АКТУАЛЬНО

Эпидемиологическая обстановка последних месяцев на юге Тюменской области заставляет нас вновь взяться за перо и апеллировать к общественности.

Начиная с 2017 года, комиссия по охране окружающей среды региональной Общественной палаты напрямую и через средства массовой информации неоднократно пыталась обратить внимание соответствующих контролирующих органов на беспредел с размещением нового птицеводческого комплекса Боровской птицефабрики. Не какого-нибудь птичника, а предприятия почти на 3 млн пернатых в километре от жилого поселка. Причем не с подветренной стороны по отношению к жилой (селитебной) зоне, а с наветренной по розе ветров. Это является грубейшим нарушением как нынешних требований соответствующего Свода правил, так и СНиПов, действовавших на момент ввода птицефабрики в эксплуатацию.

Несмотря на печальные примеры аналогичных комплексов, птицефабрику построили. Стоит она сегодня, как на лобном месте, открытая всем ветрам. Хуже того, поставили ее рядом с международной автомагистралью, по которой денно и нощно снуют фуры. Что могут тащить машины на своих необработанных колесах? Всё, что угодно: птичий грипп, болезнь Марека и прочую заразу. Тем не менее надзорные органы дают разрешение на строительство. Горький урок Шороховского комплекса, видимо, ничему не научил.

Теперь по той же розе ветров на посёлок, где проживают 19000 человек, обрушивается 30 миллионов кубов загрязнённого воздуха, с аммиаком и разнообразными микроорганизмами, которые способны вызывать аллергию и болезни, в первую очередь у детей. Особенно остро запах ощущается весной. Амбре доходит не только до Боровского и Восточного микрорайонов Тюмени, но и до центра города.

Самое опасное, что десятки прицепов, груженных свежим помётом с птицефабрики, в нарушение ветеринарных правил и требований федерального закона, ежедневно не только пересекают федеральную трассу, но ещё более 2-х км по ней движутся, контактируя с другим транспортом, попутно окуривая раздражающим запахом предприятия Индустриального парка.

Создаётся угрожающая обстановка: вчера куриный грипп был в Сладковском районе, потом посетил Бердюжье, не исключено, что скоро появится и вблизи Тюмени. Какой выход из данной ситуации?

Прежде всего прекратить вывоз помёта и наладить его первичную переработку до получения компоста на территории фабрики. Мы это уже предлагали в своей дорожной карте. На фабрике есть десяток-полтора птичников, отработавших свой ресурс. При соответствующей реконструкции почему бы не использовать их?

Это сразу решит ряд вопросов: прежде всего обезопасит предприятие, снимет угрозу экологии воздуха и почвы (занавоженность полей), снизит затраты на транспорт и, главное, сохранит производство, на котором занято более полутора тысяч работников.

Ещё в 2017 году, когда на этой площадке и конь не валялся, генеральному директору птицефабрики Несвату Е.Г предлагалось построить 16 птичников в другом месте, как это сделали крупные птицефабрики России: Южная, Братцевская, Глебовская и другие. Так оно надёжней, когда производство рассредоточено во времени и в пространстве.

Но руководитель не согласился с таким переформатированием, мотивируя тем, что рабочих придётся возить автобусами, а это неблизко.

Но, если разобраться, растущая Богандинка не так и далёко. Со временем у комплекса появилось бы своё жильё...

Что касается самого места, то площадка в сторону Марая – разве не идеальная территория? И сегодня не поздно выдать задание на проектирование новой площадки, но с другими, современными требованиями, так как нормативы 60-70-х годов уже устарели.

В новом техническом задании помёт должен перерабатываться на самой площадке, иметь свой комбикормовый завод с элеватором, своё непосредственное жильё и многое другое.

Мы просили рассмотреть наши предложение на заседании президиума правительства области или хотя бы на аграрном комитете областной Думы. Увы! У нас, как всегда, долго запрягают. Потерян целый год.

Проблему нужно решать с учётом всех трёх птицефабрик. Ситуация везде одинаковая: и у Пышминской, и у доблестной Каскаринской. Необходимо создавать единое инновационное предприятие, может, даже открытое акционерное общество, чьи акции будут приобретать, в том числе, и сами фабрики как уставной капитал.

На производстве обязательно должна быть небольшая конструкторская группа (без опытноконструкторских разработок не обойтись), с опытным цехом и выходом на РММ. Приоритетным местом для этого является сама Боровская птицефабрика.

Не будем сейчас рассматривать детали, прежде следует решить кардинальные вопросы – структура, руководство, финансирование.

Вопрос начального финансирования для такой сложной структуры имеет большое значение. На повестке дня объём переработки почти 500 тыс. тонн отходов в год. Цель – получить органические удобрения в виде гранул для удовлетворения требований экспорта. Птицефабрикам по отдельности не реализовать проект: у одних нет железной дороги – тупика, прирельсовых складских помещений, у других – крытых площадей для сушки компоста, его сортировки, гранулирования, затаривания в те же «Биг-Беги».

Осуществить это под силу только одним юридическим лицом, в одном месте – в той же Богандинке, где есть почти всё необходимое: железная дорога с тупиком, складские помещения. Вместе и проще, и дешевле.

В решении областной проблемы мог бы оказать помощь новый производственно-социальный комплекс – Богандинский АгроПромКластер. О его задачах мы подробно рассказывали в «ТП» №10 от 12.03.2020 г.

Таким образом, если получить инновационный кредит для общего дела в сумме 700-800 млн руб. под 1% годовых сроком на 8-10 лет, то, с учётом ранее обозначенного уставного капитала, можно смело идти в бой. Нерешаемых проблем нет – было бы желание.

Возможно, удастся получить аванс от нефтяников под будущую поставку гранулированной органики, которая значительно ускорит рекультивацию нефтяных загрязнений. Не исключается и федеральное участие в таком необходимом для страны проекте.

НА СНИМКЕ: свалка помета: для птиц здесь раздолье.

Иван НАЛИВАЙКО, инженер, ветеран Боровской птицефабрики, кавалер ордена Трудового Красного Знамени,

Альберт ФАХРУТДИНОВ, председатель Группы общественного экологического контроля Общественной палаты Тюменской области.

Ирина ШАРОВА /фото/