РЕЗОНАНС

Шаимское и Трехозерное месторождения, открытые в Тюменской области в 1960 году, ознаменовали нефть всей Западной Сибири. Они относятся к периоду формирования юрских отложений, продуктивность которых в 1932 году обосновал геолог, академик И.М. Губкин.

Первым против научного обоснования Губкина выступил Н.С. Шатский (1932), который считал, что юрские отложения в Сибири повсеместно являются угленосными. Действительно, вокруг Западной Сибири сплошь угольные бассейны: Карагандинский, Кузнецкий, Тунгусский и другие. Откуда взяться морским юрским толщам? Тем более, что в районе Ханты-Мансийска обнажаются обломки кристаллических пород. Они считались фундаментом.

Однако бурение в 1949 году первых двух опорных скважин – Тюменской и Колпашевской (Томская область) – показало, что верхняя часть юрского горизонта – морская. Мало-Атлымская скважина, что к северу от Ханты-Мансийска, также содержит нижнеюрские морские отложения. В Шаимском нефтеносном районе в результате геологоразведочных работ, в частности, разведки Талинского и других месторождений, установлены морские палеонтологические остатки в нижнеюрском горизонте. Аммониты этого возраста и двухстворки были найдены в керне скважины 316 Медвежьей площади, что расположена в 80 км к западу от Игарки. Полный разрез морских юрских отложений установлен также на Гыданском полуострове, где пробурена параметрическая скважина 130 до глубины 6126 м, позволившая выявить морскую толщу и в более древних отложениях. Таким образом, в Западной Сибири было три морских периода.

Это значит, что Иван Михайлович Губкин правильно использовал закон фациальности отложений в крупных бассейнах – прогибах земной коры, опубликованный еще в 1833 году Н. Соколовым в Горном журнале. Опыта и эрудиции академику было не занимать.

Но вот в статье Игоря Огнева «Дело века по плечу человеку» («ТП», № 25, 2020), посвященной первому секретарю Тюменского обкома КПСС Геннадию Богомякову, мы читаем: «В 1932 году известный нефтяник, академик Губкин, сделал прогноз о нефтеносности Западной Сибири. Правда, специалисты знают, что прогноз этот немного за уши притянут, слишком теоретический. А истинного строения Западной Сибири никто в то время не знал, поскольку огромная территория в геологическом отношении была сплошным «белым пятном».

На этот несправедливый выпад хочу ответить. Во-первых, после работ А.П. Карпинского (1919), В.А. Обручева (1927) она уже не была «белым пятном». Во-вторых, современная РАН не располагает академиками уровня И.М.Губкина. Действующие персоны больше стараются доказать, что в Западной Сибири глубже 3500-4000 м залежей нефти быть не может. Хотя, например, в скважине 700 около Самбурга открыта легкая нефть на глубине 5400 м. Губкин не распространялся по поводу вариантов модели ЗападноСибирского бассейна, а выбирал конструктивный путь, который для Тюменской и Томской областей вылился в открытие многих сотен месторождений. И последние из них – вовсе не «последние»! За ними следуют месторождения Карского моря.

Губкин предписывал идти от окраины бассейна вглубь, где господствуют высокие давление и температура. Добавим, что в Шаимском районе нефть получена с глубины 4075 м (скв. 851 Яхлинская площадь), ее признаки зафиксированы в скважинах 50, 815, 816, но месторождение еще не открыто. Нужно пробурить еще две скважины глубиной до 4100 м. И. Огнев подчеркивает, что мысли Губкина слишком теоретические, т.е. умом их не понять. Кому не понять?

Горьким упреком таковым пусть будет вышка Тюменской опорной скважины на мраморном постаменте в Тенистом сквере на ул. Геологоразведчиков и Мельникайте. Здесь началась большая геологоразведка, которая изменила жизнь Тюменской области, да и страны в целом.

Западная Сибирь сейчас переживает трудный период, как и геологическая наука. Появляются другие, подчас дерзкие, гипотезы. Это нужно приветствовать. Однако новые идеи хороши, если они подтверждены практикой.

Владимир БОЧКАРЕВ, заслуженный геолог РФ, кавалер ордена Знак Почета и серебряной медали ВДНХ СССР, кандидат геолого-минералогических наук