РАЗМЫШЛЕНИЯ 

75-летие Великой Победы! Большой праздник, светлый, с привкусом горечи, «со слезами на глазах», как поётся в песне. Поскольку цена отвоёванного мира оказалась очень высока: миллионы и миллионы сограждан не вернулись с кровавых полей той войны, а их родные и близкие долгие послевоенные годы жили с этой горькой утратой, храня память о не пришедших с фронта.

Моё постижение Победы, личное осмысление понятий войны и мира – это отнюдь не бравурные размышления, совсем не праздничные. Они о том, о чём лукаво умалчивают в пользу «политкорректности»… Я – о том ужасающем факте, что славянская страна Болгария была в числе гитлеровских сателлитов, по сути, выступая в роли противника России. В голове не укладывается: ведь русские солдаты ценой своих жизней спасли болгар от геноцида, освободив их от османского ига и дав им независимость в 1878 году... 

ВОЙНА И МИР ГЛАЗАМИ МАЛЬЧИШКИ 

…С понятием «война» мне пришлось столкнуться в далеком и, слава богу, мирном детстве, в начале пятидесятых на моей малой родине – в болгарском селе на юге Молдавии, где наряду со своими вековыми «красными днями календаря» (Пасхой, Троицей, Георгиевым и Ивановым днями) мои земляки отмечали и «русский» праздник – День Победы. Отец мой, оставаясь консерватором старой закалки, тем не менее празднично одевался, подкручивал ус на буденновский манер и отправлялся в центр села – «на гулянку». Однажды, видя огромное мое любопытство и желание побыть в водовороте торжества, сказал мне: «Ты уже большой. Давай, чтобы через пять минут был при параде. Пойдешь со мной». И я пошел. Туда, где духовой оркестр наряду с «молдовеняской» и «хоро» играл торжественные марши, где динамики на столбах разрывались от здравиц в честь Коммунистической партии, товарища Сталина и Дня Победы. 

Будучи дошкольником и не зная по-русски ни слова, я воспринимал действо на уровне визуально- звуковом. Видел и чувствовал: взрослые, слегка хмельные в этот день, почему-то позволяли нам абсолютно все, прощали любую детскую шалость, смотрели на нас с умилением, гладили по головам, давали конфетку и все повторяли: «Эх, дети-дети! Не дай вам бог увидеть то, что видели мы!». И потому, видимо, праздник этот фиксировался в моем детском сознании как горьковато-сладостный, как радостно-печальный, уходящий одним своим краем куда-то за грань, в неведомое. Точно так же, как, по моим мальчишеским представлениям, сельская улица «обрывалась в пропасть» именно в том месте, где мой прищуренный взгляд упирался в горизонт или в поворот, просто «приговаривал» её к завершению. Отсутствие информации о пространстве и времени порождало во мне неистовое волнение, заставляло лихорадочно искать ответы на вопросы, призывая на помощь будоражащую и всеспасительную фантазию-интуицию. Я всматривался в плачуще-смеющиеся лица этих все знающих дядь и теть, глядел на них, танцующих и целующихся, наодеколоненных и причепуренных и понимал: только в этот день они могут быть такими же непосредственными, как мы, дети. 

Но мне все не давал покоя сам праздник, хотелось постичь его смысл и суть. Почему столько солнца и тепла, столько голубого неба и птиц, почему столько цветов и музыки? И что означает серебристый обелиск на могиле в парке в центре? Почему столь внезапно наступает тишина, а следом вдруг разрывающие её автоматные очереди в небо? Ответы на свои бесконечные «почему» я находил постепенно и после. Про монумент тот нам рассказывали в школе ветераны войны: он – дань памяти девушке, фронтовой медсестре Майе Серебряк, погибшей при освобождении нашего села от фашистов. Затем на школьных переменках мы, болгарские дети, играли в войну – одни за «русских», другие за «немцев». А в играх тех вполне логично всегда побеждали «русские». В старших классах учителя- фронтовики, преподававшие нам историю и труд, охотно откликались на наши бесконечные просьбы снова рассказать про войну. Заканчивался урок, звенел звонок, а мы все слушали, слушали… 

«БРАТУШКИ»… ПО ТУ СТОРОНУ БАРРИКАД 

Однажды, как мне казалось, в достаточно зрелом возрасте я пришёл к интересному умозаключению. Оно состояло из простенькой логической цепочки: эти русские дяди-учителя воевали, а мой отец, который по возрасту им вроде бы ровня, на фронте не был. Почему? Именно об этом по-детски бестакт- но и прямо поинтересовался у моего родителя. И он, отвечая на лобовой вопрос доморощенного следователя и прокурора (в одном лице), с ходу огорошил меня: «Болгария была на стороне Гитлера, поэтому нас, бессарабских болгар, не брали на войну». Потрясение, испытанное мной в то мгновение, не поддаётся описанию. Я был оскорблен в лучших чувствах. Мне показалось, что отец, приводя сей ужасный факт, пребывал в такой же дурацкой неловкости. 

