Спортивно-оздоровительный конный клуб «Каскад» стал для Ольги Скоморох делом всей жизни

Едва заслышав голос своей хозяйки, кони заметно оживились, по другую сторону манежа раздалось радостное ржание и приветственный стук копыт. Лошадиные морды тянулись к Ольге теплыми губами, и для каждой нашлось по кусочку лакомства.

Даже невысокие упитанные пони дождались своей очереди. А где-то по соседству озабоченно хлопотали диковинные птицы: разноцветные петухи и курицы, фазаны и павлины…

– Ольга Михайловна, с чего началось ваше увлечение?

– В 1997 году я окончила биофак Тюменского госуниверситета и поняла, что работа тренера по конному спорту – мое призвание. А вообще такая уверенность возникла у меня еще с двенадцатилетнего возраста, когда довелось учиться у известного далеко за пределами области тренера Николая Артемьевича Шилохвостова. В 16 лет я уже делала первые шаги к профессии – стала тренером и судьей первой категории.

– Быть директором спортивно-оздоровительного конного клуба – дело трудное?

– Мне активно помогают и дети, и родители. И администратор секции пони Татьяна Колбаева. Однако не скрою, раньше было заметно легче. И не только в плане ведения и впрямь сложного хозяйства. Просто многих сегодняшних проблем вполне можно избежать, если не иметь личных противников…

– ?!

– Да, к сожалению, нашелся человек, который поставил своей целью обитателей клуба выселить, а само хозяйство продать. Наше противостояние длится уже не первый день, но сдаваться я не собираюсь. В терминологии конного спорта есть такая фраза: «Лошадь считается упавшей, если ее плечо и бедро коснулись земли». А я считаю себя неплохой наездницей, и меня трудно вышибить из седла!

Последние слова были сказаны без вызова, но так твердо, что усомниться в поистине спортивном, бойцовском характере Ольги Скоморох не приходилось.

На заснеженном участке земли совершал ежедневный променад вороной красавец. Без уздечки и седла – вольный, как ветер. Ольга Михайловна подошла к нему, чтобы проститься: ей предстояло в очередной раз уехать в Челябинск, где она преподает уроки верховой езды. Чтобы хоть как-то выжить.

Трогательная картина. Невольно стало не по себе: ведь любое прощание наводит грусть.

Но еще большую печаль вызывает любое сообщение о том, что где-то снова брошены на выживание конно-спортивные школы. Такое случилось даже с КСК при Тюменской сельхозакадемии, где несколько лет занимались иппотерапией дети-инвалиды. Говорят, дальнейшее сотрудничество вузу стало невыгодным.

Да минует чаша сия воспитанников СОКК «Каскад» и ее директора Ольгу Скоморох!