КРИМИНАЛ 

Василий Иванович Козлов был стариком крепким. Жилистым и сильным. Практически никогда ничем серьезным не болел, разве что насморком. Мог и водочки за обедом принять. Да вот хватил его кондратий в одночасье... 

Что и говорить, работавшие по уголовному делу специалисты продемонстрировали не только чудеса высокого профессионализма, но и, если хотите, талант. Это сродни крайне ответственной шахматной партии, которую опытный гроссмейстер выигрывает не в лоб, а исподволь, изящно, красиво и тонко. Но кто может в этом досконально разобраться и по достоинству оценить полет мысли? Только другой такой же мастер. 

РАСТРАТА 

Началось все с банальной и в чем-то даже пошловатой ситуации. Следственный отдел привлек к уголовной ответственности некую гражданку Шальнову Зинаиду Анатольевну, тридцати семи лет. Особа эта была, мягко выражаясь, о-о- очень упрямая и пугающе целеустремленная. Дамочка в свое время успешно окончила медицинское училище, но в момент задержания работала бухгалтером-кассиром в одной из платных стоматологических клиник. И умудрилась присвоить за весьма короткий срок вполне приличную сумму – больше пятидесяти тысяч рублей. 

Шальновой полагалось бы повиниться. Разрыдаться чисто по- бабьи и вернуть хотя бы часть ворованных денег. И отправилось бы это заурядное дело в суд. И вряд ли суд применил бы слишком суровое наказание, связанное с лишением свободы. Потому что не было у Шальновой прежде ни малейших стычек с правоохранительными органами. Глядишь, и выкрутилась бы Зинаида Анатольевна, не успев толком испугаться. А она закусила удила, и ни в какую! Дескать, абсолютно ни в чем не виновата – и все! Ей бесспорные доказательства под нос суют, а она продолжает все отрицать и твердить свое. 

Вот тут и поняли следаки, что настала пора всерьез обозлиться. И принялись копать еще глубже и шире, стараясь раздобыть доказательства супержелезные. Они, многоопытные и непредвзятые, не поленились выполнить все, чему их научили, и даже больше. Пошли в народ, опросили массу свидетелей, чтобы убедиться – в повседневной жизни Шальнова явно жила не по средствам, покупая дорогостоящие вещи и продукты питания, дегустируя марочные вина и коньяки, совершая при этом поступки, выходящие за рамки общепринятой морали. 

Народ охотно сообщил, что прелюбодействующая Зина сожительствует с гражданином Юрием Васильевичем Козловым в квартире его покойного отца. А свое двухкомнатное благоустроенное жилье в элитном микрорайоне, подаренное ей богатеньким партнером по интиму (вот стерва!) сдает за хорошие деньги кудрявым и лысым квартирантам, которые (вот сволочи!) торгуют на рынке непонятно чем, но дензнаки в их карман (чтобы он лопнул!) текут рекой. 

Из показаний свидетеля Н.Ф. Коптеловой: "Зина переехала к Козловым, когда хозяин квартиры, Василий Иванович, был еще жив. А спустя всего полтора года старший Козлов помер. Хотя стариком был на удивление крепким, жилистым и сильным, никогда ничем не болел. Мог и водочки охотно принять... В момент смерти Зина была единственным человеком, оказавшимся рядом с ним..." 

Последняя фраза что-то не слишком понравилась следователю. 

КОЕ-ЧТО О ЗИНЕ 

Настырный следователь проявил большое любопытство и задался поиском ответа на очень простой вопрос: от чего все-таки столь внезапно умер хозяин квартиры? 

Да кто же теперь разберет, ведь больше года минуло. Выяснилось к тому же, что сын покойного упросил врачей не делать вскрытия. Те послушно согласились. Ничего необычного – в восемьдесят лет люди умирают частенько, кто от долгой болезни, а кто и сразу. Кому нужна лишняя работа! И выдали сыну свидетельство о смерти, где написали, что внезапная смерть Козлова-старшего наступила от острого нарушения мозгового кровообращения и церебрального склероза, а также атеросклероза аорты коронарных сосудов. Как говорится, мудрено. Но вполне убедительно. 

Вот с этим свидетельством сожители благополучно и похоронили старика. А сами стали жить да поживать одни в просторной, но уютной квартире. 

Следователь закусил удила. Он непременно хотел знать, какой вообще образ жизни вела гражданка Шальнова? И убедился: такой, знаете ли, не очень... Попивала Зина порой сверх меры, по женской части не слишком себя соблюдала. К тому же хитрая, коварная и злопамятная донельзя. Если кто дорожку ей перешел, на любимую мозоль наступил или слово обидное сказал, тому могла и отомстить, и весьма жестоко. 

Вдогонку всплыла еще одна интересная подробность: до прихода в зубной кабинет работала Зина операционной сестрой в больнице. 

