КРИМИНАЛ 

Не секрет, что немало преступлений, совершаемых на территории нашего региона так называемыми иностранцами, выходцами из бывших братских республик, носят корыстный характер – грабежи, кражи, мошенничество. Сюда же следует отнести наркотики – их приобретение и сбыт.

ДРАКА БЕЗ ПРАВИЛ 

В то раннее сентябрьское утро ласковые лучи солнца осветили верхушки пожелтевших деревьев и крыши домов, уютно стоящих на тихой улочке, тянущейся вдоль пологого берега Туры. Жизнерадостно скрипнула калитка ухоженного домика, и на улицу вышли двое молодых смуглолицых мужчин. Это были Казбек Днищев и Гасан Аушев. Первый, похоже, проснулся еще не до конца и то и дело зевал, обнажая длинный ряд золотых коронок. Второй, напротив, внимательно озирался по сторонам, испытывая смутное чувство непонятной пока тревоги. 

Дальнейшие события разворачивались стремительно и неотвратимо – почти в жанре крутого триллера с налетом восточной экзотики. Из ближайших переулков, с обеих сторон, выскочили и резко затормозили две новенькие "Тойоты" белого цвета. Из машин деловито и дружно высыпало шестеро крепких парней, тоже смуглолицых и большей частью коротко стриженных. Размахивая бейсбольными битами, велосипедными цепями и прочими атакующими суставно- дробильными орудиями, они с воинственными криками кинулись к остолбеневшим от неожиданности Казбеку и Гасану. 

Последний оказался куда более прытким и догадливым, чем приятель. В ту же секунду смекнув, что эти агрессивные личности вряд ли собираются пожелать им доброго утра и хорошего дня, Гасан резко отступил назад и с ловкостью дикой кошки быстренько юркнул за неплотно прикрытую калитку. Потом опасливо выглянул на улицу и понял, что Казбек за ним не поспевает, что его участь практически решена. Захлопнул калитку, закрыл ее на щеколду, а вдобавок подпер лежавшим на земле березовым поленом. Мухой взлетел на крыльцо и наглухо забаррикадировался в доме. Следом в одно из окон тут же влетел увесистый булыжник, вдогонку еще несколько. 

Казбек проснулся окончательно, но было уже поздно. И потому получил сполна за двоих. Его избивали всей толпой, шумно, со вкусом, с азиатской изощренностью и жестокостью. Без намеков на обязательные правила, когда можно испуганно-хрипло крикнуть: "Лежачего не бьют!" и порой рассчитывать на снисхождение со стороны превосходящего по силе противника. 

Золотозубого Казбека продолжали избивать и тогда, когда он под градом ударов рухнул, как подкошенный, на землю. Тогда в ход пошли ноги нападавших. Затем кто-то из них ухватил поверженную обмякшую жертву за штанину и грубо поволок по дощатому, в острых занозах, тротуару, словно тряпичную куклу. Старые грязно-серые доски окрасились узкими полосками крови. Расталкивая передних забияк, сзади суетливо подскакивали другие, стремясь нанести удары куда попало, со всей дури, которая, судя по всему, была обильно подогрета спиртным и наркотиками. 

Случайный прохожий испуганно шарахнулся от рассвирепевшей толпы и резво рванул в обратном направлении. Разбуженные соседи взирали на это побоище украдкой из-за кухонных занавесок: скорбно поджав губы, тихо матерясь или не переставая креститься трясущейся рукой. Кое-кто из свидетелей-мужиков рассудительно скажет потом: дескать, наши-то, отечественные, бандитские разборки (которые без стволов, разумеется) вроде бы поспокойнее – там не орут и не визжат так громко. Ну, врежут разок-другой по челюсти, ну, махнут ногой в пах, попадут ребром ладони по кадыку или локтем по почке и сматываются стремительно, без оглядки, кто куда. Пока полицейская сирена не завыла поблизости да плечистые ребята в пятнистой униформе не подоспели. Кому охота попадать к ним "под молотки"? 

А смуглолицые незнакомцы, похоже, слишком увлеклись или были в полной уверенности, что в этом патриархальном захолустье им никто не помешает. Поэтому и прозевали внезапное прибытие усиленного наряда патрульно- постовой службы и группы немедленного реагирования. Заметили их машины в самый последний момент, когда пути отхода были уже наглухо, мышь не пробежит, перекрыты. 

Бросили недобитого – и врассыпную. Бежали на редкость проворно и грамотно, легко перемахивая через высокие заборы. На месте избиения удалось задержать лишь четверых истязателей. Впрочем, главное, – правоохранителям удалось спасти человеческую жизнь. Ведь опоздай они хотя бы на пару минут, ехать бы Казбеку на далекую родину в цинковом гробу… 

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА 

Потом началась раскрутка дела. И тут все уперлось в языковый барьер. Довольно бойко лопотавшие по-русски при задержании, лихие черноокие хлопцы уже в отделении сообразили, что ситуация принимает предельно серьезный оборот. И моментально онемели и оглохли. Напрочь забыли весь русский словарный запас, если не считать одной- единственной, дружно повторяемой фразы: "Моя твоя не понимает!" 

