СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ 

Сегодня, 9 апреля, планируется встреча министров энергетики ОПЕК+. В марте Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о продлении соглашения в рамках ОПЕК+, участники переговоров вышли из сделки. 

В результате цена нефти обвалилась до минимумов с начала нулевых годов. К концу марта эталонная нефть Brent рухнула ниже 23 долларов за баррель − до нижних значений 2002 года. Ценовые минимумы обновила и американская WTI – 20 долларов за баррель, и российская Urals. 

Изначально встреча планировалась на 6 апреля, ее перенесли. Причиной стали взаимные обвинения России и Саудовской Аравии в провале мартовских переговоров. И, главное, расхождение в параметрах ограничения суточной добычи. 

Эр-Рияд требует, чтобы Москва сократила объемы больше всех, в одиночку убрав с рынка 1,5 миллиона баррелей, которые стали причиной провала мартовской сделки. Тогда Москва не пошла на сокращение в таком объеме для всех участников ОПЕК+, теперь от нее требуют сделать это в одиночку. 

По сути, ультиматум, который разлетелся по российским СМИ и социальным сетям с подачи американского издания Blumberg. 

Единственно, в чем стороны вроде бы определились, − в суммарном объеме сокращения − 10 миллионов баррелей в сутки. Но не договорились, от какого момента считать. Россия полагает, что снижать следует от среднего значения за квартал, а Саудовская Аравия – от апрельских уровней. 

Расхождение выглядит критическим, поскольку Россия, в отличие от Саудовской Аравии и других участников ОПЕК+, после выхода из сделки не наращивала добычу. 

Теперь, по версии Саудовской Аравии, ее собственная квота должна уменьшиться на 3 миллиона баррелей, у Объединенных Арабских Эмиратов, Ирака и России – на 1,5 миллиона. Считать предлагается от текущих уровней, уже после того, как страны ОПЕК+ резко нарастили добычу. 

Так, Эр-Рияд поднял ее с 9,8 миллиона до 12,3 миллиона баррелей в сутки, это значит, что сокращение относительно марта составит только 0,5 миллиона баррелей, тогда как на мартовских переговорах предлагался 1 миллион баррелей. У Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) добыча выросла на 1 миллион, у Ирака – на 200 тысяч, входит в подробности Lenta.ru. 

Россия сохранила добычу на прежнем уровне − 11,2 миллиона баррелей. В связи с этим настаивает, чтобы квоты применялись к среднему объему за квартал. Пока эти разногласия преодолеть не удается, сообщают РИА Новости. 

Стороны согласны в том, что принять участие в сокращении добычи должны и американские компании, однако президент США Дональд Трамп пока не подтверждает это намерение. «Может, мы примем его, может, и нет», – ответил он на вопрос о том, согласен ли Вашингтон принять решение снизить добычу. 

При этом именно Трамп анонсировал новые переговоры в формате ОПЕК+. После общения с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, написав в Twitter, что с рынка может уйти 10–15 миллионов баррелей. Позже уточнив, что такой объем должны дать Россия и ОПЕК, а США никаких обязательств на себя не возьмет. 

Американская позиция выглядит, мягко говоря, спорно. Тем не менее нефтяные цены подскочили вверх. Нефть марки Brent держится на уровне 34 долларов, что почти на 10 долларов выше, чем было. 

ПОДКОВЁРНАЯ ВОЗНЯ 

Угроза, последовавшая за крахом соглашения ОПЕК+ между Саудовской Аравией и Россией, была не первой в своем роде, напоминает британская Al Araby. Еще 4 ноября 2016 года королевство угрожало снизить цены на нефть, что заставило Москву координировать с саудовцами свою политику. В итоге страны заключили соглашение в формате ОПЕК+, которое соблюдали до начала марта этого года. 

Соглашение ОПЕК+ олицетворяло беспрецедентное улучшение отношений между Эр-Риядом и Москвой, кульминацией которого стал первый визит саудовского короля в Россию в октябре 2017 года. В ходе визита стороны обсудили огромные контракты на продажу оружия, саудовские инвестиции в российскую экономику и поддержку усилий Москвы в Сирии. 

Вполне вероятно, эти обещания стали одним из главных мотивов для принятия данного соглашения со стороны Москвы. В целом, за некоторыми исключениями, они не были выполнены, вероятно, потому, что Саудовская Аравия не хочет злить своего стратегического союзника – Соединенные Штаты. 

Соглашение ОПЕК+ рухнуло в одночасье, когда Россия отклонила предложение Саудовской Аравии еще больше сократить добычу с целью остановить падение цен на фоне снижения спроса и эпидемии коронавируса. Королевство объявило о выходе из сделки и увеличении своей ежедневной доли до 12,3 миллиона баррелей в сутки. Вслед за этим компания Saudi Aramco сообщила об увеличении производственной мощности до 13 миллионов баррелей в сутки, что привело к обвальному падению цен на нефть, ниже 30 долларов. 

