Ни одного события из 35 лет жизни в округе Лидия Савицкая не забыла

Если бы статистика вела учет профессий по их общественной значимости, то в числе первых, без сомнения, была бы профессия врача. Трудная, но благородная, беспокойная, но дарующая облегчение страждущим.

Лидия Савицкая (в девичестве Барабанова) была выпускницей Тюменского медицинского института первого набора. Получив диплом врача общего профиля, поехала на Север. Шел 1969 год. Собеседование при выдаче направления проводил сам Юрий Георгиевич Эрвье, и это налагало особую ответственность на молодого специалиста. От отца и матери, геологов по профессии, она имела представление об условиях, в которых придется жить. Городская девушка думала отработать положенные три года и вернуться в Тюмень. И в мыслях не могла представить тогда, что Север затянет ее на 35 лет!

Разведка недр шла полным ходом, но быт проходчиков, геологов, сейсмиков, геодезистов был совершенно не обустроен. Север только готовился распахнуть свои природные кладовые. В первую очередь Лидия Савицкая организовала в поселке Старый Уренгой здравпункт, а через год открыла участковую больницу. Кроме нее, здесь уже работали терапевт и педиатр. Но для этого ей потребовались напористость, энергия, смелость – всему этому тоже надо было учиться. Так же, как и «выбивать» оборудование, доставлять его… Приходилось во имя дела и просить, и требовать, и быть дипломатом.

По приезде молодому доктору предоставили комнату в семь квадратных метров с удобствами во дворе. По воду надо было ходить за полкилометра. В праздники наступившего 1970 года морозы стояли -520, и вода в ее комнате на втором этаже замерзла.

Сегодня Лидия Николаевна живет в Тюмени и, рассказывая о своей староуренгойской жизни, не видит в том времени ничего героического:

– Я лечила, кто-то бурил скважины, кто-то добывал продукты и кормил людей. О трудностях и подвигах мы не думали. Просто приехали работать и добросовестно выполняли свое дело. Кто не выдерживал – тот уезжал.

Постепенно жизнь налаживалась, бытовая неустроенность сменялась подобием комфорта. И эти маленькие перемены радовали.

Шлифовался опыт доктора Савицкой, крепла ее репутация как талантливого организатора. Поначалу, вспоминает, лечила всё, с чем приходили пациенты: уши, зубы, ноги. Оперировала. Рабочие, по неделе жившие на буровой, обращались и с травмами, и с инфекциями. Случались курьезы: «Корова буряком подавилась, помогите, доктор!».

В 1983 году приехал в поселок Ф.К. Салманов и предложил Лидии Николаевне должность заместителя главного врача поликлиники геологов в Тюмени. Отказалась: жаль было оставлять свое детище – больницу, поселок, родной коллектив, с которым делила трудности. Вспоминает, как весь персонал ремонтировал больницу, она белила, красила потолок и стены. Особой удачей считалось достать краску. Ничего не было: ни стройматериалов, ни аэрозолей от гнуса, в балках обогревались «козлами». Ржавая вода и бездорожье. А ненцы приходили дергать зубы в малицах, надетых на голое тело.

С 1990 года больница получила статус районной. В ее состав вошел роддом. До 300 человек увеличился персонал. Лидия Николаевна, кроме общего руководства, была еще гинекологом – роды, операции… А регулярные выезды в составе медицинских бригад на профосмотры в национальные поселки, на буровые! При этом в больнице дисциплина и порядок. Не было случая, чтобы профильного доктора оставили один на один с тяжелым больным. Обязательно собирали консилиум и определяли тактику лечения.

Лидия Николаевна улыбается:

– Однажды приехал в Старый Уренгой заведующий облздравотделом Симовских, меня в больнице на тот момент не было. Дежурная сестра заявила: «Без халата я вас не впущу». И не пустила. Юрий Николаевич остался очень доволен таким порядком. Больница была нам родным домом. В любой ситуации я могла положиться на своих коллег.

А экстремальных ситуаций было с лихвой. Оперировали как-то молодую женщину, и вдруг погас свет. Пришлось выбегать на дорогу, «ловить» водителей. Две машины направили свет фар в окна, и операцию продолжили. Или: чтобы спасти молодого парня в тайге, полетели на вертолете вдоль реки Пур. Петляя по руслу, машина задела препятствие и упала в воду. Лидию Николаевну выбросило в открытую дверь. Температура воды в июне в этих местах еще не располагает к купанию, и можно представить, каково доктору пришлось. Только через четыре часа их, сидевших на баках вертолета, подобрал катер. О подобных случаях говорить не любит. Зато о принятых ею родах, о детках, которые ныне сами уже мамы, – с удовольствием:

– Когда мы принимали роды в национальных поселках, то обязательно дарили мамам-ненкам детское приданое: пеленки, одеяло ...Надо было видеть лицо женщины, когда она брала на руки завернутого в белые пеленки младенца.

Заслуженный врач РФ, почетный донор СССР, почетный гражданин ЯНАО, награжденная медалями «За доблестный труд» и «За освоение Западно-Сибирского нефтегазового комплекса», Лидия Николаевна не забыла ни одного дня, ни одного события из 35-ти лет своей северной жизни.

Члены Пуровского землячества, куда входит и Савицкая, регулярно встречаются и за чашкой чая вспоминают лучшие годы своей жизни, которые подарил им такой холодный и в то же время теплый и ласковый Ямал. Он соединил людей в трудные времена, и оттого их дружба крепка. Сколько же хороших, добрых слов услышала я о докторе, руководителе и просто женщине – Лидии Савицкой! Все они: медсестра Л. С. Михайлова, врач-инфекционист Т.П. Солдатова, преподаватель немецкого языка Т. В. Брагина, директор школы Н. И. Парамонова и начальник почтового отделения В. П. Шурганова были единодушны: большая удача, что нелегкий жизненный путь они прошли вместе. И помог в этом Север.