ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

29 октября исполнилось 160 лет со дня рождения Николая Лукича Скалозубова (1861-1915) – первого губернского агронома, статистика, государственного и общественного деятеля, основателя селекционного дела в Сибири. 

Губернским агрономом он стал в 1894 г., когда в Тобольской губернии была введена государственная агрономическая служба. Большой энтузиаст своего дела, он боролся с вредителями растений, занимался улучшением местной породы крупного рогатого скота, выступил одним из организаторов первой в Сибири сельскохозяйственной выставки в Кургане (1895) и первой в губернии начальной сельхозшколы под Тобольском (1900).

«В ЖЕНСКИХ РУКАХ – ДОСТАТОК…» 

Судьба Н.Л. Скалозубова тесно переплетена с Тюменским уездом, он хорошо его знал, часто бывал здесь, особенно в западной его части. 

В 1895 году 34-летний агроном посетил Каменку, Гусево, Друганово, Червишево, Черную Речку... Впечатлениями о поездке он делился с читателями «Сибирского листка» – газеты, с которой давно и плодотворно сотрудничал. Заметки эти носили, как правило, этнографический характер, в них много любопытных фактов, дополняющих наши представления о быте, занятиях здешних жителей. 

Так, побывав в Червишевской волости, Н.Л. Скалозубов подробно рассказал об основном промысле местных жителей – изготовлении волосяных сит для муки, материалом для которых служил коровий, конский и даже – для самых тонких сит – женский волос. «Сита сбываются на месте скупщиками, которые торгуют ими по всей Сибири. Конкурируют с волосяными ситами медные и шелковые, последние совершенно вытеснили высший сорт сит из женского волоса, употреблявшийся на крупчатых мельницах». 

«Село (Червишево) производит оригинальное впечатление благоустройства, порядка и некоторого зажитка хозяев: опрятные домики, окна снаружи непременно украшены широким полотнищем, спускающимися вниз снежно-белыми подоконниками, внутри виднеются цветы, занавески, – читаем мы далее. – В теплые летние дни все женское население работает на улице, всюду вы видите около ворот на завалинках девушек и женщин за маленькими станками. Может быть, это обстоятельство служило причиной дружной сплоченности населения, его любви к общественным собраниям, общественным играм... Червишевское общество может служить хорошим объектом для изучения влияния на хозяйство крестьян женщины. Здесь в женских руках скапливается достаток. Этим, вероятно, можно объяснить и отсутствие пьянства, и видимый комфорт в домашней обстановке». 

«МЕНЯТЬ КОШКИ НА ЛОЖКИ» 

Констатируя тот факт, что из Червишевской волости «большое количество народу уходит на отхожие промыслы – в извоз, в маляры, кошачники», Н.Л. Скалозубов объясняет, в чем заключается специфика промысла последних и что значит «менять кошки на ложки». Дело в том, что кошачники, запасясь фарфоровой и стеклянной посудой, по осени разъезжались менять ее на... кошек. К Рождеству или к Ирбитской ярмарке они возвращались домой, сбывая выменянный товар тем же хозяевам, которые снабжали их посудой. «Воспитание кошек для продажи в некоторых местностях... составляет как бы особую отрасль хозяйства, – писал Н.Л. Скалозубов. – Котята тщательно подбираются, сортируются по цвету и на племя оставляются черношерстные, остальные бросаются. Выменянных кошек тут же удавливают и с них снимают шкурки». 

Шкурки черных кошек использовали для подделки под меха более дорогих пушных зверей и для шитья женских телогреек – мех не нужно было красить. 

КАМЕНКА, ОНОХИНО, ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ 

После посещения пригородной Гусевой Н.Л. Скалозубов писал в том же «Сибирском листке»: «...необходимо отметить развитие здесь в самое последнее время крестьянского производства пахотных орудий» – сох-рогалюх и сибирских сабанов. Мастерская была устроена в конце 1870 гг. местным крестьянином Ердаковым. Он также промышлял ямской гоньбой, часто бывал в Кунгуре, где и научился сохоладному ремеслу. Спрос на сохи-«тюменки» был очень велик, их возили на все окрестные ярмарки, и они мгновенно раскупались. Так, в 1900 г. на Никольской ярмарке в Ишиме Ердаковым было продано только за один день 250 орудий. 

Побывав тогда же в Каменке, славившейся ковроткачеством, Скалозубов отметил, что «ковровое производство стало хуже по случаю дороговизны красок и шерсти», хотя ковры продолжали пользоваться спросом на Ишимской и Ирбитской ярмарках. Будучи в Онохино, главный губернский аграрий отмечал, что в свободное от основной работы время местные жители занимались извозом и заготовкой луба, изготовлением мукосейных сит из конского и женского волоса, гнали в казенном лесу смолу и деготь, делали деревянную посуду. 

«Заработки на посуде уменьшились, так как у крестьян нет подходящего леса, – писал Н.Л. Скалозубов. – Сита делают в данной местности более столетия, извозом и торговлей занимаются тоже около того же времени, выделкой сабанов – около пяти лет, посудное и ковровое производство существуют тоже около столетия, но уменьшения не замечается, хотя по случаю заселения переселенцами спрос на эти изделия увеличивается». 

Не преминул заглянуть агроном и в Богандинское (Килки), находившееся в стороне от его основного маршрута. «Главное занятие здешних жителей... рубка леса и заготовление дров в собственных обширных сосновых лесах, составляющих достояние всей волости (волостной общины). Рубили, кто сколько мог, многие на этом нажились... Когда в Тюмени открылся громадный спрос на ольховые ящики для чаев, богандинцы много возили в Тюмень этого леса. Затем для продажи собирают здесь черную смородину и грузди для соления». 