А сегодня откуда-то оттуда, из детства, меня снова и снова достаёт чувство стыда за «16-ю советскую республику» (как когда- то называли Болгарию). Почему? Да потому что «братушки» полвека спустя после той войны опять перешли на «ту» сторону. Эта (якобы братская) балканская страна теперь является полноправным членом агрессивного военно-политического блока НАТО, ярого врага России. А ведь в далёком сентябре 44-го на берегах Дуная советских солдат радушно встречали цветами, хлебом- солью, чаркой домашнего вина, криками-ликованиями «Добре дошли!» («Добро пожаловать!»). Факты коллаборационизма нынешнего поневоле возвращают меня в прошлое, когда родина моих пращуров пребывала в стане сателлитов гитлеровской Германии. Невольно прихожу к мысли об исторических параллелях. Существует даже спасительно- оправдательное утверждение, будто бы всё идет по спирали… А история всё подбрасывает свои беспощадные свидетельства коварств и предательств. Болгария через несколько лет освобождения от турецкого владычества в конце XIX века… рвёт дипломатические отношения с Россией – страной, чьи солдаты числом 40 тысяч сложили свои головы на балканских перевалах, спасая братьев-славян. И в Первую мировую Болгария – опять не на стороне России. Далее – по списку. Как представитель этого этноса, пытаюсь успокоить себя: я не должен отвечать за действия нынешних и прежних болгарских правителей. Умом-то понимаю: лично я ни в чём не виноват. А в душе всё равно нет покоя… 

…Нет-нет, да и вспомню моего крёстного, тоже не воевавшего, но призванного летом 44-го в так называемую «трудармию» в далекий и неведомый Магнитогорск. Вроде бы в отместку уво- зили – за вынужденное прозябание в румынско-немецком тылу. И по сию пору в этом уральском городе добрая половина жителей – мои земляки, выходцы из южной Молдавии. Родственник мой, правда, вернулся лет через семь с подорванным здоровьем и с «полным собранием рассказов» о своих трудовых подвигах на Магнитке. Позже всё сокрушался: лучше бы, говорит, на войну взяли – знал бы хоть, за что страдать. 

В отличие от крёстного, я уже по своей воле нахожусь за тысячи верст от родных мест. В Тюмени мне предоставилась редкая для журналиста возможность встретиться с Алексеем Скурлатовым, тем самым легендарным Алёшей, воевавшим в составе Третьего Украинского фронта на Балканах. Помню, он приехал в наш город из родного Кузбасса в конце девяностых, на очередной праздник Победы. Именно в тот год в Пловдиве местные националисты пытались было снести памятник русскому солдату-освободителю, памятник Алёше. «Думал ли я, что доживу до такого позора?!», – грустно обронил тогда почтенный ветеран, русский солдат Второй мировой. И снова в глубине души меня терзал вопрос о временах и нравах. 

Это, если хотите, долгие размышления о так называемой «дружбе народов», о «продажности политиков» как таковой. Это попытка осмысления того, почему интересы «властвующих и циничных мира сего» часто не совпадают с повседневными заботами обычных людей и отравляют им жизнь, принося трагедии и страдания в их судьбы. История Второй мировой – наглядное тому подтверждение. По сути, война – это результат бездарной политики, беспомощности тех, кто стоит у руля государства. За редким исключением эти деятели избегают наказания со стороны своих народов, более того – выступают в роли героев, спасителей нации. Что удивляться, если и по сей день у них в ходу принцип «Хочешь мира – готовься к войне!». 

Да, нынешние болгарские правители могут сколь угодно рассуждать о так называемой «политкорректности», открещиваться от прошлого, объединившего их предшественников в середине прошлого века с «главным фашистом всех времен и народов», однако мне совсем не хочется закрывать глаза на прошлые и сегодняшние реалии. Более того, я не хочу с этим мириться и выступаю против. Как человек порядочный, как неравнодушный гражданин и как представитель этой национальности, в конце концов. Политики снова играют в свои игры. Либо народ им это позволяет, либо они у него и вовсе разрешения не спрашивают… 

НА СНИМКЕ: дети рисуют Победу. 

Тодор ВОИНСКИЙ, журналист