НА ПОЭТИЧЕСКОЙ ВОЛНЕ

О, мечта! Далеко ты за краем, 

Где рассветных трудов благодать... 

Я твою высоту принимаю 

И безмерную звёздную гладь. 

На земле я ищу к ним дорогу, 

Хоть навстречу порою беда. 

Но с небес мне приходит подмога, 

И минует земная вражда. 

…Вновь в раздумьях бессонные ночи, 

И распахнуты в небо врата, 

У души открываются очи... 

И уже достижима мечта… 

*** 

Не спится… В сердце непокой, 

Под звёзд волшебной сенью – 

Звучать хотя б одной строкой 

Души стихотвореньем. 

Межзвёздная ночная речь 

Хранит его горенье, 

Дневную ношу сбросив с плеч, 

В даруемых мгновеньях… 

Уж с неба утра брезжит свет, 

Деревьев тень всё резче, 

А на бумаге – ручки след... 

Мне непокой завещан. 

*** 

Зрелость лет… На сердце – тризна… 

Было терпко, стало горько… 

Я, как в омут, вновь по жизни, 

По растерзанной Отчизне, 

Не боясь иду… нисколько. 

А судьба опять капризна… 

Вся порезана на дольки… 

Жизнь моя, как будто в призме, 

Перекрестье судеб стольких! 

Я держусь за небо только. 

*** 

Давно я зимою не ездил в вагоне, 

Не видел сибирской – в снегах – красоты: 

Встающего солнца в сияющем звоне, 

И заячьи, в варежках серых, следы. 

А сосны в пороше, как белые храмы, 

К ним поле с дорогою в снежной пыли, 

Сугробы у окон по самые рамы… 

И сердце – как будто снежинка вдали... 

*** 

Вот и настало – время томленья 

Зрелой любви, чудо-таинство встреч… 

Нам в этот вечер с прошлым скрещенья 

Нужно земную любовь уберечь. 

Чтоб сохранилось звёзд притяженье, 

Годы в зарничном огне утопив, 

Нам бы сберечь любви вдохновенье, 

Сердцем услышав небесный мотив… 

*** 

Не плоть, а дух 

растлился в наши дни. 

Ф. Тютчев 

Наш век похож на рынок, 

Где торг бурлит обманом, 

Толкучий поединок 

Добра и злобы рьяной. 

И правда в нём немеет, 

Ворьё в карманах шарит, 

И души каменеют 

В стяжательства угаре. 

…Кружит, с обманом вместе, 

Дух зла во лжи тумане, 

И мало тех, кто честен, – 

Владеющих деньгами… 

*** 

Осенним приданым, 

Последней красою, 

Лист жёлто-багряный 

Кружит надо мною… 

А ночь – лунной тенью – 

Вся в звёздах дорога: 

Прощанье… 

Прощенье… 

Вся жизнь перед Богом… 

*** 

…Снег беспалым летит декабрём, 

Волшебством оглушая... 

В снежной сказке земли окоём, 

Белой пылью играя, 

Снов следы заметает… 

С неба луч – на поля – золотой 

Вдруг приходит салютом, 

Скинув сонные путы, 

Покоряя версту за верстой. 

*** 

К голубке голубь снежно-белый 

Стремится с птичьей ворожбой. 

И каждый жест его несмелый 

Грозу отводит стороной… 

Раскаты грома – дальше… Глуше. 

Мелькнуло сизое крыло 

Под крышей неба, тайны руша 

И свет роняя на село. 

Уже прозрачна дымка сини, 

Под этой дымкой – птичий лёт. 

Подобно легкой балерине 

Кружит голубку небосвод. 

И голубь с нею в небе кружит, 

Две точки вместо голубей. 

Не голуби, а чьи-то души 

Парят средь солнечных лучей. 

*** 

И надо ж такому случиться: 

С высот, осторожно кружа, 

Спустилась, как синяя птица, 

Мне на руки чья-то душа. 

Не просто, не ради забавы, 

Упала звездою в ночи, 

В ночном шелестенье дубравы, 

В беззвучном мерцанье свечи… 

Кем посланы эти приветы, 

Чьи жизни давно позади?.. 

В мелодии лунного света 

Я слышу земное: «Прости…» 

*** 

В этот час одна ты у меня, 

Всё вокруг старо и серо… 

Только бедно-желтая луна 

Теплит память светом веры. 

Где-то в звездах вечная весна 

Явит вымыслы и грезы, 

Искры от домашнего огня 

Словно утром в поел росы… 

Я – с тобою… И весна жива, 

Жизнь и красочней, и проще! 

Вновь и вновь взрастают дерева 

Там, где вырублены рощи… 

*** 

Я пью за тех, кто нынче с нами, 

Я пью за тех, кто вдалеке… 

Струится улица огнями, 

Как отражение в реке. 

И сотоварищами звезды, 

Со мною за одним столом, 

За дружбу поднимают тосты – 

Бокалы с лунным серебром. 

И веры, и любви надежда 

Прекрасной Дамою в стихах 

Летит ко мне за стол в одеждах 

Невесты, ждущей в небесах. 

Мой взгляд ее коснулся длани… 

В ее руке небес бокал: 

«Я пью за негасимый пламень, 

Любовь – начало всех начал…» 

*** 

Вот первый луч на небе ранний… 

Как в детстве ярок его свет! 

С ним память жжет воспоминаньем 

Крик мамы… 

Через столько лет… 

Забыть ли! Крыша… 

Медный провод… 

И несвобода рук моя, 

И дрожь… И бестелесный холод, 

И света яркая струя… 

И рук не отцепить… Так было! 

Во мне все вновь, как встарь, дрожит… 

И голос мамы, что молила: 

«Он должен жить, 

Он должен жить». 

Владимир ШУГЛЯ