ПРАВОСЛАВИЕ

Белорусский священник и блогер Александр Кухта является одной из самых ярких «звёзд» православного Интернета. Его известности в Сети могут позавидовать многие видные проповедники и миссионеры. Канал отца Александра на «Ютубе» под названием «Batushka ответит» посещают тысячи пользователей.

Секрет популярности минского священника прост – его ролики адресованы молодёжной аудитории, поколению 20-30-летних, которое «живёт» в Интернете. И излагает свои мысли он не занудно-нравоучительно, чем грешат большинство христианских проповедников старой формации, а на языке доступном для своей аудитории.

«Это не церковный внутренний сленг, который понятен только церковным людям, это не язык, понятный только узкой прослойке молодёжи, это язык, который понимают и гопники во дворе, и студенты филфака, и шестнадцатилетние, и сорокалетние. В какой-то степени этот язык сродни арамейскому, на котором говорил Христос в своё время – доступный всем, который не нужно переводить или пояснять», – говорит отец Александр.

Кроме того, православный блогер не боится поднимать острые темы. Самые посещаемые видеоролики в его блоге, набравшие по нескольку десятков тысяч просмотров, посвящены фильму «Матильда», сексу и полемике с атеистами. Молодой священник не побоялся бросить вызов даже таким столпам атеизма, как Анатолий Вассерман или Александр Невзоров.

– Почему-то принято считать, что православные проповедники должны быть благолепными, велеречивыми и неулыбчивыми, а по-другому о сакральном и божественном говорить нельзя. Как же вы дошли до жизни такой, что проповедуете молодёжной аудитории на понятном ей языке? – спрашиваю я отца Александра.

– Мне всего этого никто не объяснил в своё время, и, наверное, это хорошо, – улыбается он. – Я считаю, что самое главное качество проповедника – быть услышанным. Можно быть сколько угодно духоносным, бородатым, толстым и уважаемым, но если люди не слышат то, что ты говоришь, не понимают твоих мыслей и не идут за теми идеями, которые ты несёшь – то никакой ты не проповедник, а пустозвон, который понапрасну сотрясает воздух. Люди бывают разные, и нужны разные форматы и стили проповеди. Сегодняшняя наша практика показывает, что в храмах не так много молодёжи, а значит, мало проповедников, работающих с ней. Поэтому я решил попробовать, в меру сил, исправить эту ситуацию. И, в большей или меньшей степени, это получается.

– Часто вам приходится выслушивать от ревнителей церковной архаики нарекания и обвинения в профанации?

– Иногда приходится. Но пусть они пойдут и сделают что-то лучше. Вопрос не в том, как много и как громко они говорят, а в том, много ли они делают сами. Я вижу, что такие вот ребята, которые очень много ревнуют, делают очень мало. Поэтому их слова не имеют большого значения.

– А зачем вообще проповедовать и миссионерить? У одного человека одни взгляды на мироздание и духовность, у другого – другие. Это же естественно и нормально. Зачем пытаться переубедить и обратить в свою веру окружающих?

– Переубедить и обратить – это не задача миссионера. Этим занимается Бог, и это чудо, которое возможно только с Его помощью. Задача миссионера – обратить внимание на некоторые вещи и заставить задуматься. Поставить перед человеком вопросы, чтобы он дал на них сам себе честные ответы. Таким образом, мы исполняем заповедь Христа «проповедовать Евангелие всякой твари». Думаю, каждый христианин, помня об этой заповеди, в какойто степени должен быть миссионером. Каждое моё действие в некотором смысле тоже является миссионерским, потому что я знаю, что на меня смотрят как на христианина везде – дома, на работе, в общественном транспорте… И каждое моё действие может как привлечь к Богу, так и, наоборот, оттолкнуть от Него.

– Человек, начинающий интересоваться вопросами духовности, образно говоря, попадает на огромный, шумный рынок, где «продавцы» расхваливают свой «товар», утверждая, что именно их религия или учение – самые правильные и истинные. Как сориентироваться в этом разнообразии и понять, где истина? И есть ли вообще эта универсальная, одна на всех, Истина?

– К этому вопросу существуют разные философские подходы. Кто-то считает, что такая Истина есть, и мы можем её достигнуть. Другие полагают, что всё относительно, никакой истины не существует, и её поиски – бесполезная, пустая трата времени. Самый лучший способ для познания того, существует ли Истина – это личный опыт и честные ответы на вопросы, поставленные перед самим собой. Я христианин в том числе и потому, что мой личный опыт говорит мне: христианство истинно.

– А в чём этот опыт проявился, если это не слишком личное?

– Я сравнил бы веру с любовью. Я люблю свою жену потому, что для меня она самая красивая и самая лучшая. И этот момент – он очень интимный. Я знаю, что гдето в мире существует победительница конкурса «Мисс Вселенная», но для меня моя жена – самая прекрасная из женщин. Мистика этого ощущения очень-очень личная и тонкая, настолько, что, если я начну о ней говорить, она превратится в пыль и рассыплется. Наверное, то же самое и с верой. Моя вера истинна, как минимум – для меня, потому что на уровне интимном, недоступном для того, чтобы выразить словами, я это однажды постиг. И продолжаю постигать каждый день, убеждаясь всё больше.

– То есть это индивидуально для каждого?

– Конечно! Вообще христианство – религия индивидуализма. Не может быть массового христианства, мы не можем принять его всем городом, всем заводом или всем классом в школе. Это личный выбор каждого отдельно взятого человека. Только так возможно принятие Христа – лично мной, без влияния друзей, соседей или каких-то людей со стороны. Бог спрашивает каждого человека: «Пойдёшь ли ты со мной?», а не пойдёте ли вы всей толпой, всей страной, или всем районом.

– Однако в истории есть противоположные примеры – когда средневековые князья загоняли весь город в реку и говорили, что отныне вы все христиане.

– И многие из тех, кого загоняли в реку, выходили из неё такими же язычниками, как были до того формально крещёными, но ни в какой степени не поменявшими своё мировоззрение, не принявшими Христа и не начавшими жить по-христиански. Христос говорил, что «по делам узнаете их». Я могу сколько угодно говорить своей жене, что я её люблю, но пока не подтвердил это делами, мои слова любви – не более чем сотрясание воздуха. Так же и с христианством – можно сколько угодно, бия себя пяткой в грудь кричать, что я православный, но до тех пор, пока не начну делать дела, которые это подтвердят, я христианином не являюсь. И никакими принудительными крещениями этого не добиться.

– Ну и последний, традиционный вопрос – о творческих планах.

– Служить! Заниматься своим каналом, «жечь глаголом» и расти вверх и вширь!

Роман БЕЛОУСОВ /фото из открытых источников/