ЮБИЛЕЙ 

Исполняется 60 лет со дня открытия первого в Тюменской области нефтяного месторождения. Шаимское и Трехозерное месторождения ознаменовали большую нефть всей Западной Сибири.

15 июня 1960 года началось испытание скважины №6 на Шаимской площади в бассейне р. Конда. Оно завершилось мощным нефтяным фонтаном в 350 т/сутки, известившим об открытии первого нефтяного месторождения в Тюменской области. Этот момент был переломным. 

Планомерные поиски нефти в нашем регионе относятся к 1948 году. Но 12 лет оказались «пустыми». Геологоразведочные работы стали сворачиваться по всей Западной Сибири. Как позднее пел Высоцкий, «и дали заключенье в Академии: в Тюмени с нефтью – полная труба...». Однако именно в Академии, в лице Уральского филиала АН СССР, где функционировал Горно- геологический институт, проводивший в Тюменской области целевые гидрогеологические изыскания под руководством доктора геолого-минералогических наук В.Ф. Ковалева и структурные – под началом кандидата геолого-минералогических наук Н.И. Архангельского, было доказано, что наиболее благоприятным в Зауралье является участок на р. Конде. 

Но не так все просто, ибо каждое звено в цепи поиска полезного ископаемого требует профессионализма. Завершена бурением скважина №6, выполнен набор геофизических диаграмм. И что дальше? Скважина имела глубину около 2000 м, и надо выбрать интервал испытания, т.е. в нужном месте прострелять колонну. Начальник геологического треста Ю.Г. Эрвье вызвал ведущего геофизика В.А. Ирбэ с документами. Познакомившись с ними, Юрий Георгиевич долго молчал, как и его помощники, – не было еще у них опыта определять местоположения нефтеносного пласта. Ирбэ указал на нижние 10 м, и это решило дело. 

В том же году было открыто соседнее Трехозерное месторождение, тоже из юрских отложений, продуктивность которых еще в 1932 году предсказывал академик И.М. Губкин. В 1961-м были усилены работы в Среднем Приобье. С еще большими трудностями было открыто Мегионское месторождение. Отстреляли пять интервалов по стволу скважины, и только шестой дал мощный фонтан нефти из более молодых, меловых отложений, опять же благодаря упорству Б.В. Савельева и Е.А. Теплякова, у них в руках был керн – кусок горной породы, пропитанный нефтью. 

В едином нефтегазоносном бассейне открыто более 900 месторождений нефти и газа. Казалось бы, опыт ведет к большому успеху. Но в настоящее время почему- то открываются мелкие и не очень крупные месторождения. Глубина скважин резко возросла. На Гыданском полуострове скважина 130 Гыданская параметрическая имеет забой в 6126 м, а самая глубокая, Енъ-Яхинская, пробуренная в Уренгойском нефтегазоносном районе, 8250 м. Она остановлена в древней застывшей лаве базальтов, возраст которых оценивается в 250 млн лет. 

Западная Сибирь переживает трудный период. Многие геологи считают, что теория Губкина устарела и изжила себя. Появились новые гипотезы. 

В свое время А.А. Трофимук и А.Э. Конторович стали считать, что нефть сформировалась не столько из сапропеленосных толщ, сколько из рассеянного органического вещества. По их рекомендациям пробурили более 10 глубоких скважин к западу от Енисейского кряжа с глубинами до 5000 м, но месторождений не обнаружили. Сравнительно недавно Р.М. Бембелем была выдвинута геосолитонная модель, но и ее проверка на Мапасийской, Нерохской, Сарманской, Усть- Тапеуйской и Южно-Сарманской площадях в западной части ХМАО не привела к успеху. Затем была выдвинута гипотеза глубинной нефти и выбран для проверки подходящий участок к юго- востоку от Салехарда. По «нужным» породам фундамента на Янгиюганской площади прошли около 3000 м, тем не менее признаков нефти так и не обнаружили. 

Начало нефтепоисковых работ во многом осуществлялось с помощью УФАН СССР. Наш опыт показывает, что сапропеливая теория им. Губкина, дополненная академиком Зелинским, дееспособна. Обобщение материалов доказывает: крупные открытия ждут нас на северо-западе Ямала, по всему Гыданскому полуострову и на пяти островах Карского моря. Все дело в закономерностях распространения залежей нефти, газа и газового конденсата. Новые идеи хороши, если они подтверждены практикой. 

Крупная ловушка на Ямале примечательна тем, что она раннего заложения и затухающего типа развития; т.е. по верхним продуктивным горизонтам – например по сеноману – она маленькая и, следовательно, непривлекательная. Более того, свод ловушки находится в Карском море, в ледовой обстановке. Геофизики не обратили внимания на то, что по нижним горизонтам юрского и триасового возраста она достигает 2000 км2. Тип ее развития сходен, по нашему анализу, с Красноленинским сводом, который содержит залежи во всех горизонтах. Но эти залежи внизу разреза очень большие, а вверху – мелкие. Эта ловушка, закартированная в северо-западной части Ямала, находится на глубинах от 2-х до 6,5 км, а большая ее часть, называемая Скуратовским валом, расположена в море. Таким образом, её можно опоисковывать, начиная с суши, и далее путем наклонного (горизонтального) бурения разведывать почти на одну треть площади, что сравнимо со знаменитым Самотлором. 

Вдоль береговой линии таких ловушек не менее трех, а далее – острова Карского моря. Кстати, на островах (Сибирякова, Белаш и др.) бурить проще и в сотни раз дешевле, чем с морских платформ. Кроме того, на многих месторождениях нефти глубокие горизонты не опоискованы. Таковы Холмогорские, Муравленковские... Так что первая нефть Зауралья далеко не последняя. 

Владимир БОЧКАРЕВ, заслуженный геолог РФ, кандидат геолого-минералогических наук