ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПОЛЕМИКЕ 

Развернувшаяся полемика о «кровавых деяниях» охотников, начатая репликой Натальи Герасимовой «Убийственное наслаждение», затронула многих читателей, в их числе и меня. 

Проблема, с моей точки зрения, состоит в том, где, в какой аудитории она, то есть охота, обсуждается и описываются все её нюансы. Страницы «Охотничьего поля» мне представляются самым подходящим местом для этого. Так что никакого «святотатства» в статье про отстрел лося, из-за которой разгорелся сыр-бор, я не нахожу. Не вижу оснований заявлять о смаковании «убийства» – нет там никакого смакования. Стоит заметить, что у охотников слово «убить» вообще не в ходу. Говорят «отстрелял», а чаще всего – «добыл». И это слово самое правильное, потому что природа – это не стрелковый тир, дичь надо найти, выследить и сделать точный выстрел. Это и означает – «добыть». 

Для меня охота начинается не с выстрела. К ней готовишься задолго до открытия сезона. Перебираешь свой охотничий арсенал, экипировку. Предвкушаешь встречу с друзьями у костерка. Долгие часы до первого выстрела дают возможность полюбоваться красотами озер, рек, лесов, что чаще ускользает от взгляда городского жителя, да и деревенский не часто обращает на это внимание. 

Привозя добычу домой, я не рассказываю жене, как я добывал утку, гуся или косулю. Этим мы делимся с такими же по духу людьми, не смакуя смерть животного или птицы. Мой отец учил меня: «Бери необходимое, относись милостиво к обьекту охоты». Да, в мире так устроено, что мы кушаем мясо, носим меха, это придумали не мы и не нам, наверное, изменить это. 

Николай СЕЛЕЗНЁВ, Тюмень