Никто не имеет такого успеха, как театральные актёры

В рамках фестиваля «Золотая маска», проходившего в Тюменском драматическом театре, зрители увидели спектакль «Король Лир» в постановке московского театра «Сатирикон». Его художественный руководитель – народный артист России Константин Райкин – любезно согласился встретиться с прессой.

– Константин Аркадьевич, когда фестиваль «Золотая маска» открывался в Тюмени, его президент Георгий Тараторкин сказал, что для театров это хорошая возможность восполнить нехватку гастролей. Вашему театру гастролей хватает?

–   Я хотел бы ездить больше, но здесь есть свои проблемы. «Сатирикон» – не академический театр, с одной стороны, и слава Богу, но у нас минимальная дотация от государства. Мы живем на свои деньги, поэтому нам выгоднее сидеть в Москве. А гастроли чрезвычайно затратны. Вот сейчас пока мы два дня в Тюмени, в Москве прервалась практика ежевечерних спектаклей. Гастроли, конечно, нужны театру. Это смена картинки, новые впечатления. Если актеры живут по графику дом – театр, они начинают немного теряться.

– В вашем театре есть спектакли-долгожители?

– Нет. Мы долго делаем спектакли, а потом их быстро снимаем. У меня много лет принцип – в репертуаре семь названий, по дням недели. Может быть, это выглядит экстравагантно, но позволяет спектаклю идти четыре раза в месяц, и он остается в форме. Я очень не люблю замшелых, старых постановок, от возраста они не становятся лучше, только хуже. Да и много названий в афише не способствует качеству, скорее, это свидетельство бесхозяйственности или попытка кого-нибудь поразить. Но творческий импульс тут совершенно отсутствует.

– Вы часто спорите с режиссером?

– Я глазом не веду в сторону без указания режиссера. Когда я сам ставлю спектакли, мне не нужна глупая актерская инициатива, они должны делать то, что им говорит режиссер. Если артист хорошо играет – это заслуга режиссера, если плохо – его вина. У Юрия Бутусова абсолютный режиссерский диктат, и это относится абсолютно ко всем, вне зависимости от званий и регалий.

– Спектакли Юрия Бутусова вписываются в стилистику «Сатирикона»?

– Конечно, раз мы уже вместе ставим четвертый спектакль. Он обладает потрясающим качеством достучаться до зрительских сердец, а это очень важно. Мы находимся в Марьиной роще, за пределами Садового кольца, до нас трудно добраться. И мы должны чем-то удержать зрителей, чтобы они не пожалели и еще раз к нам приехали. И спектакли Юрия Бутусова имеют большой зрительский успех, без него театр идет к умиранию. Если спектакль неуспешен, значит, допущена какая-то ошибка. Постановка имеет только настоящее время, зрителям наплевать, как она будет идти завтра и как она шла вчера. Ему интересен только сегодняшний день. Спектакль должен сразу же вызывать отклик, нет ничего хуже скучного искусства. Первый наш спектакль с Юрием Бутусовым – «Макбетт» по Ионеско, это мрачная пародия на Шекспира, я там не играл, в главной роли был Григорий Сиятвинда. Потом поставили «Ричарда III» и «Короля Лира», а сейчас готовим «Чайку». Я рад, что Юрий отдает предпочтение нашему театру. Я думаю, это от того, что у нас нет цинизма. Я никогда не чувствую в своих актерах звездности.   Максим Аверин сейчас очень востребован в кино, но я не знаю, что он снимался ночью, утром он приходит на репетиции в прекрасной форме, жадным до работы. Никто не качает права, не плетет интриг.

– Вы актер, который может играть все. Не появлялось желания исполнить в одном спектакле несколько разных ролей?

– Я такой целью не задавался, все равно Гришу я не переплюну по количеству сыгранных ролей в одном спектакле. В «Квартете» по двум пьесам Мольера он у меня сыграл 14 ролей. И зрители даже не догадывались, что это один человек.

– Что нужно сделать для того, чтобы творчество вашего отца не забывали?

– В будущем году исполняется 100 лет со дня рождения папы, и мы сделаем спектакль его памяти. Но трагизм и прелесть театрального дела заключаются в том, что никто не имеет такого успеха, как театральные актеры, которые здесь и сейчас рождают чудо, и никого так быстро не забывают. Средний живой артист лучше мертвого гения, как бы жестоко это ни звучало. Отец в течение нескольких десятилетий был самым любимым актером страны, а сейчас приходит поколение, которое его вообще   не знает. Театральное искусство плохо передается через пленку.

– Почему вы перестали сниматься в кино?

– А когда мне? Я преподаю, веду курс и прихожу в институт каждый день. У меня театр, где я ставлю спектакли и сам играю. А потом, кто мне что-то интересное в кино может предложить?