ЛЮДИ ЗЕМЛИ ТЮМЕНСКОЙ

Когда летишь на вертолете над Каскарой и Янтыком, то на месте когда-то непроходимых болот обязательно увидишь строчки каналов на полях и лугах, а на краю жилых кварталов – прямоугольники ферм. Из трехсот совхозов и колхозов в области в конце шестидесятых годов примерно двести имели сходные характеристики по бонитету пашни и достоинствам сельхозугодий. У трети дела обстояли похуже. Что касается каскаринской земли, то это исключительный случай. Были лишь немногие узенькие полоски, пригодные для земледелия, остальное – непроходимая топь.

Сегодня исполняется 85 лет человеку, который не испугался болот. Необычайно расторопный и неугомонный, он возглавил коллектив таких же, как сам, беспокойных и трудолюбивых людей. Зовут его Иван Федорович Каргаполов, заслуженный работник сельского хозяйства РСФСР, награжденный орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», Почета, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством 4-й степени». Под его руководством окультурены тысячи гектаров заболоченных торфяников, создан лучший в России комплекс по направленному выращиванию нетелей, передовая племенная ферма по разведению черно-пестрой породы коров. В начале девяностых каскаринцы вошли в десятку сильнейших картофелеводческих хозяйств с развитым овощеводством. Так что Ивана Федоровича можно считать отцом современного, основанного на передовых технологиях, овощеводства и картофелеводства. У него перенимали опыт ведущие агрофирмы, включая «КРиММ». К сожалению, впоследствии у агрофирмы «Каскаринская» не нашлось достойных легендарному руководителю преемников. И на отвоеванных у болот землях сегодня пока начальствует другое сельхозпредприятие. Однако каскаринцы надеются, что это продлится не так долго.

Когда Каргаполову предложили стать директором выделенного из совхоза «Борковский» хозяйства, он пробовал возражать: «Я ведь агроном, а не рыбак – в этих местах впору сетью промышлять». Доброй земли в Каскаре не было – озера, болота да зыбуны, колки да перелески. Сообщение с Янтыковским отделением возможно только зимой – в другое время эту татарскую деревню с окрестностями впору было островом величать. Производственная база – два примитивных ветхих телятника… Да и в Каскаре не густо – полуразвалившаяся кузница, крытый толем склад да пара арочных скотных дворов под соломенными крышами.

Требовалось не просто засучить рукава, а выработать стратегию развития. В шестидесятых в мелиорации наблюдалась гигантомания: вкладывали большие деньги в строительство глобальных осушительных систем, затрачиваемые средства не окупались даже на пятую часть. В совхозе «Каскаринский» пошли другим путем. Рассчитывали без значительных капитальных вложений (о которых и мечтать не приходилось), с минимальными затратами поставить на службу заболоченные угодья. Поначалу с помощью старожилов находили естественные стоки и прокладывали каналы. Разумеется, не обошлось без помощи мелиораторов.

Договорились с начальником восьмой передвижной мехколонны объединения Союзтюменьводстрой А.В. Сороченко, управляющим Калининским отделением Сельхозтехники Н.В. Гелеверей об использовании мелиоративной техники, которая у них зимой все одно стояла без дела. Два года экскаваторы, бульдозеры, скреперы сооружали через болота дорогу на Янтык и творили четырехкилометровый магистральный канал по руслу речки Капланка. Одновременно совхоз создавал целинные отряды. Приобрели для них болотные плуги и дисковые бороны. Они убирали кочки и кустарники, разрабатывали дернину, дабы не отрастали камыши, осока и другие малоценные травы. Фрезеровали, перепахивали, дисковали и засевали почву.

Уже в первые годы таким образом осушили и окультурили тысячу га заболоченных торфяников, с которых стали собирать по десять и более центнеров сена с гектара.

Каргаполов всегда был двужильным, но не раз при виде болота опускались руки. «Людей загнал», – корил он себя. Проклиная за выбор, сделанный в Свердловске, за тот миг душевного порыва, предопределившего его судьбу.

Случилось так, что в тяжелые бедные годы, после окончания семилетки, Иван поступил в ремесленное училище. Потом два года отработал литейщиком на знаменитом Уралмаше. Молоденький металлург после напряженной смены успевал и в вечернюю школу, и в спортивный зал, где делал успехи в спортивной гимнастике и классической борьбе. Находил время и на общественные дела. «Уж лучше бы я остался в Свердловске», – на минутку поддавался он слабости. – Это болото засасывает все силы, борьбе с ним не видно конца!».

Судьба круто распорядилась крепким пареньком. С приятелем Витюшкой Мишариным хотели после вечерней поступать в Уральский политехнический, но в последний момент отнесли документы в сельскохозяйственный: «Отцы и деды наши испокон веку крестьянами были». «Вот эта блажь боком и вышла», – уже с ненавистью смотрел он на камыши. И вновь с ожесточением вместе с другими впрягался в работу. С раннего утра до ночи. И так пятнадцать лет, без продыха, мечтая об агрогороде, о лучшей доле для совхозных работников. Он был романтиком с несгибаемой волей.

