КРИМИНАЛ

Они приехали к нам в Сибирь, чтобы сеять смерть, чтобы заработать на продаже наркотиков баснословные деньги. Действовали по-азиатски осторожно, хитро и в то же время нагло. Одного не учли: сотрудники Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков имеют большой опыт работы с такими клиентами. К тому же, преступная жажда героиновой наживы обернулась для одной из наркопродавщиц страшным бумерангом… 

НА ЛОВЛЮ СЧАСТЬЯ И ЧИНОВ? 

Мархамад Азаматова родилась в Ленинабадской области республики Таджикистан, по национальности таджичка, гражданка Кыргызстана, на территории Российской Федерации не прописана. Образование среднее, замужем, имеет несовершеннолетнего сына. Ранее в поле зрения правоохранительных органов не попадала. 

Мумин Сангвинов – уроженец Таджикистана, образование среднее, женат, на территории РФ не прописан, ранее не судим. 

Рахимхон Газниев – самый молодой из преступной троицы, родился в г. Куляб, таджик, образование среднее, холост, ранее не судим. 

Где, у кого и при каких обстоятельствах Азаматова приобрела без малого один килограмм героина, ни следствию, ни суду выяснить так и не удалось: помешали заковыристые, хорошо продуманные конспиративные лабиринты и явное нежелание фигурантки быть предельно правдивой. При этом дорогостоящее зелье, по самым скромным подсчетам, должно было принести Азаматовой весьма солидные барыши. Однако заняться сбытом убийственного товара в одиночку, на чужой территории, женщина долгое время не решалась. Робкие, но отчаянные попытки найти оптового покупателя ни к чему не привели. 

Наконец, находясь в деревне Дербыши Тюменского района, Азаматова познакомилась там с Сангвиновым, который приехал сюда в надежде найти работу. Азаматова предложила новому знакомому заработать деньги, сбывая по своим каналам принадлежащее ей наркотическое зелье. Отлично сознавая, что ступает на скользкую дорожку, чреватую большим риском и вполне конкретной статьей Уголовного кодекса РФ, Сангвинов, тем не менее, с легкостью согласился «помочь». 

Для реального осуществления задуманного Азаматова и Сангвинов разработали план и распределили роли. В деталях расписали, кто будет искать покупателя, куда его приводить, каким образом доставлять наркотик и получать за него деньги. Между сообщниками было также достигнуто соглашение о разделе прибыли от незаконных сделок. 

Первым, кто клюнул на закинутую наживку, стал таджик Газниев, проживавший в Тюмени. Остро нуждаясь в деньгах и стремясь к личному обогащению, Газниев легко согласился стать еще одним посредником в доходном промысле. Судьба сыграла с ним злую шутку: Газниев в поисках покупателя почти сразу напоролся на человека, который является сотрудником службы наркоконтроля. Но пройдет еще какое-то время, прежде чем новоявленный «клиент» защелкнет на запястьях Газниева металлические браслеты. 

ТАКИЕ РАЗНЫЕ НАМЕРЕНИЯ СТОРОН 

Ничего не подозревавший Газниев договорился со своим покупателем о продаже партии героина массой чуть менее 300 граммов. Но поначалу было решено ограничиться всего 100 граммами – с целью подтверждения намерений сторон и установления доверительных отношений. К тому же, Газниеву понравилось желание неторопливого клиента опробовать качество товара. 

Газниев и Сангвинов по известной им цепочке моментально связались с Азаматовой и получили от нее согласие на проведение сделки. Сбыт решили произвести в помещении магазина «Стройматериалы», расположенного в д. Дербыши. 

Было около трех часов пополудни, когда Газниев и его молчаливый «клиент» приехали в данный магазин. Здесь их уже ожидали Сангвинов и Азаматова. Еще раз оговорив цену, Азаматова вышла из помещения и вскоре принесла заранее подготовленное к реализации наркотическое средство, упакованное в полиэтиленовый пакет. 

– Взвешивать будем? – коротко спросил покупатель. 

– Э, дарагой, зачем обижаешь, да? – скорчил физиономию Сангвинов. 

Покупатель пожал плечами и передал требуемую сумму денег. Вяло поинтересовался, когда можно будет забрать оставшуюся партию наркотика. Договорились встретиться здесь же часов в шесть вечера. 

Из показаний свидетеля Т., сотрудника службы наркоконтроля: 

– Я познакомился с человеком, который назвал себя Амиром. Тот предложил купить у него наркотики. Моим руководством было принято решение внедрить меня в качестве покупателя. С этой целью мне передали 30 тысяч рублей и макет банковской упаковки… К месту встречи на улице Энергетиков вместо Амира подошел другой человек – Газниев. С ним поехали в Дербыши. Газниев зашел в магазин «Стройматериалы», а когда минут через пять вернулся, сказал, что готов продать сегодня лишь небольшую партию наркотика, за которой следует приехать к 15 часам. 

