Свою ответственность перед клиентами эта контора ограничила до предела

Наша газета не раз писала на тему обязательного страхования автогражданской ответственности владельцев транспортных средств, сокращённо – ОСАГО.

Но жизнь, та, что на колёсах, постоянно подкидывает всё новые сюжеты, обойти которые вниманием невозможно. Ведь автовладельцев у нас многие десятки тысяч, и добрая половина из них хотя бы однажды с этой “осагой” сталкивалась. А тут уж совсем неожиданный поворот: эта тема самым нахальным образом “наехала” на... редакционную машину “Тюменской правды”. В результате сего дорожно-транспортного происшествия у нашего почти нового “Хюндая” оказались помятыми левая дверь, бампер, исцарапан весь правый бок, не считая более мелких повреждений.

Казалось бы, почему о таком, в общем-то, рядовом дорожно-транспортном происшествии нужно объявлять во всеуслышание? Чем этот случай интересен массовому читателю? Внутреннее дело редакции: сообщили о ДТП в свою страховую компанию, тамошние специалисты оценили размеры нанесённого автомашине ущерба, выплатили страховку. Постучались с этой страховкой в автомастерскую: тук-тук, отремонтируйте наше авто. Специалисты мастерской, ни слова не говоря, взяли заказ и привели транспортное средство в надлежащий вид. То есть всё должно произойти именно так, как и положено по закону об ОСАГО. О чём тут трезвонить?

Оказалось – есть о чём. Потому что на деле всё произошло не так, а совсем иначе. История получилась, мы считаем, весьма поучительная.

Начало было, как по писаному в законе. Редакция обратилась туда, где застрахован автомобиль, – в компанию “Росгосстрах” (РГС). И через определенное время на счёт “Тюменской правды” поступила страховая сумма. А вот с этого момента надо подробнее...

РГС сочла, что для придания нашему автомобилю прежнего, доаварийного вида достаточно 34 тысяч рублей “с копейками”. Вооружившись этой суммой, мы (ваш корреспондент и водитель Сергей Чернышов) стали объезжать станции технического обслуживания автомобилей нашего города. И вот что из этого вышло...

Уже на первой СТО приглашённый для осмотра машины мастер в ответ на наше “тук-тук” сделал выразительное “тук-тук” по своей голове:

– Вы в своём уме? Какие 34 тысячи? Тут одной работы минимум на 40 тысяч. До свиданья, уважаемые!

Когда тебя хоть и вежливо, но выпроваживают, поневоле задумаешься – почему? Загружаешь обе половинки весов. Вот и в данном случае. На одной чаше – всероссийская ГОСУДАРСТВЕННАЯ страховая компания. На другой – какая-то мелкая автомастерская. Да что они в этой “автозабегаловке” понимают?!

И мы поехали на другую СТО, посолиднее. Но там нас ждало ещё большее разочарование. Обойдя машину кругом, мастер вынес вердикт:

– За 50 тысяч отремонтируем. Нет, меньше никак, это минимум. Можем дать официальную бумагу. Расценки берём не с потолка. Они у нас, кстати, примерно средние по Тюмени.

50 тысяч... И это стоимость только работы! Плюс нужны запчасти. Мы с Сергеем прикинули: ещё 21 тысяча, да и то, если покупать по самым низким в городе ценам. На круг выходит больше 70 тысяч... А у нас “в кармане” в два раза меньше!

Побывали на СТО, где постоянно обслуживается редакционный автомобиль. Там оценили стоимость ремонта в те же 50 тысяч.

Заехали в сервисный центр Hyundai, поинтересовались расценками. Здесь у нас вообще глаза на лоб полезли: нам пообещали восстановить машину за 107 тысяч рублей. Правда, в эту сумму входят и запчасти...