Уж сколько сил положено, а пионерное осушение не обеспечивало отвода излишних вод. Требовалось более кардинальное решение. Стали прокладывать новые каналы, взамен вымокших распахивать новые участки, засевая их многолетниками, дававшими урожай в два-три раза выше, чем прежние. Продуктивность осушенных угодий возросла почти вдвое.

В 2002 году итожа десятилетку, спецы «ЛУКойл-Каскара» явили общественности такую статистику. Если в 1992-м хозяйство разместило картофель на 25 га, а капусту на 1,5 га, то в юбилейную пору под «вторым хлебом» были уже заняты 600 га, под овощами – почти 500. Предприятие с большими затратами и усилиями переориентировало свою деятельность с проекта выращивания племенных телок, который не вписался в рынок, на производство и переработку картофеля и овощей, так необходимых северянам.

Доля выращенного агрофирмой картофеля среди предприятий и фермерских хозяйств Тюменского района (тогда ведущего муниципалитета по производству сельхозпродукции в области) превысила 30 процентов, а по овощам – свыше 40.

Вот так повернулся к рынку Каргаполов. Гигантский комплекс по выращиванию нетелей с проектной мощностью в шесть тысяч голов адаптировать под новые отрасли, к сожалению, не вполне удалось. Но на полях агрофирмы уже работала техника производства Голландии, Бельгии, Германии, Италии… На возделывании картофеля и овощей были задействованы новейшие технологии с полным набором механизмов от предпосевной подготовки почвы до уборки высоких урожаев с хорошим качеством продукции.

Для развития овощеводства, картофелеводства, производства и переработки молока требовались, по местным понятиям, немалые средства. Агрофирма устанавливает деловые связи с нефтяной компанией «ЛУКойл». А с 1996 года получили широкомасштабное развитие партнерские отношения с администрацией ЯмалоНенецкого округа. Каргаполов подарил губернатору Неелову меч и просил «прорубить» им дорогу с Севера на юг, в том числе в Каскару.

В то время материальнотехническая база агрофирмы – одна из лучших в регионе. Судите сами, в «ЛУКойл-Каскаре» действуют молочный завод производительностью 15 тонн молока в сутки; картофеле-, овощехранилище на 17 тыс. тонн, оснащенное импортным оборудованием по загрузке и выгрузке продукции, сортировке и упаковке, вентиляции и охлаждению, а также по очистке и вакуумной упаковке; хранилище для семенного картофеля на 3 тыс. тонн; зерноочистительный сушильный комплекс производительностью 40 тонн в час; три животноводческих комплекса на 7200 голов скота; тракторный и автомобильный парки на 230 единиц техники; центральные ремонтные мастерские; две центральные газовые котельные на 20 Гкалл; дороги с твердым покрытием.

На презентации Тюменского района, в том же 2002 году, куда приехали губернаторы С.С. Собянин и Ю.В. Неёлов, а также все главы муниципальных образований Ямало-Ненецкого округа, агрофирма уже предлагала потенциальным покупателям Приполярья и Заполярья семь сортов картофеля (удовлетворяющих самым изысканным вкусам потребителей), 7 наименований капусты, 3 – моркови, редьку, свеклу, лук. Были выставлены также 10 наименований молочных продуктов: пастеризованное молоко, творог, сливки с различным содержанием жира, сметана, биосметана-бифилюкс, кефир и кефир-бифилюкс; сыр «Каскаринский» (твердый и мягкий), йогурт, сливочное масло.

Как-то в конторе агрофирмы познакомился я с Александром Генриховичем Лейсом. Он только что вернулся из Казахстана, где тамошние реформаторы развалили созданный им, ишимцем, совхоз-гигант с 35 тысячами пахотных земель.

– Вы бы, Александр Генрихович, немного о крестьянской сути рассказали, вы же там, в ишимской зоне, с Каргаполовым и Коробейниковым со своими новаторскими идеями никому житья не давали.

– Да, Иван Федорович в совхозе Ворсихинском Сорокинского района очень хороший след оставил. За три года разработал и внедрил севообороты, по его настоянию построили семенные склады, зерноочистительно-сушильные комплексы. Мы уже в те времена организовали подрядные звенья в полеводстве, которые строго соблюдали все приемы агротехники: были и рыхление плужной подошвы, запахивание сидератов, известкование, ремонт полей… Иван Федорович весь перегной от животноводческих помещений, который скопился за десятки лет, на поля свез. Бывало, отряды плодородия вывозили по тысяче тонн органических удобрений в день.

Иван Федорович умеет держать коллектив в напряжении не властью, а постановкой новых и новых задач. Умеет убедить людей в абсолютной необходимости их решения. Жилка у него такая: все время ищет новые пути, приоритеты, несет в деревню только передовое, крайне нетерпим к застою и самоуспокоенности. В семидесятые годы он с коллективом создал лучший в России комплекс по выращиванию нетелей, в девяностые – мощное овощеводство и картофелеводство, а сейчас явно вырисовывается многопрофильная система по переработке сельхозпродукции.

