ПРЕСС-ОБЗОР 

На третий день после новогодних каникул Президент России Владимир Путин встретился в Кремле с канцлером Германии Ангелой Меркель. У нее это был первый визит в новом году.

Встреча лидеров заинтересовала немецких журналистов. Их было много, и они всё прибывали и прибывали. Хозяева терялись в догадках. Возможно, их интересовала новогодняя Москва. 

Действительность оказалась размашистей слухов: в Москве ещё праздник, а у них, на московском фоне, считай, и не было ничего. Гости сравнивали российский Новый год со своим и говорили восторженно. И это, наверное, самая большая новость, во всяком случае для тех, кто помнит еще ту, цветущую, без наплыва восточных эмигрантов, Германию, которой больше нет. 

Ангела Меркель удостоила Владимира Путина приветливой полуулыбкой. Путин шел навстречу без тени улыбки. Посмотрел на гостью, и только увидев, что она начала улыбаться, улыбнулся в ответ. Хозяин не захватил с собой букет, как это было в Сочи – учли европейский менталитет. Гостья вроде бы выглядела довольной, но, с точки зрения российского восприятия, встреча выглядела суховато. 

Под телекамерами хозяин и гостья расположились в креслах. 

– Хочу Вас поблагодарить, − произнес Путин, − за то, что вы приняли наше приглашение и приехали для обсуждения всех вопросов, – есть наиболее острые, на которых, я так понимаю, мы и сосредоточим основное внимание. 

Так как были разговоры о том, что встреча носит экстренный характер, журналист «Коммерсанта» Андрей Колесников уточняет у стоявшего рядом министра иностранных дел России Сергея Лаврова, так ли это. 

– Да нет,– пожал плечами Лавров,– еще до Нового года договорились. 

Тут к Лаврову подошел моложавый мужчина и молча обнял. 

– Министр иностранных дел Германии, – негромко пояснил Лавров. 

Ангела Меркель в это время благодарила Владимира Путина за то, что тот её пригласил: 

– Благодарна за приглашение, за предоставленную возможность приехать сюда, потому что я всегда была уверена в том, что лучше говорить друг с другом, чем друг о друге, − с чувством произнесла она. 

Переговоры продолжались дольше трех часов в узком и расширенном составах, включая совместный обед. И когда журналистов уже собрали на пресс-конференцию, ждали еще не меньше часа. 

На пресс-конференцию Ангела Меркель пришла с листками бумаги, исчерканными настолько, что печатные буквы проглядывались с трудом. 

– В ходе переговоров,– рассказывал Путин,– мы затронули вопросы, связанные с продолжением транзита российского газа через территорию Украины. Было отмечено значение достигнутых договоренностей между «Газпромом» и украинскими партнерами, в соответствии с которыми транзитные поставки будут осуществляться в течение следующих пяти лет. 

Владимир Путин имел в виду: он выполнил то, о чем договаривался с Ангелой Меркель, когда решали строить трубопровод «Северный поток-2». Тема газопровода для хозяина была, по всем признакам, главной. 

– Мы говорили о проекте «Северный поток», конечно же,– сказала Меркель.– Этот проект посредством нового европейского законодательства легитимирован. Нам необходимо довести его до конца. И отрадно то, что была достигнута очень хорошая договоренность на следующие пять лет в области транзита газа через Украину. 

Это была ключевая договоренность, на которой Меркель настаивала больше других, что давало ей моральное право ссадить непредсказуемую Украину с большой европейской газовой трубы. 

Корреспондент «Интерфакса» Павел Минаков задал вопрос в лоб: 

– Владимир Владимирович, про «Северный поток» нельзя не спросить. Мы в условиях санкций сами сможем его построить? Если да, в какие сроки? И этот же вопрос фрау Меркель: Берлин собирается как-то помогать строить «Северный поток»? Например, ставить вопрос перед Вашингтоном об отмене санкций в отношении этого проекта хотя бы потому, что урегулирован вопрос о транзите газа через Украину? 

Президент России сообщил: 

– Безусловно, мы сможем достроить самостоятельно, без привлечения иностранных партнеров. Вопрос в сроках – это единственный вопрос, который встает в этой связи. Безусловно, окончание строительства будет отодвинуто на несколько месяцев. Надеюсь, что до конца текущего года либо в первом квартале следующего работа будет завершена, и газопровод заработает. 