На что же ориентировалась компания РГС при оценке стоимости восстановительных работ и запасных частей в нашем конкретном случае? На какого-нибудь дядю Васю, который ремонтирует машины в дальнем гараже “через колено”? Можно, конечно, найти такого “специалиста”, но на качественный результат тогда лучше не рассчитывать. Или “Росгосстрах” может сообщить адреса ремонтников-альтруистов, которые делают работу качественно и за копейки?

Прежде чем попытаться ответить на эти вопросы, давайте приглядимся внимательнее к конторе под названием “Росгосстрах”. Посмотрите, как, с одной стороны, солидно позиционирует себя РГС. Это “крупнейшая в России страховая компания, которая оказывает существенное влияние на формирование страхового рынка”. Это “единственная страховая компания, которая располагает филиальной сетью, сравнимой по охвату с Почтой РФ и Сбербанком России”. Чувствуете масштабы, размах? Как не довериться такой компании, как не понести туда свои страховые взносы? Как не надеяться, что “в случае чего” эта компания всё сделает, как надо?

Увы, у этой конторы есть, как у Луны, обратная, теневая сторона. Которая совсем не похожа на светлую сторону, рекламную. И когда у автовладельца возникает “страховой случай”, он с немалой долей вероятности может оказаться на той, теневой стороне. Читатели, наверно, уже догадались, что не только нашей редакции “не повезло” с “Росгосстрахом”. Если бы так, то не стоило бы, как говорится, и за перо браться. Другими словами, то, как повела себя компания “Росгосстрах” по отношению к нашему транспортному средству, далеко не единичный, не частный случай. Это, скорее, уже сложившийся стиль взаимоотношений РГС со своими клиентами.

Можно насчитать несколько характеристик этого стиля. Главный же момент заключается в том, что вам просто искусственно занижают размер страховой выплаты. А на ваше возмущение спокойно отвечают: “Не согласны? Обращайтесь в суд”.

Действительно, какие проблемы? Что суд вырешит, то вам и заплатят. Вернее, доплатят. Так-то оно так, но вот что настораживает: “Росгосстрах” занижает сумму страховки даже в самых явных, прозрачных, абсолютно бесспорных случаях. Возмущённых откликов автовладельцев по этому поводу полно в Интернете. Процитирую для иллюстрации одно из таких мнений, недавнее, от 29 октября. “Было у меня два аварийных случая. В первом въехали в задний бампер, выплата составила 22 т. р., провели независимую экспертизу – вышло 70, подала в суд и разницу компенсировали. Во второй раз подрезали, и улетела в кювет, насчитали 100 т. р., а независимый – 200, через суд разницу вернули. Я довольна, но вот не понимаю, неужели сразу нельзя выплатить нормально и не доводить до суда? Булатова Екатерина”.

Действительно, почему сразу нельзя нормально всё сделать? Трудно утверждать, чем руководствуется при этом РГС, но я попробую высказать свою версию. Есть люди, которые предпочитают никогда “не связываться” с судом. Даже зная, что правы на сто процентов. Кто-то в силу характера, кто-то посчитает сумму “выигрыша” не очень существенной, чтобы за неё бороться, у кого-то элементарно нет времени на судебные тяжбы... Похоже, как раз на это и расчёт... Косвенно это подтверждает и такой нюанс. Он заключается в том, что РГС в случае разногласий отказывается предоставлять физическим лицам расчёты по определению ущерба. “Только по запросу суда”. Получается, что “Росгосстрах” будто специально “затягивает” своих клиентов в зал судебных заседаний. И в самом деле, чем эта контора рискует? В худшем случае – её обяжут произвести дополнительную выплату. В лучшем – клиент махнёт рукой, оберегая себя от лишней нервотрёпки.

