С ПРАЗДНИКОМ!

День области, как и День города, – горячо любимый нашими земляками праздник. Встречая 77-ю годовщину её образования, мы будем рапортовать о достижениях и успехах. И они действительно впечатляют, какую бы отрасль или сферу деятельности ни взяли. Но сегодняшнее процветание немыслимо без титанического труда тех, кто открыл крупнейшую в мире нефтегазоносную провинцию – Западно-Сибирскую.

Научное обеспечение работ по разработке месторождений нефти и газа осуществлял ЗапСибНИГНИ, а подготовку кадров для отрасли – индустриальный институт. 

В настоящее время Тюменская область даёт около 200 млн тонн нефти и 500 млрд кубических метров газа, что весомо обеспечивает бюджет страны и поддерживает ее экономику. Эти цифры звучат буднично, но за ними стоят удивительные случаи, подчас курьёзные и даже трагические. 

Начнем с того, что в течение 1950-го и 1959 г. г. сотрудники УФАН СССР из Горно-геологического института – кандидат геолого- минералогических наук Н. И. Архангельский и доктор геолого-минералогических наук В.Ф. Ковалев (оба руководители лабораторий) – разработали критерии нефтеносности и по гидро-геологическим показателям обосновали участок будущего нефтяного фонтана – на реке Конде в Тюменской области. Именно здесь было открыто первое в Западной Сибири месторождение нефти – Шаимское. К 1963 году их было уже более десяти, и четко обозначилась нефтегазоносная провинция мировой значимости. За это открытие в 1964 году группе ученых была присуждена Ленинская премия. Увы, в их числе не оказалось ни Архангельского, ни Ковалева. Зато М. К. Коровин, считавший нефтеносность мезозойских отложений вторичной, вошёл в список достойных. 

Многое тогда, впрочем, как и во все времена, определялось человеческим фактором – научными амбициями, жаждой славы, нежеланием признавать свои ошибки, меркантильностью. 

Вспоминается, как Ю. В. Щепеткин, в ту пору м. н.с. ЗапСибНИГНИ, обосновал, что три нефтеносные ловушки около Нижневартовска – Белозерная, Мартовская и Самотлорская – в действительности сливаются, и площадь нефтеносности сильно расширяется, образуя Большой Самотлор. Все это быстро подтвердилось. Но тогда, в 1965 году, открытие геолога-ученого вызвало отрицательные эмоции у руководителей Главтюменьгеологии и Главтюменьнефтедобычи. Почему? Потому что грозило увеличением плана со стороны соответствующих министерств. Главки к этому не были готовы, и возможный срыв плановых заданий привел бы к лишению премий. 

Невыдуманную историю, которая приключилась с ним, рассказал мне начальник отдела Главтюменьгеологии Г. П. Быстров. В начальные годы освоения Тюменского севера он был главным геологом Тазовской нефтегазовой экспедиции и руководил разведкой Заполярного газо-конденсатного месторождения. Приехала комиссия из Москвы принимать запасы газа. В те годы на слуху были Шебелинское (Украина) и Пунгинское (Тюменская область) газовые месторождения. Последнее – с запасами около 100 млрд кубических метров. А запасы Заполярного месторождения уходили за 1 трлн. Московская комиссия заявила, что здесь налицо приписки и потребовала наказать Быстрова. И тогда начальник объединения Т. Н. Подшибякин пошёл на хитрость: отрапортовал, что Быстров уволен, а сам перевел его главным геологом в другую экспедицию. 

Тем временем открытия месторождений по методике поиска локальных ловушек продолжались. Мне довелось обрабатывать геолого- геофизический материал по Ершовой ловушке, находящейся к востоку от Нижневартовска. Я усовершенствовал методику прогноза, разработанную Н. Н. Ростовцевым, и показал, что Ершовая ловушка соседствует еще с одним куполом, и оба они представляют крупное месторождение. Предварительная оценка запасов в 3 млн тонн, по моим подсчетам, выросла до 89 млн. После разведки Ершовое месторождение оценили в 100 млн тонн. 

Указанные события начались с фонтанов из юрских отложений Шаимского месторождения, возраст которых 160 млн лет. В 1961 году к нему присоединились неокомские слои в Среднем Приобье. Позже явилась нефть из самых молодых осадков (100 млн лет) – сеноманских. В том числе вязкая, целебная нефть Русского и Южно-Русского месторождений. Наконец, в 1971-м – 1972 годах была получена нефть из самого древнего этажа – девонского с возрастом вмещающего коллектора 400–450 млн лет. 

К первой нефти автор статьи имеет отдаленное отношение. Я был тогда м. н.с. в группе под руководством профессора В. Ф. Ковалева. Вместе с А. В. Козловым, тоже м. н.с., мы собирали в ящики пробы воды из роторных и колонковых скважин и пароходом отправляли в Омск. Затем перевозили на ЖД вокзал и доставляли в Свердловск, где в Горно- геологическом институте выполнялись химические анализы. Соответствующие обобщения, в т. ч. картографические, которые делал Ковалев, позднее легли в основу его монографии. 

Не могу не вспомнить, как при испытании скважин Ванкорского месторождения произошел несчастный случай и четыре человека погибли. Обвинили во всем В. Е. Пешкова. Однако он послал на имя А. Н. Косыгина заявку- обоснование, что в пределах Обской Губы, напоминающей Персидский залив, имеются крупнейшие месторождения. И даже указал первоочередной участок – Верхореченский. По распоряжению Ф. К. Салманова на этом участке пробурили три глубокие скважины. Нефти не оказалось. Пешков успел перебраться в Томск и избежал наказания. 

А я не сумел увернуться, но в связи с научными исследованиями. Мне удалось доказать, что возраст горных пород скважин Среднего Приобья – карбоновый, т. е. составляет 350 млн лет. Мой руководитель П. К. Куликов считал, что там развит докембрийский фундамент не моложе 500 млн лет. Я опубликовал результаты в докладах АН СССР без разрешения П. К. Куликова, и по его рапорту зам. директора И. И. Нестеров закатил мне выговор. «Наука требует жертв», – сказал он. 

История нефтеносности Западной Сибири – это последовательное получение фонтанов нефти, которые наша страна начала готовить с 1948 года. Чтобы составить представление, какие породы залегают, группа специалистов Миннефтепрома и геологов предложила пробурить серию опорных скважин. Первой была Тюменская, прямо в центре города. Сейчас на этом месте, в сквере по ул. Мельникайте, установлен макет буровой вышки как памятник великому открытию. 

Дальнейшие перспективы наращивания ресурсов углеводородов связаны с Ямалом, Гыданским полуостровом и островами Карского моря. 

НА СНИМКАХ: Самотлор; первая скважина в Тюмени, шаимский фонтан. 

Владимир БОЧКАРЁВ, кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог РФ, кавалер ордена «Знак Почета»