше. Влияние Путина в мире в значительной степени основано на его способности доминировать на глобальном экспортном рынке нефти, – если не за счет поставок, то за счет контроля, в результате чего он оказывается главным победителем в данной ситуации. Мир посмотрит сквозь пальцы на любое незначительное нарушение правил РФ». 

Правил, разумеется, установленных американцами. 

«Низкий курс рубля и относительно малая, в сравнении с США и Саудовской Аравией, приемлемая для бюджета цена нефти в итоге позволят Москве инвестировать в устарелую инфраструктуру социальных служб. А также в свои Вооруженные силы дополнительные средства, что делает страну и ее экономику сильнее даже в условиях кризисной ситуации на мировом рынке». 

В этом и правда что-то есть – не находите? 

А теперь вернемся к Америке. Правительство США заваливает наличными все секторы экономики, и это поможет какой-то части бизнеса остаться на плаву. Некоторые нефтяные компании смогут получить заем по программе защиты зарплатного фонда или через программу кредитования малого и среднего бизнеса от ФРС США, если ее условия будут не слишком накладными. 

Аналитики говорят, что западнотехасская сланцевая нефть, которая добывается методом гидравлического разрыва пластов, в последние годы сделавшая США крупнейшим в мире производителем нефти, восстановится относительно быстро, был бы спрос. 

Тем не менее перед компаниями, которые переживут кризис, встанет целый ряд серьезных проблем. Возвращение к тому, с чего они начали этот год, вовсе не будет обозначать победу, замечает Time (США). 

«Базовая модель развалилась на куски, – говорит Том Санзилло, директор по финансовым вопросам Института экономики энергетики и финансового анализа (IEEFA). – Эта индустрия находится сейчас на последнем месте». Выжившие компании должны будут разработать план, как справляться с этими изменениями: с помощью инвестиций в чистые источники энергии или сокращая свои активы. 

К такому подходу все уже привыкли. Хотя в нем, разумеется, тоже что-то есть. Экономист Михаил Хазин предлагает взглянуть на ситуацию с непривычного ракурса. По его мнению, мир, правила в котором диктовал нефтедоллар, полностью изжил себя. На сегодняшний день механизм ценообразования на нефть, разработанный транснациональными банками, не соответствует реальному спросу и самой отрасли, из-за чего произошел коллапс. 

И в такой ситуации главными пострадавшими выступят не мелкие компании, занимающиеся добычей и переработкой нефти, а финансовые учреждения, чья «магия сильно поблекла» и теперь не может поддерживать стабильность на рынке. 

Все указывает на то, отмечает экономист, что нефтедоллару, управлявшему до недавнего времени миром, пришел конец. В связи с этим теряет свою актуальность единая долларовая система, что возвращает капитализацию нефтяных компаний к нормальным показателям, имеющим отношение к добыче, запасам и прибыли. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./