Я пристально всматривалась в лицо Екатерины Ивановны. Ей восемьдесят лет. Возраст уже испещрил кожу глубокими морщинами, опущены страдальчески уголки губ, но глаза все еще по-молодому живые, вот только в их глубине застыли боль и скорбь.

За плечами у Екатерины Ивановны пятидесятилетний трудовой стаж. Но нищенская пенсия в шесть тысяч рублей не оставляет поводов для радости. Заплатишь за квартиру, свет, телефон, вот и деньги закончились. На грани нищеты живет труженица. Иногда ей помогают соседи, а родня позабыла.

Когда-то была у нее семья, но рано умер муж. Осталась Екатерина Ивановна с дочерью. Были и деньги, накопленные на крайний случай. Все отдала своей кровиночке, да прогадала. В самый нужный момент, когда подкралась старость, а с ней и недуги, дочка позабыла про мать. И, правда, что взять с больного, безденежного человека? Какая выгода теперь ему помогать? Обуза, да и только!

Меня до глубины души потрясла эта история. «Мать» – священное слово. Но почему молодые люди бросают своих стариков? Куда делись сочувствие, милосердие, доброта и в конечном счете – совесть?

Детям, вольготно живущим, недосуг помочь престарелым родителям. Карьера и материальные ценности – вот принципы их жизни.

Может быть, пора уже органам власти выявлять обездоленных пожилых людей и с помощью закона наказывать беспечных, не побоюсь сказать, безжалостных детей, бросающих в беде своих родителей. Хотелось бы, чтобы кто-то откликнулся на мою статью, сказал свое веское слово.