АГРАРНАЯ НАУКА 

Продолжение. Начало в № 16 

– Евгений Петрович, расскажите, пожалуйста, о приоритетах в селекции зерновых и зернобобовых – основном направлении НИИСХ Северного Зауралья, возглавляемое Вами. 

– В условиях давления зарубежной селекции выведение оте- чественных сортов и производство оригинальных семян становится более чем приоритетной задачей. А направления работы диктует рынок. Скажем, заведующая лабораторией зернофуражных культур комплексного центра по селекции и семеноводству Мария Фомина вывела замечательный универсальный сорт овса «талисман», вошедший в десятку самых распространенных сортов зерновых культур в стране. Однако в последнее время он перестал устраивать переработчиков, которым требуется более натурное зерно для более высокого выхода крупы. И они отдали предпочтение новым сортам Марии Николаевны «отрада» и «фома». В соответствии со спросом у талантливого селекционера появляется линейка сортов продовольственного назначения. Фомина откликается и на запросы рынков Восточной Сибири и Дальнего Востока, где есть устойчивый интерес к этой культуре, необходимой для создания кормовой базы. Под этот вектор создается своя линейка – мелкосеменных облиственных овсов с богатой зеленой массой. Полагаю, что ее последнее селекционное достижение под названием «тоболяк» найдет широкое признание у животноводов страны. 

– Недавно, изучая статистические данные, отметил, что в области невысок процент ячменей вашего института. 

– По ряду причин мы поздновато стали заниматься этой культурой. Но опять же Мария Николаевна создала просто выдающийся сорт «абалак», который поколебал многолетние позиции новосибирской «ачи», безраздельно доминировавшей на полях. Наш сорт пока не совсем раскручен – далеко не все потребители знакомы с его высоким потенциалом. Фоминский «абалак» по ряду показателей превзошел «ачу» и сейчас является госстандартом, на достоинства которого ориентируются селекционеры в своей работе. Сегодня в госиспытаниях у Фоминой находится сорт ячменя «кудесник», который обещает стать очередным шедевром. 

При поддержке правительства в Тюменской области создан хорошо подготовленный семеноводческий комплекс, способный продавать серьезные объемы продукции, в том числе за пределы региона. Этим надо воспользоваться. Любой сорт можно считать перспективным (помимо его положительных качеств), если по итогам госиспытаний он получает известность в субъектах Федерации и за рубежом. И мы стараемся загрузить элитные семеноводческие сельхозпредприятия взаимовыгодной работой. Без ложной скромности скажу: не всем селекционным учреждениям нашей страны удается в таком количестве получать пластичные сорта с широким ареалом распространения. 

– Успешный селекционер зернобобовых культур Татьяна Дмитриевна Бабушкина вышла на пенсию. Есть кому продолжать работу лаборатории? 

– Она оставила своим ученикам значительный селекционный задел по созданию кормовых и продовольственных горохов. Мы его развиваем. 

– В нашей газете было немало сказано о видном ученом, заведующем комплексным центром селекции и семеноводства зерновых и зернобобовых культур НИИСХ Северного Зауралья, ведущем селекционере мягких пшениц в России и Казахстане Владимире Васильевиче Новохатине, создавшем несколько десятков сортов. Его «икар» входит в топ-10 зерновых культур России. А последнее его селекционное достижение «гренада» просто произвело фурор. 

– В этом году в связи с пандемией сложилась непростая ситуация с мобильностью, проведением очных встреч и т.д. Но даже в таких условиях большой объем семян «гренады» приобрела Башкирия, несмотря на то что в республике имеется свой институт. Интерес к этой пшенице проявили челябинцы и свердловчане. Уральский округ по достоинству оценил «гренаду». За пять-шесть лет здесь сполна использовали потенциал устойчивого к болезням сорта, экономя немалые деньги как на приобретение средств защиты растений, так и на самих обработках во время вегетации. Популярность «гренады» говорит о том, что вектор придания сортам надежного иммунитета будет всегда оставаться актуальным. В дополнение скажу, что прошлогодняя уборка в неблагоприятных погодных условиях была тяжелой – для дозревания элементарно не хватало тепла. Тем не менее «гренада» на втором году госиспытаний полностью вызрела и сформировала качественное зерно. 

– Что у нас с картошкой? 

