«ЗЕЛЕНАЯ» ПОЛИТИКА 

Фестиваль «зеленого» документального кино ECOCUP Green Talks не остановила даже пандемия коронавируса. Организованный при поддержке представительства ЕС в России и Фонда им. Генриха Бёлля, он успешно прошел в онлайн-формате. Получился ярким, динамичным и чрезвычайно полезным. 

В программе феста – четыре премьерных фильма из Франции, Германии и Испании, дискуссии на экологические темы, в которых приняли участие эксперты и экоактивисты из России и стран Евросоюза, беседы в чате и мастер- классы. 

Центральной темой фестиваля стала так называемая «зеленая» политика, курс на которую взял Евросоюз. Она предполагает масштабную трансформацию европейской экономики для достижения к 2050 году углеродной нейтральности (нулевых чистых выбросов парниковых газов) при повышении качества жизни и создании новых рабочих мест. Для реализации новой стратегии в ближайшие 10 лет планируется привлечь ни много ни мало 1 трлн евро государственных и частных инвестиций. 

«Европейский зеленый курс» включает в себя сокращение масштабов в загрязнении окружающей среды, развитие «чистого» транспорта и «чистой» энергетики, повышение качества управления отходами и переход к циклической экономике, появление устойчивых практик ведения сельского хозяйства и сохранение биоразнообразия. А самый главный акцент делается на инклюзивности развития и справедливости. 

По словам Сирила Лойзеля, ведущего специалиста генерального директората по вопросам борьбы с изменением климата Европейской комиссии, Европа уже добилась существенного прогресса в сфере охраны окружающей среды. С этой точки зрения жизнь в Старом Свете сейчас сильно отличается от той, какой она была 30 и более лет назад. Но сделать нужно гораздо больше. Новая экономическая политика будет сосредоточена вокруг трех ключевых аспектов: наука и инновации, инвестиции и справедливый переход. Под «справедливым переходом» имеется в виду особое внимание к трансформации регионов, которые сильно зависят от старых и «грязных» отраслей (например, от добычи угля), а также поиск новых моделей роста. 

Об этом шла речь на одной из ключевых дискуссий фестиваля «Пойдет ли Россия «зеленым курсом Европы?». В разговоре участвовали представители Европейской комиссии и Европарламента, Центра либеральной современности и НИУ «Высшая школа экономики». 

Путь к «зеленому курсу» занял у Европы не один год, да и само решение о переходе к новой экономической политике не было простым. По сути, оно напоминало одиночное плавание. Радует, что в ближайшее время у ЕС могут появиться последователи. Такой подход уже несколько лет обсуждается в США, Канаде и Японии. Хотелось бы, чтобы «зеленый курс» стал примером и для России. 

Европейская и российская экономики взаимосвязаны, прежде всего через международную торговлю. В настоящее время ЕС импортирует из России сырьевые ресурсы и ископаемое топливо, и во многих из них содержание углерода высокое. Но, как отметил Лойзель, тот факт, что в ближайшее время в Европе существенные инвестиции будут направлены в «зеленые» отрасли, не означает сокращения объемов сотрудничества с РФ. В России есть огромный потенциал для развития чистой энергетики и производства низкоуглеродных товаров, который необходимо использовать. 

Однако эта идея, по словам заведующего лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игоря Макарова, часто рассматривается нашим правительством в контексте рисков: с введением углеродных таможенных пошлин начнется снижение зависимости ЕС от России по части энергоресурсов. Хотя новую экономическую политику ЕС «следовало бы расценивать как поле для сотрудничества. Очень важно также осознавать: изменение климата носит глобальный характер, и эту проблему нельзя решить только национальными или региональными инструментами». 

Экономический кризис, связанный с пандемией, конечно, отразится на реализации «зеленого курса», но определенным образом: она ускорит переход к устойчивому развитию. Как отметили все участники дискуссии, многие мировые лидеры сейчас убеждены: экономика не должна восстанавливаться после кризиса по тем же принципам, по которым она жила до него. 

В ближайшие два года на восстановление глобальной экономики понадобится около 10 трлн евро дополнительных инвестиций. «По сути, это те деньги, которые общество занимает у молодежи, – сказал Лойзель. – И мы не должны создавать еще больший ущерб для последующих поколений. Поэтому «зеленый курс» не станет дополнительным элементом экономической повестки, а ляжет в ее основу. Нужно думать об экономике будущего и не возвращаться к той экономике, которая была у нас 1 января 2020 года». 

Поддержка «зеленых» секторов экономики стала частью антикризисной политики в 2008-2009 годах во многих странах мира. Но только не у нас. По мнению Игоря Макарова, в российских официальных кругах и сейчас не ведется дискуссий о стимулировании бизнеса экологического направления. 