А вот пример, показывающий, что нервотрёпка у тех, кто захочет “связаться” с РГС через суд, может быть очень даже серьёзной и затяжной. Жительница Тюмени К. с марта 2010 года пытается получить от компании РГС компенсацию, достаточную для того, чтобы отремонтировать свою попавшую в аварию машину. Представитель страховой компании оценил ущерб её авто в размере 44 577 рублей. На СТО мастера запросили за ремонт и замену запчастей больше 100 тысяч рублей. Нанятый хозяйкой машины адвокат решил установить реальный ущерб, нанесённый автомобилю. Была назначена независимая техническая экспертиза. Поучаствовать в этой процедуре пригласили представителя страховой компании, но компания это приглашение проигнорировала (как, впрочем, и в нашем случае). По результатам независимой оценки стоимость восстановительного ремонта составила 126 103 рубля. И что же компания “Росгосстрах”? Она, как сообщил интернет-сайт Motor72.ru, отказалась выплатить недостающую сумму.

И ещё пара штрихов, характеризующих стиль работы компании РГС. С одной стороны, почти безупречная вежливость. Как бы грубо контора ни поступала по существу, отказ непременно сопровождается фразой: “Просим отнестись к нашему решению с пониманием”. Интересно, о каком понимании идёт речь? О понимании, что компанию интересуют прежде всего собственные прибыли, а уж потом – интересы клиента? А может быть, понимание того, что “успокойтесь, всё равно вы вряд ли чего добьётесь”? В стиле компании и частое употребление вот такой фразы: “Расчёт стоимости восстановительного ремонта произведён с учётом средних цен стоимости нормочасов и материалов, сложившихся в данном регионе, с применением амортизационного износа на заменяемые детали”. Звучит, согласитесь, весьма убедительно. Неплохое с виду прикрытие. Только вот закавыка: точно с тех же позиций рассчитывает стоимость ремонта и независимая экспертиза, однако приходит к совершенно другим цифрам...

Некоторые читатели, вероятно, возмутятся: как можно отзываться так неуважительно о ГОСУДАРСТВЕННОЙ компании? Что на это ответить? Государственная или негосударственная – наверное, дело не в статусе. А в людях, которые сидят в конкретной конторе и осуществляют её политику. Конечно, плохо, если кто-то позорит своим поведением государственное учреждение. Но это не значит, что на эту контору распространяется некое священное табу неприкосновенности. Во-вторых, кто вам сказал, уважаемые граждане, что “Росгосстрах” – государственная компания? Правовая форма у этой конторы – ООО. То есть общество с ограниченной ответственностью. Ну, а я, будь моя воля, присваивал бы таким компаниям другую правовую форму – ОББ. То есть общество с безграничной безответственностью. А ещё не позволил бы бывшим государственным учреждениям сохранять в своём названии слово “государство” и производные от него. Люди, привыкшие доверять государству, клюют на это слово, и, конечно же, нечестно использовать его как приманку. И ладно бы приманка была настоящей. А то ведь явно фальшивая.

Что ж, если правила ОСАГО позволяют страховой компании вести себя подобным образом, то совет нашим читателям-автомобилистам может быть таким: обращайтесь за страховыми услугами в нормальные компании. Один из признаков нормальной компании: она заключает договор с СТО (или даже несколькими станциями), где автомобиль сначала ремонтируют, а потом предъявляют счёт к оплате. И страховая компания полностью его оплачивает. И нет нужды нервничать и тратить время на походы по судам.

По всему по этому “Тюменская правда” отказывается отнестись “с пониманием” к решению тюменского филиала РГС относительно редакционного автомобиля. Стало быть, нам предстоит “тёплая” встреча в суде.

P. S. Редакция обратилась в независимую техническую экспертизу. Результат: ущерб, нанесённый нашей автомашине, оценен в 73 тысячи рублей. Как говорится, комментарии излишни. Остаётся добавить, что “Тюменская правда” намерена отслеживать и освещать на своих страницах ситуации, схожие с этой. Хотелось бы выяснить общую картину: только ли компания “Росгосстрах” ведёт себя подобным образом? Надеемся на помощь наших читателей-автовладельцев.