– В прошлом году получили очень интересный, по нашим оценкам, гибридный материал по скороспелости и качеству. И это уже не задел безвременно ушедшего из жизни Валерия Кузьмича Иванова, сорта которого мы поддерживаем в коллекции. Молодому ученому Айчан Нурпеисовой итоги подводить рано – впереди большой объем работы. Но последователи Иванова даже без своего наставника верно понимают направление развития и настойчиво двигаются к цели. В связи с тем, что институт вошел в структуру Тюменского научного центра СО РАН, у нас вновь появилось поле деятельности на Ямале – опытная станция в Салехарде с земельным участком. В свое время она занималась картофелем и овощными культурами открытого грунта. Сейчас мы эти работы продолжаем. В том числе ведем оценку нашего селекционного материала с целью создания сортов картофеля, пригодных для полярных условий. 

Вторая задача, которую мы планируем реализовать в округе, – получение безвирусного материала. Основной переносчик вирусов – тля. Однако для нее в Арктике не климат. Почему бы не воспользоваться этим обстоятельством? Часть работ по оздоровлению семенного материала выполним у себя в институте – остальное на полярных делянках. 

– После неожиданного для аграрного сообщества ухода из жизни Татьяны Поликарповны Липовцыной все мы обеспокоены сохранением ее наследия. 

– Сохраняем и богатое наследие, и продолжаем развитие ее мощного задела по селекции и семеноводству многолетних трав. Как известно, семеноводство многолетников – направление гораздо более тяжелое и сложное, чем у зерновых. Может быть, поэтому и не наблюдается достаточного объема производства семян. Хотя спрос на них есть всегда. Причем не только для создания кормовой базы, но и для рекультивации нарушенных северных земель. В прошлом году мы закладывали на Ямале опыты по восстановлению кормовых угодий для оленей. Использовали для этого и сорта, выведенные Татьяной Поликарповной. 

– И что, олешки питаются травкой? 

– Разумеется, не только лишайниками, как это преподносят СМИ, бывает, что не чураются даже леммингов. Олень всеяден. Исследования по рекультивации ямальских территорий будут продолжены. Проведем оценку кормовой ценности заложенных нами плантаций многокомпонентных смесей, посмотрим, насколько травы способны выдерживать интенсивную нагрузку при скармливании оленям. Сравним ценность наших посевов с хорошо сохранившейся поблизости природной кормовой базой. 

– Какие еще лаборатории у вас есть? 

– Оценка иммунитета сортов тех или иных заболеваний просто немыслима без лаборатории защиты растений. И, соответственно, эти исследования учитываются учеными в селекционном процессе. Кроме того, мы ежегодно заключаем договоры со многими компаниями – производителями средств зашиты растений – на испытание их в наших условиях. После опытов даем рекомендации сельхозпроизводителям о степени эффективности тех или иных препаратов по борьбе с болезнями, вредителями и сорняками. 

Лаборатория обработки почв ведет комплексные исследования в этом направлении. Вопрос: «пахать или не пахать» был актуален как 15 лет назад, так и сейчас. Наши сельхозпроизводители одно время переходили с отвальной обработки на безотвальную – минимальную или нулевую. Потом снова вернулись к вспашке, потому как плодородие почвы и инфекционный фон не позволили стопроцентно использовать поверхностные обработки. Учитывая, что все в природе изменчиво – и почвы у нас разные, и климат отличается – вопрос обработки земли остается всегда актуальным. От него зависят минеральное питание и защита растений. 

– Поясните, пожалуйста, применение термина «инфекционный фон». 

– Есть три фактора, которые мы учитываем в технологии – сорняки, вредители и болезни. С последними, к примеру, мы можем бороться препаратами, либо создавать сорта с устойчивым иммунитетом, либо менять технологию, чтобы снизить инфекционное начало – минимизировать развитие болезней на полях. Лаборатории обработки почвы и средств защиты растений включены в отдел земледелия. Отдел животноводства у нас в последнее время ведет исследования по изучению кормовых добавок в птицеводстве и предотвращению вырождения популяции оленей на Ямале. Есть и такая проблема. 

– Какой подарок хотели бы получить к юбилею? 

– Чтобы не отстать в селекции и успешно конкурировать с зарубежными производителями семян, нам нужен соответствующий инструментарий для оценки ис- ходного материала на ранних этапах. Скажем, мы получили в результате скрещивания какой-то новый материал. Но чтобы его проанализировать, тратим годы. Если зарубежным селекционерам на это требуется всего один год, то нам – 5–7 лет. Для успешной работы необходим комплекс современных методов диагностики, те же ПЦР-лаборатории. Когда начинаешь догонять ушедший поезд, можно и не запрыгнуть даже в последний вагон. 

НА СНИМКЕ: Владимир Новохатин. 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/