В это же время Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) заявили о готовности поставлять на рынок ежесуточно 4 миллиона баррелей нефти, что спровоцировало еще большее падения цен − до рекордного за 20 лет уровня. 

Разумеется, такие цены на энергоносители оказывают негативное влияние на все страны, экспортирующие нефть, и все нефтяные компании (американские компании, добывающие нефть на территории США и традиционно поддерживающие партию консерваторов, при этих ценах вообще в ауте) – тут есть о чем поторговаться, особенно накануне американских президентских выборов. 

Однако на подобные «мелочи» эксперты не отвлекаются, они пытаются оценить потери Саудовской Аравии и России, как главных участников нынешнего кризиса. 

КТО ПОТЕРЯЕТ БОЛЬШЕ? 

По оценкам иностранных специалистов, Россия теряет от 100 до 150 миллионов долларов в сутки при цене 40 долларов за баррель нефти, и ей нужна цена на уровне 50 долларов для сбалансированного государственного бюджета, а также поддержки миллионов неработающих из-за коронавируса граждан. 

Поскольку в настоящее время Россия не может заимствовать средства из-за рубежа вследствие американских санкций, вполне вероятно, что она не сможет компенсировать убытки, вызванные снижением цен. Это станет причиной замедления темпов роста экономики − с ожидаемых в текущем году 2% до нуля. Может быть, даже начнется рецессия. 

Как бы там ни было, рубль рухнул. Стоимость валюты приблизилась к уровню кризиса 2014 года и превысила 75 рублей за доллар, а индекс финансового стресса на российском рынке превысил критическую отметку в 2,5 пункта. 

По версии журнала Forbes, убытки российских бизнесменов и состоятельных граждан, вызванные резким падением курса рубля и снижением доли российских компаний на мировых рынках, превысили 8,8 миллиарда долларов. 

Несмотря на будущие большие потери для российской экономики, она зависит от доходов от продажи энергоносителей лишь на 50% по сравнению с саудовской экономикой, где этот показатель намного выше. 

Согласно сводному арабскому отчету доходы от нефти составляли 92,6% всех государственных доходов в 2000 году. В 2018-м − почти две трети, несмотря на значительное снижение цен на нефть с 2014 года. 

Чтобы компенсировать сокращение доходов, королевству пришлось ввести больше налогов, в результате доля налоговых поступлений в государственный бюджет увеличилась с 4,9% в 2000 году до более 30% в 2018 году. 

Королевство зафиксировало бюджетный профицит в размере около 4,4% в 2000 году, который увеличился до более чем 18% в 2005 году, однако позже нормой для бюджета стал дефицит. Он достиг максимума в 2015 году, составив более 103%, а затем снизился до 82,9%, 63,9%, 33,1% в 2016, 2017, 2018 годах, соответственно, после повышения ряда налогов, цен на топливо и государственных сборов за услуги. 

Кроме того, на топливо по- прежнему приходится большая часть саудовского экспорта. В 2000 году показатель составлял около 92,1%, а в 2017-м он снизился почти до 80%. Согласно оценкам снижение цен на нефть обходится Саудовской Аравии в 400 миллионов долларов в день, то есть около 150 миллиардов в год. 

Характер саудовской экономики и неспособность государства диверсифицировать свое производство, несмотря на целенаправленные реформы (10 шагов развития в период 1970–2019), привели к тому, что страна не может противостоять истощению природных ресурсов и развить конкурентоспособность на международной арене. 

Следовательно, отсутствие нефтяных доходов означает использование государственных резервов и внешние заимствования. 

При этом валютные активы Саудовской Аравии непрерывно сокращались. Они уменьшились с 737 миллиардов в августе 2014 года до 529 миллиардов в конце 2016 года и 493 миллиардов долларов в апреле 2017 года. Исключение составляет 2019 год, когда после договоренностей с Россией валютные резервы увеличились до 503 миллиардов долларов. 

Если посмотреть итог этих, довольно аргументированных рассуждений, обрывки которых сквозят по нашим новостным лентам, валютные резервы Саудовской Аравии за последние пять лет уменьшились более чем на 30%, хотя цена на нефть в течение этого периода не падала ниже 45 долларов. Если цены опустятся ниже 30 долларов, можно ожидать полное истощение саудовских валютных резервов в течение следующих пяти лет. 

Наследный принц Саудовской Аравии вовлек королевство в самоубийственную дуэль с русским медведем, пафосно заключает Al Araby. Нет никаких сомнений, что проиграют обе стороны, но потери Саудовской Аравии будут больше. 

Разумеется, наши издания далеко не столь пафосны. Лейтмотив материалов: нефтяные страны готовы сокращать добычу, Россия и Саудовская Аравия ждут, что к ним присоединятся США. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./