ДОНОРСТВО 

ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК СПОСОБЕН СПАСТИ ЧЬЮ-ТО ЖИЗНЬ 

Государственная Дума РФ рассматривает законопроект о трансплантации костного мозга. Эксперты надеются, что федеральный закон, регулирующий эту сферу, будет принят уже в текущем году. И тогда расходы реципиента на поиски и активацию донора возьмет на себя государство. 

В настоящее время в российских регистрах доноров насчитывается более 160 тысяч добровольцев, готовых прийти на помощь онкобольным. Для сравнения: в Германии почти 10 миллионов потенциальных доноров при численности населения 83 миллиона человек. А в США перевалило за 15 миллионов добровольцев. Почему Россия так отстает? По результатам соцопросов видно, что почти половина россиян не имеют представления о данном виде донорства. О готовности стать донорами костного мозга заявили 39% опрошенных, среди молодежи от 18 до 24 лет – 29%. И не потому, что мы такие плохие или несознательные. Просто на Западе этой темой занимаются уже порядка 40 лет. Донорство костного мозга даже рекламируют футболисты национальной сборной Германии. Поэтому информированность населения Европы об этой проблеме очень высокая. 

Что касается забора донорского материала, то 66% опрошенных считают, что клетки костного мозга берут из позвоночника, и 62% уверены, что эта процедура очень болезненная. Некоторые выразили уверенность, будто после забора костного мозга можно остаться инвалидом, повредить позвоночник, где этот самый мозг находится. 

На самом деле в мире нет ни одного инвалида, про которого известно, что он жертва забора костного мозга. Просто потому, что прокол делается в районе тазовой кости. Именно в ней самая большая концентрация клеток костного мозга. Точно такие же клетки обитают в человеческой крови. Поэтому на станции переливания крови можно просто сдать венозную кровь, и специалисты извлекут из нее клетки костного мозга. Подавляющее большинство доноров во всём мире выбирают именно второй способ сдачи клеток. Просто по времени он немного дольше, чем прокол или обычная сдача крови, – 4-5 часов. 

Миф о том, будто после сдачи таких клеток у донора могут возникнуть проблемы со здоровьем, также не имеет под собой никакой основы. На самом деле доноры, которые сдают кровь на станциях переливания крови и тем самым спасают жизнь людям в больничных операционных, наоборот, вполне себе здоровы. 

По статистике, только один донор из ста, состоящих в регистре, действительно сдает эти клетки, чтобы кому-то помочь, когда они подходят реципиенту. Это означает, что 99% потенциальных доноров никогда не станут реальными донорами. Но это, конечно же, не означает, что доноры не нужны. Чем их больше, тем больше спасенных жизней. 

Вступить в Реестр потенциальных доноров костного мозга можно до 45 лет. В случае совпадения ДНК потенциальному донору нужно будет поехать на неделю или полторы в Санкт-Петербург. Все расходы берет на себя Регистр доноров клеток костного мозга им. Васи Перевощикова. Донор должен быть психологически готов к такой поездке, и она не должна вызывать вопросов в семье, чтобы в час X поездка не сорвалась из-за семейного конфликта. Такие случаи известны. То есть все члены семьи, родные и близкие, должны понимать, кто такой донор и как проводится процедура донации клеток костного мозга. 

Что касается тюменцев, то в национальный Регистр доноров костного мозга занесены 843 жителя региона. Из них уже несколько человек стали реальными донорами, то есть поделились с реципиентами своими клетками. 

Анастасия Смотрина о своем заболевании узнала, когда находилась в декретном отпуске. На тот момент ей было 32 года. 

– Я стала замечать у себя слабость, синяки, бледность. Анализ крови показал сниженный уровень тромбоцитов, гемоглобина. Меня положили в отделение гематологии. Диагноз точно не смогли установить и отправили в Санкт-Петербург. Там вынесли вердикт – хронический лейкоз. А при этом заболевании единственный шанс на выздоровление и дальнейшую жизнь – пересадка костного мозга. Примерно через год, осенью 2018 года, нашли донора. Он сразу же согласился мне помочь, – рассказала она. 

Сначала донора ищут в семье, среди братьев и сестер, определяют, есть ли совместимость по группе генов. Если нет, то поиск начинается среди участников регистра. Если в России подходящего донора не находят, то обращаются к зарубежным базам данных. Поиск и активация российского донора будет стоить порядка 500-700 тысяч рублей. На этом никто не зарабатывает, это просто его себестоимость, потому что донора нужно обследовать, привезти в центр заготовки клеток, провести с ним данную процедуру. В настоящее время за это платят либо сам пациент и его семья, либо благотворительные фонды. 

Услуга становится дороже, если в России донора не нашлось. Так бывает часто, потому что российские регистры пока еще небольшие. И отсюда все эти объявления в соцсетях по сбору денег. Европейский донор стоит от 20 тысяч евро, американский – от 40 тысяч долларов. На рубли это 1,5-2 миллиона минимум. 

– Но мы надеемся, что наше государство вскоре включит эти расходы в свои квоты, чтобы снять с пациентов столь тяжелую нагрузку, – сообщила руководитель дирекции рекрутинга национального Регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Евгения Лобачева. 

Добавим, что тюменская компания «Инвитро» (ул. Митинского, 7, к. 1) является партнером национального регистра. Желающие могут прийти в любой офис компании и сдать образец крови на анализ, чтобы определить уникальный состав своих генов. Эти сведения будут занесены в электронную базу данных костного мозга. И однажды, вполне возможно, вам может выпасть шанс спасти чью-то жизнь. 

Радослав ВАСИЛЬЕВ /фото pixabay.com/