Европейские идеи далеко не всегда приживаются на российской почве. Для примера возьмем хотя бы систему бэби-боксов. Она не находит поддержки в обществе. «Виной» тому наш менталитет.

Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов говорит без обиняков: «Они противоречат моральным принципам». К тому же в Конвенции о правах ребенка сказано, что ребенок имеет право знать своих родителей. Главный омбудсмен страны не видит перспективы развития проекта «Колыбель надежды» по установке таких «окон жизни». И предлагает закрыть программу, хотя инициативу уже подхватили несколько городов, в том числе Тюмень.

За год работы проекта в бэби-бокс при ОКБ № 2 Тюмени был подброшен всего один новорожденный. Тема остается актуальной. Почему? С помощью бэби-боксов предлагается бороться с таким явлением, как отказные детки. С этой целью уже смонтирован 21 бэби-бокс в 13 регионах. Однако пока немногим более 30 малюток оставлено в «окнах жизни». А детоубийства продолжаются. Только в прошлом году, по утверждению главы управления процессуального контроля за расследованием особо важных дел в федеральных округах СКР Евгении Сударушкиной, в стране совершено 144 случая убийства матерями своих малышей. Впрочем, Евгения Сударушкина считает, что «колыбелькам надежды» все же надо отдать должное: цифра в 34 жизни – серьезный аргумент в пользу бэби-боксов, хоть и маленький.

Итак, сторонники проекта убеждены: бэби-боксы нужны, поскольку реально предотвращают преступления. И если в той же Тюмени в 2013-м и 2014 годах было по 3-4 ЧП, когда отчаявшиеся мамочки выбрасывали своих деток на улицу и те погибали, то даже ради трех-четырех потенциальных жертв стоит продолжить проект.

В то же время противники уверены: гора родит мышь. И дело тут не столько в том, что женщины, которые не забоятся о чадах и хотят их убить, не будут искать бэби-боксы, сколько в том, что этим «кукушкам» просто чужды родительские чувства. «Сейчас достаточно легко отказаться от ребенка, не объясняя причин. Упрощать проблему не вижу никакой необходимости», – подчеркивает руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Так что же делать? С одной стороны, надо добиваться, чтобы мамочка, если ей тяжело, могла остаться со своим дитем, а не искать удобный анонимный ящик для крохотульки, а после мучиться угрызениями совести. (При этом нужно учитывать большой пласт социальных проблем, начиная от борьбы с бедностью и заканчивая волной миграции). А с другой – давать больше информации! Причем не только возле бэби-боксов, но и на рекламных щитах, в соцсетях, в СМИ. В идеале, считает представитель «Колыбели надежды» в Тюменской области Гульнара Прадедова, – у каждого подъезда.

Только всем миром решая эти вопросы, мы сможем, наконец, ощутить силу «точечного» удара по такому явлению, как «отказные дети». Но на это потребуется время.