Сроки, скажем так, растянуты, но когда имеешь дело с европейскими ребятами, лучше брать с запасом: кто знает, что они еще могут выкинуть. 

– Политические дискуссии, конечно, ведутся везде. В первую очередь этот проект − экономический проект. И поэтому мы считаем, это правильный проект,– очередной раз подтвердила Меркель.– Участвующие предприятия неоднократно выступали за то, чтобы реализовать его. Думаю, проект можно реализовать, несмотря на американские санкции. Российский президент говорил о том, что будет определенная задержка, но проект будет реализован. Я здесь хочу еще раз подчеркнуть: несмотря на все политические проблемы, мы считаем, что экстерриториальные санкции – это неправильный путь! Поэтому мы и в дальнейшем будем поддерживать этот проект, как делали это в прошлом. 

Заявление об экстерриториальности американских санкций в устах Ангелы Меркель звучит сильно, и уже не в первый раз, немецких промышленников достал американский диктат. 

После утверждения президентом США военного бюджета 20 декабря, 21 декабря швейцарская фирма Allseas вынуждена была отказаться от завершения строительства – со всеми вытекающими отсюда финансовыми последствиями: трудно предположить, что газпромовские юристы не прописали этот, в общем-то, стандартный момент. 

Во всем мире только две компании обладают быстрыми трубоукладчиками – Allseas и Saipem. Газпром станет третьей компанией, что весьма пригодится для оказания экспортных услуг (после случившегося с Allseas многие заказчики точно не захотят иметь с ней дел). 

Особую важность имеет позиция немцев. Ангела Меркель заверила в поддержке Германией этого газопровода и выступила против применения американцами экстерриториальных санкций, в том числе против «Северного потока - 2». По ее словам, этот проект получает юридическую силу в свете обновленного европейского правового регулирования, и поэтому его следует завершить. 

В первую очередь Германия должна лоббировать на уровне США неужесточение санкций. 

«У США есть рычаги давления. Например, они могут отозвать страховку у наших, использующихся при прокладке трубопровода судов, как они это делают в отношении иранских, чтобы те не торговали нефтью. Если судно потеряет страховку по пути следования в Балтийском море, то проходить проливы и заходить в порты будет сложно», – поясняет ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. 

Польза от Германии также в политическом лоббировании на уровне Европы. Германия должна заставить Данию не вставлять палки в колеса. Сделать так, чтобы российские суда могли подойти и закончить работы на датском участке. 

И основное, что потребуется от Германии: она должна добиться исключения из норм Третьего энергопакета ЕК как газопровода Opal, так и «Северного потока - 2. Ранее Германия уже добивалась определенных результатов. Если бы газопровод был достроен до мая, тогда он не подпадал бы под действие Третьего энергопакета. Сейчас немцам придется придумывать что-то новое для того, чтобы после окончания строительства «Северный поток - 2» не попал под ограничение мощностей. 

Газопровод Opal (продолжение морского «Северного потока - 1» по европейской суше) работает сейчас в половину мощности из- за иска Польши, и шансы решить эту проблему в пользу Газпрома довольно велики. «Северному потоку - 2» грозит та же сложность – он может оказаться заполненным только наполовину из-за распространения европейских ограничений на морскую часть газопровода, идущую в немецких водах. 

Что касается сроков ввода в строй газопровода, то теперь России нет большого смысла торопиться с окончанием строительства, учитывая сохранение возможности прокачки через Украину 65 млрд кубометров газа в 2020 году. 

В прошлом году Газпром прокачал через Украину около 90 млрд кубов, но в этом году 30 млрд уйдет на «Турецкий поток» и как раз останется примерно 65 млрд кубов. 

Появление еще и «Северного потока - 2» в 2020 году явно создаст избыток трубопроводных мощностей, которые будут простаивать. Причем это будет стоить денег (неопределенность с новым газовым контрактом заставила европейцев заполнить хранилища под завязку, плюс теплая зима). 

Кроме того, условия кредитов, которые выдавали европейские партнеры на строительство газопровода, скорей всего, увязаны с пуском газопровода – обычная практика. Получается, «коварный» Путин опять всех перехитрил. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./