Несмотря на критический настрой по отношению к нашей стране, все сошлись во мнении: без декарбонизации (сокращение углеродоёмкости) России не может быть декарбонизации Европы, а декарбонизация Европы, в свою очередь, может запустить декарбонизацию России. По мнению директора Центра либеральной современности и автора книги «Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для экологии» Ральфа Фюкса, переход к «зеленому курсу» позволил бы России перескочить на следующий этап промышленной революции. А пока Россия планирует увеличивать объемы экспорта нефти, газа и даже угля и сохранять свой статус империи ископаемого топлива. 

Заключительным аккордом дискуссии стал показ французского фильма «Поколение «Грета». Фильм о том, как девять молодых экоактивисток, несмотря на различие взглядов, жизненных приоритетов, объединились в борьбе за чистую окружающую среду и социальную справедливость. Они информируют общественность о чрезвычайной климатической ситуации и борются с бездействием политиков. 

Еще одна документальная лента, тоже французская, называется «Пища для перемен». Она рассказывает о наплевательском отношении человечества к еде (это одна из тем фестиваля), которая в огромных масштабах отправляется на свалки, в то время как сотни тысяч семей в мире испытывают недостаток в продуктах питания. 

Фильм режиссера Козимы Фанноритцера «Мегапожары» потрясает своей трагедийностью. Каждый год по всей планете выгорают миллионы гектаров леса. Их возникновение напрямую связано с общим климатическим беспределом. 

«Ревайлдинг: новая парадигма сохранения природы» – трогательная, щемящая работа немецкого документалиста о возрождении в Европе дикой природы. Она о том, в какой степени можно вернуть утраченное многообразие экосистем. 

После просмотра можно было обсудить фильмы: задать вопросы режиссерам и специалистам (биологам, социологам, работникам службы «01»), послушать про связь экологии и кино в подкастах программного директора ECOCUP Анастасии Лаукканен. Очень хотелось побывать на мастер-классе «Журналисты-детективы: кто и как проводит сегодня экологические расследования». В общем, глаза разбегались. Надо было выбирать… 

Мое внимание привлекла дискуссия «Выжить после нефти», модератором которой выступила к. э. н., старший научный сотрудник, генеральный директор ассоциации «Цель номер семь» Татьяна Ланьшина. 

Нефть, газ и уголь дали человечеству, как известно, невероятно много возможностей. Без их использования оказался бы невозможен стремительный научно- технический прогресс ХХ века. Однако ископаемое топливо является источником не только дохода, но и экологических проблем. Примеров уничтожения естественных экосистем и негативного влияния экологического кризиса на здоровье людей несть числа. От заболеваний, которые вызваны сжиганием ископаемого топлива, ежедневно в мире умирает 10 тыс. человек (Leliereeldetal, 2020). Для сравнения: от коронавирусной инфекции в апреле этого года умирали 5–7, 5 тыс. человек в день. 

Причина глобального потепления, которая приводит к повышению частоты и интенсивности природных бедствий (засух, наводнений, ураганов и т.д.) также кроется в использовании ископаемого топлива. Именно на его сжигание приходится 82% выбросов всех парниковых газов. 

Ископаемое топливо – инструмент определенной геополитики. Такими ресурсами располагает не каждая страна. «Шерше ля фам!» – говорят сыщики, если совершается преступление. Когда в какой-то точке земного шара «вдруг» возникает вооруженный конфликт, так и хочется, перефразируя, воскликнуть: «Ищите нефть!». События последнего десятилетия – тому подтверждение. Чтобы международные отношения стали более симметричными, необходимо перейти на возо- бновляемые источники энергии, которые распределены на нашей планете гораздо равномернее, чем ископаемое топливо: энергию солнца, ветра, воды, биомассы, геотермальную энергию и т.п. Не будем же мы воевать за ветер? Вот три причины, по которым пора отказаться от ископаемого топлива. 

Россия занимает третье место в мире по угольному экспорту. Крупные потребители самого «грязного» вида топлива – страны Запада, в Азии – Южная Корея, Китай, Индия. Хотя Россия подписала Парижское соглашение, добыча угля осталась на прежнем уровне. Более того, в российской угольной стратегии заложен ее рост к 2030 году более чем на треть. Но, похоже, «угольной пандемии» приходит конец. 

«За время борьбы с коронавирусом поставки угля в ЕС сократились на две третьих. Это наиболее низкий показатель за последние 30 лет. Тенденция к падению использования угля как источника выработки энергии наметилась давно, об этом свидетельствует опыт США, все более ориентированных на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Определенные сигналы снижения спроса на уголь подают Япония и Китай. Показательный пример: на выборах в Южной Корее победила партия, выступающая за отказ от угля. А один крупный французский банк, пренебрегая собственной выгодой, отдал инвестиционный приоритет компаниям, переходящим на ВИЭ. К 2050 году спрос на российский уголь упадет на 80% на западном направлении и не менее чем на 50% – на восточном, – спрогнозировал Владимир Сливяк, сопредседатель экологической группы «Экозащита». – Нас ждет потеря рабочих мест в угольной промышленности, уменьшение экспортных поступлений в бюджет. К такому повороту событий надо серьезно готовиться – переориентироваться на возобновляемые источники энергии и вкладываться в этот сектор». 