И все-таки заговорили. По- русски. Безбожно коверкая слова, перебивая друг друга. Видать, наши многоопытные зэки еще в камере предварительного заключения преподали им «курс молодого бойца». Задержанные забияки-истязатели вовремя осознали, что прикидываться глухонемыми дурачками – себе дороже. 

И вот тут-то пошло-поехало. Стали выясняться весьма интересные факты и подробности, из которых постепенно складывалась мрачная мозаика случившегося. Так бывает всегда, когда бывшие не разлей вода компаньоны по криминальному бизнесу, очутившись за решеткой, активно закладывают друг друга и своих хорошо известных в определенных узких кругах авторитетов-покровителей. 

Казбеку и его бывшему горе- приятелю Гасану, можно сказать, повезло. В первую очередь потому, что оба чудом остались живы. А ведь их вполне могли затоптать насмерть или пропустить через мясорубку, ибо, как вскоре выяснилось, они имели самое непосредственное отношение к сделке с крупной партией наркотиков. Груз тянул на несколько тысяч баксов, и часть этих грязных денег была проплачена вперед. Но Казбек и Гасан оказались настолько алчными, что утратили элементарное чувство страха и самосохранения, а заодно и звериный нюх, вознамерились поиметь на этом опасном бизнесе свою маленькую выгоду. И поплатились, не успев вовремя скрыться. Потому что у кого-то из облапошенных «бизнесменов» оказалось чрезвычайно сильно развито ложное чувство справедливости, замешанное на безотчетной мстительности. 

Впрочем, у оперативников к тому времени уже была информация о предстоящей разборке. Частный дом, где последнее время проживали осторожные квартиранты со смуглой кожей и жгучим взглядом, давно находился под колпаком. И не один лишь Аллах или другой небесный покровитель наших фигурантов спас им жизни в то светлое сентябрьское утро. 

ЗАГРЫЗТЬ НАПАРНИКА 

Тюмень давно привлекает различного рода нелегалов, контрабандистов всех мастей и вероисповеданий. Гонцы от наркобизнеса не являются здесь исключением. Многие визитеры уже основательно изучили запросы здешнего рынка, а отдельные досадные прорехи в нашем законодательстве знают лучше некоторых опытных юристов. Специалисты вынуждены признать: до последнего времени не разработан предельно действенный, с высоким КПД механизм, позволяющий вести максимально эффективную борьбу с залетными прохиндеями, жуликами и бандитами всех цветов и оттенков. Бывает, что некоторые "гости" едва успевают отделаться легким испугом. К тому же известно: заметная часть уже осужденных иностранных граждан – далеко не новички в конфликтах с российским законом, большинство из них нигде никогда не работало и не имело определенного места жительства, а кое-кто скрывался у нас от правосудия, успев совершить целый букет преступлений у себя на родине. 

Казбек и Гасан тоже, как выяснилось, не в первый раз облюбовали Тюмень местом своих сомнительных устремлений. Жили без регистрации, но при этом умудрялись изыскивать и находить все новые каналы поступления и сбыта наркотических средств. Конечно, они были всего лишь крохотными винтиками в сложной системе преступного бизнеса. Их, как и многих, погубила пагубная страсть к большим деньгам, та самая непомерная жадность и недооценка ключевых факторов. 

Не обошлось без казуса. На одной из очных ставок, к тому моменту основательно подлеченный врачами, не в меру темпераментный Казбек чуть было не загрыз бывшего приятеля. Он внезапной молнией бросился на Гасана и буквально впился зубами в его горло. Их с трудом разняли, приняв меры по исключению подобных ЧП в дальнейшем. 

– Я все равно тебя убью! – пригрозил Казбек, вращая потемневшими глазищами. 

Гасан быстро залопотал что-то оправдательное на своем языке. Потом сник и низко опустил голову.

Оба без утайки поведали друг про дружку такие мерзкие подробности из биографий, что следователь в какой-то момент отложил авторучку, откинулся в кресле и брезгливо поморщился. Он был готов выслушать и записать в протокол допроса многое, что непосредственно касалось обстоятельств дела, но копаться в грязном исподнем загнанных в угол молодых мужиков ему явно наскучило. 

Странное это было дело. Несмотря на то, что в процессе драки Казбека изрядно потрепали, на бедную овечку он похож не был и до незаслуженно потерпевшего явно не дотягивал. Избившие его люди, за каждым из которых тянулся шлейф серьезных преступлений, поначалу вообще хотели представить все произошедшее как заурядную драку на бытовой почве. Однако под давлением неопровержимых улик и железных доказательств быстро переориентировались и дали исчерпывающие показания. В русле известной большими сроками наказания уголовной статьи о незаконном обороте наркотиков. 

*Фамилии изменены 

Григорий ЗАПРУДИН