Вот что говорил один из руководителей областной сельскохозяйственной отрасли В.С. Коробейников: «Мне посчастливилось участвовать в решении одной из важных задач совхоза – внедрении комплексной механизации и создании инженерно-технической базы. Проблем было много. К тому времени совхоз еще не разбогател – потому возникли сомнения насчет конечного результата. Однако каскаринцы взялись за дело смело и решительно. Работы вели почти круглосуточно. И родился машинный двор с передовой по тому времени технологией технического обслуживания машин. Вскоре мы провели в Каскаре семинар для инженернотехнических специалистов области. В дальнейшем инженерная база совхоза стала объектом изучения для всей Сибири. Здесь проводились и российские семинары. Коллектив этого совхоза всегда был инициатором нового и передового».

Сотрудничать Каргаполов умеет. Дружить – тоже. Без этого, считает, не выжить. Умеет занимать, брать кредиты, умеет и долги возвращать. Но какие бы ни были отношения с друзьями и единомышленниками, если самим не работать с полной отдачей сил, как говорится, шаньги с неба не посыплются. Вспоминали мы с ним как-то этапы становления агрофирмы.

– Да мы пятнадцать лет всем коллективом спали стоя, – от волнения сбивчиво говорил Иван Федорович. – Делали все сами: мешки грузили, лес заготавливали, зерно молотили, все стройки были на наших плечах, с болотом боролись… Испытали многое. Но совесть моя чиста – все усилия ориентированы на человека. Забота о людях стала первейшей заповедью в агрофирме. Сейчас стараются обмануть труженика, объясняют: таковы законы рынка. Кто определял эти законы, тот, кроме долларовой зелени, света белого не видит. Я не хочу следовать советам этих ненормальных с их диким капитализмом. Мы не бросим ни стариков, ни детей, о работяге будем заботиться. Потому как не желаем жить одним днем. Нынче нас постигла беда – затопило угодья, к тому же погоды нормальной не было. Вышли из положения только благодаря стойкости коллектива. Большую роль сыграла не только крестьянская закалка, но и вера в добрую роль предприятия в судьбе каждого. Если уж на то пошло, трудовые ресурсы – это тоже средство производства. Почему мы о тракторе, к примеру, заботимся, а о человеке не хотим?

Каждый ребенок тогда знал, что его родители работают в «ЛУКойлКаскаре», и до совершеннолетия агрофирма будет его опекать. Ребенок гордился этим, так как был поставлен в лучшие условия по сравнению с другими сверстниками. Дети постоянно и серьезно воспитывались и оздоравливались в двух детских садах (собственность агрофирмы), работавших по программе «Здоровый и интеллектуальный ребенок», в профилактории, где имелся полный курс водолечения в бальнеологическом отделении, грязелечения, физиои фитолечение. Летом они уезжали в детские оздоровительные и спортивные лагеря.

Подросший «Лукойлкаскаринский» ребенок без дела по улицам не шатался. Все были вовлечены в спортивные занятия и кружковую работу. В Янтыке для них открыл двери красивейший в области по архитектуре Дворец культуры. В спортивном комплексе Каскары детей ждали 12 спортивных секций. Популярностью среди молодежи пользовалась секция греко-римской борьбы. Ее воспитанники становились призерами российских первенств. Несколько лет здесь проводится турнир имени агрофирмы. Хорошая зарплата родителей тоже считалась достойным вкладом предприятия в воспитание детей.

Однажды в «ЛУКойл-Каскаре» родился приказ, своей строгостью напоминающий сталинский. До работы не допускать тех, кто не прошел курс лечения и оздоровления в профилактории агрофирмы, по уровню медицинских и других услуг приравненный к санаторию. Забота о здоровье, по словам Ивана Федоровича, имеет экономическую эффективность. Все 750 рабочих и служащих были взяты под строгий врачебный контроль. При неообходимости людей отправляли по льготным путевкам на курорт. Не менее бдительно следили за самочувствием 320 ветеранов, молодых мам и т.д. Желающие заниматься оздоровительной гимнастикой могли приходить в профилакторий в любой день.

Агрофирма прилагает немало усилий для повышения качества жизни. Каждая семья имеет газ, отопление, канализацию. Предпочитающим жить в собственных домах помогали со строительством. Для работы на приусадебных участках выделяли технику.

Особенно трогательной была забота о ветеранах. Достойный труженик при выходе на пенсию получал денежное вознаграждение, которого хватало для покупки автомобиля. На каждый праздник ветеранам вручали продовольственные наборы; на льготных условиях им могли привезти теленочка и корм для него. Осенью они получали по три центнера овощей.

Сегодня рассказы об агрофирме и ее основателе Иване Федоровиче Каргаполове многими воспринимаются как легенда. Однако два-три поколения тружениковсозидателей современного сельхозпредприятия успели пожить в атмосфере достижения высоких социально-экономических и культурных целей. И из благодарной памяти такое не вычеркнуть. Редакция «ТП» поздравляет архитектора этого, некогда успешного проекта, с юбилеем!

НА СНИМКАХ: луковый валок в Янтыковском отделении; сложились партнерские отношения с Ямалом.

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/