Пламенный спич в защиту экологически чистых источников энергии произнес президент Energy Watch Group, бывший член парламента Германии Ханс-Йозеф Фелл. По его мнению, начавшийся процесс вывода инвестиций из традиционных видов топлива необратим. Цены на нефть, упавшие в период кризиса, едва ли вернутся на прежний уровень. Надо воспользоваться ситуацией и изменить глобальную экономическую модель развития. Сделать ее ориентированной на человека, на борьбу с изменением климата, а значит, и с негативными экологическими последствиями хозяйственной деятельности. 

Поэтому следует, во-первых, отказаться от преференций для сектора ископаемого топлива. 

«Необходимо стимулировать через систему аукционов частные инвестиции в возобновляемую энергию и убрать мощные государственные субсидии, мотивирующие добычу традиционных видов топлива. Хватит поддерживать отрасли, загрязняющие нашу планету!» – воззвал немецкий коллега. 

Во-вторых, нужно принять новое тарифное законодательство, которое бы способствовало развитию возобновляемой энергетики. Сделать это в состоянии каждая страна. 

В-третьих, обязательно проводить исследовательскую работу и создавать научную базу, необходимую для образования населения в соответствии с «зеленым» экономическим курсом. 

«Немецкое правительство делает очень много, чтобы преодолеть зависимость от традиционных источников энергии, – рассказал г-н Фелл. – На первых порах возможно использование комбинированной генерации, чтобы возобновляемые источники постепенно входили в нашу жизнь. Только общими усилиями лет через десять мы добьемся (Германия или Европа?) цели – создадим возобновляемую энергетику, а вместе с ней получим новую картину мира. Это позволит многим отраслям экономики избежать банкротства». 

Стопроцентный переход на ВИЭ к 2050 году (такую амбициозную задачу поставил перед собой Евросооюз) вполне возможен, уверен Фелл. 

Современная возобновляемая энергетика в России начала развиваться всего несколько лет назад. На юге европейской части страны и в Якутии особенно перспективно развитие солнечной энергетики. В Сибири есть хорошие условия для строительства малых ГЭС. В центральной части РФ (и не только!) запущены ветропарки. Тем не менее дискуссии о ВИЭ по привычке сводятся к ритуальным разговорам о рисках и невозможности найти достойную альтернативу ископаемому топливу. Как будто мы забыли, что запасы угля, нефти и газа исчерпаемы и однажды закончатся! 

Возобновляемые источники энергии – это возможность развития новых технологий и отраслей, создание более безопасных рабочих мест и добавленной стоимости более высокого качества. «Переход на ВИЭ будет иметь мощный социальный эффект. Изменится рынок труда – он востребует специалистов с новыми специфическими компетенциями. Повысится спрос на межсекторальные знания, что не может не отразиться на системе образования. Но возможны перекосы, проблемы с местной бюрократией, – предостерегла Стелла Цани, доцент университета Янина (Греция). – «Зеленая революция» поменяет привычки людей, их поведение, быт…». 

Мир уже более двух месяцев живет в условиях пандемии. Закрыты многие предприятия, люди теряют работу, малый бизнес находится на грани выживания. Однако, помимо решения проблем в системах здравоохранения, государства озабочены поиском мер, способных перезапустить экономику. Почему бы антикризисным программам не стать более «зелеными»? Необходимы инвестиции в возобновляемую и циклическую экономику, в устойчивые системы производства безопасных продуктов питания. 

В заключение гости фестиваля попытались ответить на экзистенциальный вопрос: что делать, чтобы в России начался переход к возобновляемой энергетике? Вот несколько рецептов: 

«Нужно осознать проблему, и тогда найдется ее решение. Это вопрос не возможностей, а образования и нового мышления»; 

«гоударство и общество должны отдавать себе отчет в происходящем и не поддаваться соблазну легких кризисных действий. В России хорошая система образования, есть прекрасная научная база… А технологии подтянутся»; 

«хотеть перемен должно государство и проявлять политическую волю, а общество – понимать, зачем они нужны. Самое актуальное для России – убедить ее правительство в том, что возо- бновляемой энергетикой необходимо заниматься сегодня. Это вопрос выживания для будущих поколений»; 

«хватит прокладывать новые трубы и извлекать ископаемое топливо. Все, что нужно стране: образование населения и внятная социальная политика». 

И еще один, уже общий вывод: европейский «зеленый курс» открывает перед Россией не столько новые вызовы, сколько дополнительные возможности, в том числе экономические. И искать механизмы сотрудничества между нашей страной и ЕС нужно уже сейчас. Экономический кризис, детерминированный пандемией, лишь усугубляет эту необходимость. 

НА СНИМКАХ:  мы – за «зелёный курс»! 

Ольга РАДУТНАЯ