ЗАДУМАЕМСЯ

Писатель и философ Вячеслав Рыбаков давно подметил, что все люди, сколько их есть на планете, делятся на две категории – созидателей и разрушителей. И проявляться эти склонности начинают ещё в самом раннем возрасте. Мастерит, скажем, какой-нибудь малыш в песочнице башенки и куличики, старается, чтобы вышло, как можно, наряднее и красивее. А другой в это время подходит и начинает их топтать. Да ещё и постарается строителю песком глаза засыпать. Из первого в конечном итоге может вырасти новый Циолковский или Илон Маск, а вот из второго, если его вовремя не усовестить и не уконтрапупить – получится, скорее всего, современный Тамерлан или Аттила. Совсем не обязательно мирового значения – скорее всего районного, дворового или вообще внутрисемейного. Но окружающим от этого не легче.

С такими доморощенными недоаттилами, жителям нашего города, приходится сталкиваться довольно часто. Так, всего два дня простояла в целости работа уличного художника Ивана Симонова «Ларёк», установленная на остановке «Балтийская» в рамках фестиваля уличного искусства «Морфология улиц». Неизвестные сорвали с неё одного из персонажей. 

Но, к счастью, нашлись в нашем городе и свои «илоны маски». За восстановление работы, за неимением самого художника, уже уехавшего к себе в Москву, взялись волонтёры фестиваля Мария Рыжик и Елена Зиганшина. 

– Инициатива по поводу восстановления – отчасти волонтерок, которые помогали мне делать эту работу в Тюмени. Мне нравится, когда в работе принимал участие не только художник, но и другие люди. Они чувствуют свою солидарность, это здорово. Работа находится в городе и взаимодействует с жителями, и мы не знаем, что с ней будет, это интрига. Можем даже ставки делать, сколько она проживет. Это часть игры и взаимодействия с естественной средой, – комментирует Иван Симонов. 

А я обратился за «комментариями» к специалистам другого профиля, изучающим человеческую психологию. Откуда же на наших улицах берутся вандалы и что ими движет? Ответ на такие вопросы даёт этология. Это наука, изучающая генетически обусловленное поведение. Она утверждает, что животным и человеку от природы присуща агрессия – это их неотъемлемое качество. И когда её вызывает внешний раздражитель, она чаще всего выплескивается не на него, а на того, кто слабее или на неодушевленный предмет. Но может вылиться и в позитивное русло. Так как среди коллективных животных человек максимально социален, то агрессия его может превращаться в создание чего-нибудь поощряемого обществом, творческого и созидательного. 

Самый высокий уровень агрессии характерен для подросткового возраста. На протяжении всей истории человечества, вплоть до новейших времен, подростков, как принято и в животном мире, изгоняли из дома. Они плохо пахли, дерзили, протестовали против норм взрослых. А всё потому, что биологически сами были готовы стать родителями. Кроме того, человеку был крайне нужен захват новых территорий, чтобы не исчезнуть как вид. Поэтому подростки хотели уйти из семьи, чтобы создать свою, а родители хотели их изгнать. И прогоняли – на новые территории. Всё это происходило на уровне запрограммированных инстинктов. 

А сейчас гнать нельзя. Ведь современные подростки не могут быть самостоятельными – образование стало длительным, финансовая независимость тоже наступает за рамками подросткового возраста. Но базовые инстинктивные программы никуда не делись. Вот ребята и протестуют. Создают свою музыку, ищут своих кумиров, сообщества и соцсети, пытаются эпатировать… В крайних же вариантах они коллективно занимаются вандализмом и другими преступлениями. Это в случаях, когда лидер их группы не рэпер, а паренёк с наклонностями разрушать. То есть склонный к девиантному поведению. 

В последние годы и преступлений, и классических актов вандализма стало меньше. Почему? Основная версия: потому что и взрослые, и подростки свою агрессию могут проявлять онлайн и «сжигать» её в компьютерных и смартфонных играх. Конечно, возникла другая проблема – стало больше зависимых от игр. Но при этом на стенах и в подъездах теперь меньше граффити, а по всей стране дорожные знаки и скамейки стали куда сохраннее. 

Как же проводить профилактику сохраняющегося вандализма? Психологи советуют действовать комплексно. Необходимо улучшать взаимоотношения с подростками, доверительно разговаривать с ними, ценить их личное пространство и уважать их непатологические интересы. Нужно продолжать создавать возможности для самовыражения и для социально поощряемых занятий, например, спортом и творчеством. Следует также стремиться к тому, чтобы наказание за вандализм и тому подобные выходки было неотвратимым. А профилактическую работу нужно проводить не там, где удобно взрослым, а там, где подростки бывают чаще всего. Это уже не улица, а социальные сети и приложения – «Вконтакте», «Тик-Ток», «Инстаграм»… Тут перед взрослыми – непаханое поле для деятельности. 

НА СНИМКЕ: Иван Симонов за работой. 

Роман БЕЛОУСОВ