С 1 октября 2015 года в России вступил в силу Закон о банкротстве физических лиц.

Банкротство как явление было незнакомо советскому человеку. О потерпевших финансовый крах мы знали разве что из художественной литературы. Несостоятельный должник, герой Достоевского или Бальзака, пускает себе пулю в лоб, а разорившаяся семья идет по миру. С переходом к рынку банкротство стало нашей реальностью. Так что теперь мы, как говорят, в тренде.

Необходимость принятия Закона «О несостоятельности (банкротстве)» и поправок к нему, касающихся физических лиц, вызвана непростой ситуацией в стране. Спад в экономике, рост инфляции, валютная чехарда привели к тому, что огромная часть населения стала испытывать сложности с выполнением своих кредитных обязательств. Большая просрочка по кредитам усугубилась беспределом со стороны банков и коллекторов. Реабилитационные процедуры, по мысли разработчиков нового закона, позволят должнику получить по суду уменьшение процентной ставки и рассрочку выплат на несколько лет.

Как будет работать закон, обсудили участники круглого стола «Банкротство физических лиц: вопросы теории и практики». Его инициатором стало региональное отделение Общероссийской общественной организации потребителей «ФинПотребСоюз» при поддержке Комиссии по правозащитной деятельности Общественной палаты Тюменской области. В обсуждении приняли участие представители государственных органов, коммерческих банков, эксперты, юристы.

Председатель совета ОООП «ФинПотребСоюз», доктор экономических наук Игорь Костиков рассказал присутствующим о ситуации в сфере банкротства физических лиц. Он подчеркнул, что создание механизма освобождения от долговых обязательств, безусловно, позитивный шаг, сделанный законодателем. В то же время у людей не должно быть иллюзий относительно возможности списания всех долгов.

– Некоторые думают, что достаточно прийти, написать заявление, заплатить пошлину – и можно начинать жизнь с чистого листа. Во-первых, любые обязательства погашаются только после продажи имущества должника. А это требует времени; во-вторых, после признания заемщика банкротом о дальнейшем сотрудничестве с каким-либо банком придется забыть. В течение года нельзя будет заниматься предпринимательской деятельностью. Да и морально тяжело находиться под колпаком у финансового управляющего, которого в обязательном порядке назначает суд и который получает все права на распоряжение имуществом должника. Надо быть готовым к тому, что информация о банкроте будет публично доступной. Поэтому следует хорошо подумать, прежде чем инициировать процедуру банкротства, – считает Игорь Костиков.

Директор центра медиации Тюменской государственной академии мировой экономики, управления и права Юрий Даровских тоже согласен, что банкротство – это крайний вариант. Поскольку принятые поправки в закон допускают процедуры реструктуризации долгов и мирового соглашения между должником и кредитором, то особую значимость приобретают переговоры, в которых будут участвовать все заинтересованные стороны процедуры банкротства.

Представители банков не поддержали высказанную точку зрения. Более того, подчеркнули, что со стороны кредитных организаций интерес к закону отсутствует, так как принципиально проблемы взыскания он не решает, а процедура банкротства для банка может оказаться дороже, чем полученный результат.

Основные условием подачи документов на банкротство является задолженность перед кредитором не менее 500 тыс. рублей с просрочкой по ней более трех месяцев.

Участники дискуссии также обсудили проблему мотивации финансовых управляющих к ведению дел по банкротству физических лиц. По словам Игоря Кравченко, председателя территориального комитета НП СРО «Межрегиональный центр экспертов и профессиональных управляющих», ежемесячный оклад управляющих в 10 000 рублей – не те деньги, которые способны покрыть риск их персональной ответственности. Вполне возможно, что они будут договариваться о других суммах, более соответствующих объему выполненной работы:

– Финансировать адресно эту процедуру готовы только платежеспособные физлица. Поэтому наши потенциальные клиенты – поручители по крупным кредитам, руководители предприятий. Для других заёмщиков банкротство – дорогое удовольствие.

Согласно его прогнозу возможны два сценария развития рынка данных услуг. Первый – заниматься процедурой банкротства управляющие будут в принудительном порядке со стороны органов государственной власти. Второй – набор крупными организациями дел граждан-банкротов с целью создания своего рода конвейера. Как будут развиваться события, покажет время.

Большая часть жителей Тюменской области, как показал мониторинг, проведенный региональным отделением ОООП «ФинПотребСоюз», знает об изменениях в законодательстве, интересуется механизмом банкротства. Все сходятся во мнении: понять суть закона, не имея юридической подготовки, а также заполнить правильно необходимые для суда документы очень сложно. Многие респонденты боятся быть вовлеченными в мошеннические схемы различных фирм, которые обещают избавить от всех долгов. И потому выразили желание получать больше информации о том, как пройти процедуру банкротства правильно.

С учетом данных исследования заместитель председателя Тюменского «ФинПотребСоюза» Михаил Мельцер предложил разработать и внедрить комплексную просветительскую программу, направленную на повышение финансовой грамотности населения. Она включает выпуск методического пособия, которое бы в форме вопросов и ответов разъясняло процедуру банкротства; организацию лекций, семинаров, деловых игр и тренингов по данной проблематике; информацию о том, куда можно обратиться за бесплатной консультацией.

В староитальянском языке слово банкрот переводится как «сломанная, разбитая скамья» (прилавок, контора). Это связано с тем, что когда-то конторы разорившихся банкиров подвергались разгрому. Задача органов нынешней государственной власти, чтобы снять остроту проблемы, – координировать действия всех участников финансового рынка. Закон принят не для того, чтобы банкротить наших граждан. Его цель – оздоровление экономики страны.