Незадолго до указанного часа я вместе с С., также сотрудником одного из подразделений службы наркоконтроля, вновь забрали Газниева на улице Энергетиков и поехали в Дербыши. Возле магазина Газниев попросил показать ему деньги. Убедился, что они у нас есть. В помещении магазина находились мужчина и женщина, как вскоре выяснилось, это были Мумин Сангвинов и Мархамад Азаматова. Мумин попросил показать ему деньги. Пересчитал, сказал, что все в порядке, и обратился к женщине по-таджикски, после чего она вышла. Пока женщина отсутствовала, Мумин заявил, что если нам еще будут нужны наркотики, то они согласны их нам продать из расчета, принятого на тот момент в данном регионе – в целом за один грамм. Через некоторое время зашла Азаматова, передала полиэтиленовый сверток Сангвинову, сама осталась здесь же. Я положил сверток в карман куртки, деньги передал Сангвинову. Тот еще раз о чем-то переговорил с Азаматовой и подтвердил, что за остальной партией можно приехать часов в шесть вечера. 

По дороге в Тюмень обнаружили за собой «хвост» – за нами неотступно следовала автомашина ВАЗ‑21099. Поэтому, чтобы не сорвать всю операцию, в отдел не поехали… 

ВКУСНЫЕ МАНТЫ И СТАРАЯ ЛАПША 

Около 18 часов оперативники вновь поехали в знакомую уже деревню. Газниев снова поинтересовался содержимым их кошельков. Убедившись, что деньги есть, позвал покупателей в магазин. Внутри, кроме Азаматовой и Сангвинова, оказалось еще несколько мужчин азиатской внешности. Сангвинов предложил пересчитать деньги. Оперативники переглянулись и заявили, что в помещении много посторонних лиц и что деньги достанут лишь после того, как на столе появится товар. Сангвинов что-то сказал мужчинам, и они вышли в соседнюю комнату. Азаматова тоже куда-то вышла. 

Пока ее не было, один из неизвестных мужчин принес горячие манты. Все участники встречи вежливо отказались от угощения, сказав, что недавно уже поели. Хотя просто не желали стать жертвами банального отравления. 

Тут вернулась Азаматова и выложила из ведра на стол сверток из полиэтилена, замотанный скотчем. Сангвинов развернул его и показал, что там наркотики. Т. предложил взвесить товар своими весами и послал своего напарника к автомобилю. С. вышел на улицу, взял из машины весы и подал знак группе захвата к задержанию. Зашел в помещение и достал служебное удостоверение. То же самое проделал Т. Эффект неожиданности оказался настолько сильным, что никто из торговцев наркотиками и их окружения не смог вымолвить ни слова. 

Впрочем, быстрее всех оклемалась Азаматова. Даже несмотря на то, что взяли ее с поличным, невзирая на протоколы получения образцов исследования смыва рук и срезов с ногтевых пластинок (химическая экспертиза определила наличие там героина), Азаматова отчаянно пыталась финтить, вешать на уши традиционную в таких случаях «лапшу». В ходе предварительного следствия и на суде неоднократно меняла свои показания. 

То же самое, с ничуть не меньшим энтузиазмом, проделывали Газниев и Сангвинов. Эти вообще договорились до того, что абсолютно не знают друг друга, не знают никакой женщины по имени Мархамад по фамилии Азаматова. И лишь когда речь зашла о деньгах, не выдержали. Уже без переводчика пожаловались, что от нескольких десятков тысяч рублей, полученных от продажи первой, 100-граммовой партии героина, Газниеву досталось всего 6 тысяч, а Сангвинову и вовсе шиш – 2 тысячи. Остальные деньги жадная женщина оставила себе. 

В ходе судебного разбирательства подсудимая Азаматова вину не признала и пояснила, что приехала в Тюмень из Таджикистана на автобусе вместе с сыном и другими родственниками, чтобы продать лук и морковь. Родственники и сын хотели трудоустроиться. За месяц овощи были проданы, но сын трудоустроиться так и не смог. Зато она встретила земляка по имени Никмаджан, он обещал помочь что-нибудь подыскать. Договорились, что она приедет к нему в Дербыши, где он работает сторожем в магазине. В помещении магазина ранее незнакомый ей Мумин Сангвинов попросил донести небольшой сверток. Что в нем находилось, она не видела и не знала. Потом пришли какие-то люди, представились сотрудниками полиции и всех задержали… 

Что и говорить, красивая, но жалкая легенда. 

РАСПЛАТА 

Рассмотрев во всех подробностях данное уголовное дело, Тюменский районный суд приговорил: М. Х. Азаматову – к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, М. Х. Сангвинова – к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Р. Н. Газниева – к 10 годам на тех же условиях. Мужчины отбывают наказание в ИК строгого режима, Азаматова – в колонии общего режима. 

Однако самое страшное в этой истории случилось потом. Сын Азаматовой, не выдержав суда над матерью, так и не сумев определиться в жизни, сам прочно «сел на иглу». Наркотический бумеранг, таким образом, завершил свой порочный круг. 

*Фамилии изменены

Григорий ЗАПРУДИН