А совсем скоро следствие набрело на соседку Зины – Ирину Кустову. А та возьми да брякни: Зинаида, мол, собственноручно отравила старика Козлова. С какой целью? Дураку понятно: чтобы навеки поселиться в его дорогой квартире. А если поподробнее? И соседка поведала жутковато- классическую историю. 

БАГРОВЫЕ ПЯТНА 

Для незамужней Ирины Кустовой эта история началась с неожиданного предложения Зинаиды устроить смотрины старику Козлову – на предмет их возможного бракосочетания. Расчет был прост: Кустова выходит замуж за старика, тот перебирается жить к ней, а Зина остается королевой в стариковой квартире. 

Смотрины состоялись. Старик Козлов выглядел на них орлом, продемонстрировал веселый нрав и прекрасное самочувствие. Выпил водки, но в меру, и тут же ущипнул под столом горячую ляжку своей молодой соседки. Потом даже плясал. В общем, на сердечника и склеротика он явно не тянул. И все же Кустовой он чем-то не приглянулся. Так она прямиком и сказала раздосадованной Зинаиде. 

Через пару дней Кустова забежала к ней по пустяковому поводу – за резиновыми сапогами для поездки в лес по грибы. Шальнова долго не открывала дверь. А открыла только после того, как окончательно убедилась, что стучится к ней именно Кустова. Тут же затащила ее на кухню и принялась усиленно потчевать спиртным... 

Из показаний Ирины Кустовой: "Мы сидели на кухне и выпивали. В это время зашел Козлов, он стонал и хватался за грудь. Говорил, что внутри что-то сильно жжет. Лицо и руки его были покрыты страшными багровыми пятнами". 

Но самое главное случилось, когда Зинаида на минутку отлучилась в туалет. Улучив момент, Козлов сказал Кустовой, что его, наверно, отравила Зинаида. Кустова хотела было тут же вызвать "скорую", но Шальнова грубо накричала на нее и без особого стеснения заявила, что "этому старперу давно уже пора сдохнуть". И Кустова, пребывая в большой растерянности, ушла. 

Через пару часов к ней приехал Козлов-младший и сообщил, что отец умер. Попросил Ирину прийти, чтобы помочь обмыть старика. Сын был явно не в себе и велел никому не проболтаться о том, что перед смертью отец говорил о возможном отравлении. 

Однако Ирина, разумеется, не удержалась. И рассказала про весь этот тихий ужас своей племяннице. Посоветовавшись, женщины решили пока в полицию не обращаться. Но, как видим, следователь в своем настойчивом стремлении докопаться до истины вышел на них сам. Так уголовное дело о присвоенных тысячах потянуло за собой несравнимо более страшное преступление – расчетливое, от начала до конца циничное. 

СУЛЕМА 

Труп старика Козлова эксгумировали. Через несколько дней следствие уже знало, что жизнерадостный старик был отравлен. При этом Кустова застала уже последнюю стадию. Козлов и должен был жаловаться на сильные боли, на жжение в груди. На его теле должны были появиться багровые пятна, и они появились. 

К тому же допросили Зининого квартиранта. Парню, можно сказать, повезло. Зинаида после всех этих событий предложила ему срочно съехать с квартиры, но он не был к этому готов и отказался, поскольку платил всегда вперед. Тогда Шальнова в сердцах пригрозила, что отравит и его. 

Из показаний Владислава Рябова: "Она сказала, что подсыплет мне в пищу сильнодействующего яда, так что мучиться я буду не очень долго, и никакая скорая помощь мне не поможет... Я был уверен, что Шальнова вполне способна это сделать, а потому предпочел сбежать куда глаза глядят..." 

Козлов-младший, который поначалу всячески выгораживал свою сожительницу, в какой-то момент не на шутку испугался за свою жизнь. Рассказал, что еще при жизни отца Зинаида, работавшая тогда в больнице, принесла в дом странную банку с хорошо притертой пробкой. Сказала, что спирт. В банке и впрямь плескалась какая-то бесцветная жидкость. Но была там еще и пластинка с нитками. Нитки эти называются шовными – ими зашивают раны. И хранят их особо, в растворе сулемы. Козлов-младший банку выкинул, а вот пластинку с нитками сохранил. И отнес ее в прокуратуру. Так в деле появилось еще одно веское доказательство. 

Зинаида Шальнова и на суде не признала себя виновной ни в чем. Однако скрупулезное судебное разбирательство выявило на свет божий такие неопровержимые доказательства, что осудили ее на девять лет. 

Не исключено, что, избежав справедливого наказания, хитроумная и злая бабенка вышла бы официально замуж за сына отравленного ею старика. Прописалась бы в его квартире. И – разработала сценарий нового убийства.

Григорий ЗАПРУДИН