ПРЕОДОЛЕНИЕ

Литературные классики утверждают, что русские – необыкновенно добрые и отзывчивые люди. Но прекраснодушные представления часто разбиваются о реальность. В действительности наш народ довольно жесток и не склонен к эмпатии. В России, например, принято относиться с презрением к попавшим в трудные жизненные ситуации – «бомжам». Даже сами слова «бомж», «бич», на языке нашего повседневного общения несут отрицательные коннотации. «Милостью к падшим» здесь и не пахнет. Почему-то по умолчанию считается, что такую стезю они выбрали для себя сами. Хотя, конечно, не всегда так.

– Как люди обычно попадают в подобные обстоятельства? – спрашиваю я у Александра, волонтёра межрегиональной благотворительной общественной организации «Инициатива». 

– Российскому менталитету свойственна такая особенность, как авантюризм и легкомысленное отношение к себе, своей жизни, к окружающим, – говорит Александр. – И однажды может настать момент, когда такой человек, не думая ни о чём плохом, не выйдет на работу, как следствие – потеряет её, лишится источника существования, затем, от разочарования в жизни, уйдёт в запой… Такой человек сам не замечает, как постепенно, шаг за шагом, опускается на дно. В итоге жена выгоняет его из дома, и он оказывается на вокзале или в притоне. Подобный путь проделали очень многие. Так и пополняется армия бомжей. И хотя их ряды непрерывно сокращаются в силу естественных причин – кто- то замерзает, кто-то травится – на смену выбывшим приходят всё новые и новые «рекруты». 

Люди, живущие простой, повседневной жизнью, даже не подозревают, какие ужасы творятся за стенами их домов. Только один из многочисленных примеров – одна подопечная нашей организации, женщина сорока лет, жила в подъезде девятиэтажного дома. Несмотря на отсутствие постоянного места жительства, не опустилась – по договорённости с жильцами дома, убирала их квартиры, а за это могла поесть и принять душ. Так продолжалось до тех пор, пока стая подростков не напала на неё, избив до полусмерти и сломав ноги. Подростков поймали, но работать, и даже просто нормально передвигаться женщина больше не могла. 

Вот ещё одна история, на этот раз более оптимистичная: Сергей начал покуривать марихуану лет с десяти. В четырнадцать первый раз укололся самодельным маковым отваром. Тогда это было ещё «модно», и к тому же, пока не было перед глазами столь многочисленных примеров разлагающего влияния наркотиков на здоровье и личность человека. 

Как говорится, дурное дело нехитрое, и очень быстро Сергей сел на «иглу». Он ухитрялся добывать зелье даже в армии и местах лишения свободы, куда впервые попал в 23 года. Сначала это был героин, а затем и вещества, так называемые «соли». Дозы всё увеличивались, промежутки между «ломками» неуклонно уменьшались. При этом Сергей прекрасно отдавал себе отчёт, что медленно погибает, но не представлял свою жизнь без наркотиков. 

И вот однажды, это было в 2018 году, он сделал себе очередную инъекцию, и после неё уже не смог подняться на ноги. Приехавший по вызову врач «Скорой помощи» констатировал: забирать пациента в больницу смысла нет, поскольку с таким набором болезней жить тому осталось считанные недели. 

Но Сергей не хотел умирать. И тогда один знакомый, из бывших пациентов «Инициативы», посоветовал ему обратиться за помощью в уральский реабилитационный центр. Сергея погрузили на поезд, а по прибытии сняли с него, поскольку ходить сам он по-прежнему не мог. Оказавшись в центре, ещё три месяца лежал, не вставая. Потом начал понемногу передвигаться, опираясь на костыль и постепенно наращивая количество пройденных за день шагов. И случилось чудо – по-другому назвать это никак нельзя – Сергей вернулся к нормальной человеческой жизни. Ныне он является руководителем одного из восстановительных центров «Инициативы» на Урале. Полгода назад женился. Сейчас семья ждёт ребёнка. 

Наши восстановительные центры, помимо всего прочего, выполняют ещё психотерапевтическую функцию. Пообщавшись с товарищами по несчастью, такие люди видят, что они не одиноки, их проблемы и трудности не являются чем-то исключительным. Убеждаются, на основе опыта предшественников, что их ситуация – не приговор, её можно преодолеть и вернуться к нормальной жизни. 

– Давайте остановимся на этом подробнее. Часто ли маргинализированные люди возвращаются к нормальной, полноценной жизни? И что для этого требуется от человека? 

– К сожалению, немалый процент «выпускников» наших восстановительных центров возвращается обратно. Это те, кто, выйдя из их стен, начинают снова пить или употреблять наркотики. Но есть и позитивные примеры. Люди избавляются от алкоголизма и наркомании, создают счастливые семьи, у них рождаются дети. У одного из «наших» недавно второй раз подряд родилась двойня. Таких людей не один и не два – их сотни. 

Чтобы этого добиться, в первую очередь, нужно изменить образ мыслей. Новые мысли влекут за собой новый образ действий, которые постепенно входят в привычку, а привычка, как гласит народная мудрость – вторая натура. Знаю, о чём говорю по собственному опыту – я курил 24 года, после того как пришёл в «Инициативу», бросил и вот уже два года не курю. 

Собственно, этим мы главным образом и занимаемся в своих центрах – помогаем попавшим к нам людям навести порядок в голове. Этот процесс для каждого индивидуален и зависит от конкретных обстоятельств. Единственное, чего мы неизменно придерживаемся в своих центрах – это нормы христианской морали. 

Ещё очень важно понять, что вредные привычки – не единственный источник удовольствий в жизни. Есть очень много других. Например, человек начинает осваивать новое дело, новую профессию и его жизнь начинает играть новыми красками. Не говоря уже о таких вечных ценностях как любовь, семья, дети... 

– Каков механизм работы ваших социальных приютов? 

– В комплекс предоставляемой нами помощи включены койко-место, питание, одежда, профилактические мероприятия по выявлению эпидемических и инфекционных заболеваний, оказание первой доврачебной помощи. При поступлении в восстановительный центр человек добровольно принимает правила, установленные для группы, и ограничивает свою свободу этими правилами. Первое время, до месяца, он не имеет свободного общения с родственниками и друзьями, его участие в жизнедеятельности группы тоже ограничивается. Всё это необходимо для того, чтобы человек получил возможность задуматься о причинах своего плачевного состояния и принял твёрдое решение – изменить собственную жизнь. 

Всем участникам восстановительного процесса запрещается хранение и употребление наркотических веществ, спиртного, медицинских препаратов без показаний, нельзя курить, иметь при себе деньги, выходить за пределы реабилитационного центра. При этом они в любой момент могут отказаться от прохождения программы – двери у нас всегда открыты в обе стороны. 

После предварительного этапа начинается основной – приобщение участника программы к труду, воспитание в нём этического и нравственного сознания, основанного на христианских принципах. Сроки этого этапа составляют от двух до шести месяцев, в течение которых бывший асоциальный элемент получает навыки трезвой здоровой жизни. По желанию самого подопечного этот срок может быть продлен. Ну а дальнейшее полностью зависит уже от него самого. 

Роман БЕЛОУСОВ

Материал подготовлен при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