ОРИЕНТИРЫ 

Ни одной пресс-конференции, которые проводит начальник Госохотуправления В. И. Щепелин, ни одного совещания с его участием не обходится без упоминания задачи ведомства, заключающейся в скорейшей передаче 80 процентов охотугодий в частные руки.

Свои возражения на этот счёт я высказывал и в личных встречах, и на страницах газеты. Нельзя, убеждал я начальника ведомства, форсировать этот процесс, не добившись того, чтобы новоявленные хозяева открывали приобретенные угодья для охоты на массовые виды дичи. Иначе для охоты на утку, зайца, тетерева у всей массы рядовых граждан останется всего 20 процентов угодий. Поколебать, однако, генеральную начальственную линию мне не удалось. «Ни на одной моей встрече с охотниками, – парировал Василий Игнатьевич, – никто не высказал никакого недовольства, один Бубнов что-то выдумывает». 

На таких встречах, какая прошла недавно в Ярково, действительно никто не возражал. Возражать было просто некому, так как присутствовали... всего один охотник и три владельца угодий. Почему так случилось – не знаю, констатирую факт. А вот там, где на встречу с Госохотуправлением собирается побольше народа, мероприятия проходят в ином ключе. Первыми возмутителями спокойствия стали охотники вагайского Заболотья, дружно выступившие против передачи угодья общего пользования в частные руки. Людей можно понять: работы там никакой нет, выживают за счёт охоты да сбора дикоросов. Надо ли в этих обстоятельствах гнуть генеральную линию на приватизацию охотничьего угодья? 

Второй звоночек для Госохотуправления (и для региональной власти тоже) прозвучал из Увата. Причина всё та же: передача охотугодья в частные руки, из-за чего за уточкой или зайцем аборигенам придётся семь верст «киселя хлебать» . Письма с протестом, где поставили подписи 173 человека, ушли в несколько инстанций, в том числе президенту страны. 

Подобную ситуацию в Армизонском районе ведомству вроде бы удалось разрулить (смотрите об этом в статье «От общего до закреплённого»). Охотничье угодье «Няшинское», против передачи которого армизонцы особенно протестовали, Госохотуправление согласилось пока оставить в общем пользовании. Но из опасения, что это «пока» может в любое время закончиться, охотники направили письмо губернатору с просьбой навсегда исключить «Няшинское» из списка угодий, подлежащих передаче в частные руки. 

Есть и ещё один повод для протестов – разница в сроках охоты. Мало того, что всю массу бедных охотников хотят согнать на пятачок в одну пятую часть от территории всех охотугодий, так придумали ещё одно наказание. Несколько лет назад в общедоступных угодьях охота стала открываться на месяц позже, а закрываться на месяц раньше. В прошлом году на встрече с Щепелиным в облохотсоюзе члены правления попросили (сначала устно, а потом и письменно) отменить эту дискриминационную норму. Пространный ответ начальника сводился к тому, что нарушения законодательства в этом никакого нет. Но нарушения закона не было и раньше, при равенстве сроков. Именно о возврате к ним и говорили члены правления охотсоюза, а вовсе не о законности действий Госохотуправления спрашивали. Но Василий Игнатьевич решил сыграть в глухой телефон. 

Вот поэтому во всех конфликтных ситуациях охотники теперь обращаются не в «глухое» охотничье ведомство, а в более высокие инстанции. Можно предположить, что и оттуда придут отписки, как у нас часто бывает. Ну тогда охотникам ничего не останется, как выразить своё отношение к власти на очередных выборах. А если учесть, что охотников в области насчитывается больше 60 тысяч, то их голос будет довольно громким. 

Так, может, пора всё-таки остановиться, оглядеться. Ведь и в «Стратегии развития охотничьего хозяйства в РФ до 2030 года», утверждённой Правительством России, одной из главных целей является «повышение доступности охоты для населения». Что тут неясного начальникам от охоты? 

Юрий БУБНОВ /фото из Интернета/