В ИМЕНИИ КУПЦОВ ПАМФИЛОВЫХ 

Особый интерес губернский агроном питал к Черной Речке, которую он впервые посетил в 1895 году и с тех пор неоднократно там бывал. Его впечатления от увиденного в имении купцов Памфиловых, которыми он поделился на страницах «Сибирского листка» и «Тобольских губернских ведомостей», несколько отличаются от предыдущих: мы увидели Черную Речку глазами не только, вернее, не столько этнографа, сколько собственно агронома, обращающего внимание на специфические детали. Н.Л. Скалозубов подробно рассказал о том, как «на участке 2000 десятин удобной земли... отдельно ведутся три предприятия: паровое хозяйство и паровой маслобойный завод А.Ф. Памфиловым, молочное дело его женой А.Я. Памфиловой. В полевом хозяйстве испытываются посевы многих улучшенных сортов растений. Пашут плугами Сакка, изготовляемыми в собственной мастерской. Небольшая кузница так обставлена, что может выпускать хорошо отделанные орудия. Идя навстречу стремлениям крестьян заменить свои первобытные орудия новыми, более совершенными, г. Памфилов занялся выработкой дешевого крестьянского плуга... Маслобойный завод работает на покупном семени... Молочное хозяйство основано на переработке молока своих коров и частию покупного в сладкое сливочное масло и сыр Бакштейн, а в последнее время и Швейцарский. В стаде у г-жи Памфиловой до 100 голов скота... По сведениям за 1899 г., в среднем выводе коровы... давали 15 фунтов молока на круг (т.е. 0,5 ведра в дойный день). На фунт масла идет 20-23 фунта (1 фунт – 0,400 кг – В.П.) молока и на фунт сыра – 9,5 литра молока... В Черной Речке имеются прекрасная специальная сельскохозяйственная библиотека и метеорологическая станция третьего разряда». 

«РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК ИНИЦИАТИВЕН И ПРЕДПРИИМЧИВ…» 

В 1895 году Н.Л. Скалозубов организовал в Кургане губернскую сельскохозяйственную и кустарную выставку, на которой была представлена продукция чернореченских предпринимателей. Памфиловы получили Большую Серебряную медаль «за хорошую постановку молочного хозяйства и устроения в Западной Сибири сыроварни и маслодельни... за сыры Бакштейн и Швейцарский, за выведение прекрасных сортов семян и за стремление распространять их в народе». 

Губернская выставка могла послужить своего рода репетицией к выставке продуктов маслоделия Западной Сибири, которая была проведена там же, в Кургане, 7-12 сентября 1901 года. В состав выставочного распорядительного комитета первого Тобольского отдела Императорского общества сельского хозяйства входил и Скалозубов, он же подготовил каталог выставки. Выставка стала выдающимся событием для сельхозпроизводителей Западной Сибири, в числе ее посетителей были гости не только из ряда российских губерний, но и из Москвы, Санкт-Петербурга и даже Лондона. Выставка помогла сломать сложившиеся в Европе стереотипы, что русский человек якобы «лишен инициативы и не предприимчив». Тюменский купец, уроженец с. Кулаково Н.М. Чукмалдин, с пониманием и сочувствием относившийся к проблемам местных производителей, писал незадолго до открытия выставки: «Давно нам, русским, пора продвигаться к заграничным потребителям наших товаров как можно ближе и ближе, чем быть от них за тридевять земель и зависеть в сбыте каждого товара от нескольких посредников». 

Н.Л. Скалозубов, вняв совету купца, подготовил в соавторстве «Справочную книжку по маслоделию в Западной Сибири» с адресами фирм, торгующих маслом в Англии и Шотландии. Это был своего рода прорыв, пусть и не очень значительный. 

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ КОНСЕРВАТОР 

Важное место в деятельности губернского агронома занимал Тобольский краеведческий музей, главным хранителем которого – консерватором – он был. Ученый совет музея, состоявший почти из сотни членов, планировал научные разработки, занимался комплектованием фондов, издавал свой печатный орган – «Ежегодник Тобольского губернского музея». 

«Трудно назвать какую-то сторону в жизни края, на которую не отозвался бы Скалозубов, – читаем в одном из очерков, рассказывающих о музейной деятельности губернского агронома. – …Если он увлечен кустарными промыслами Сибири, то в собрании тот

час появляются образцы, знакомящие посетителей с ремеслом туринских кузнецов, каменских ковровщиц, курганских стеклодувов… Если он одержим этнографией, то это выражается не просто в том, что он лично привозил из служебных поездок либо корзины, плетенные белорусскими переселенцами, либо предметы киргизского быта из Ишимского уезда… Силами своего научного авторитета он расширяет круг поиска, вот почему на всеобщее обозрение выставляются предметы быта русского крестьянина, и татарского, бухарского, зырянского (коми)». 

Даже в фольклоре Скалозубов умел находить неожиданные грани. Его «Народный календарь» обобщает вековые наблюдения крестьян за погодой. Составление ботанического словаря с опорой на народные названия дикорастущих растений – также его оригинальная идея. 

А составление гербариев? Когда Ботанический музей Академии наук задумал издать «Флору Сибири», из Тобольского музея тотчас же прислали 3000 листов, и большую часть коллекции составляли гербарные образцы, подготовленные лично Николаем Лукичом. 

Дендрологическая коллекция спилов в ботаническом собрании музея – та самая, на которую ссылался Д.И. Менделеев, чтобы обосновать базу для развития металлургической промышленности на Урале, – также заслуга Скалозубова. 

ИЗ СИДЕЛЬЦЕВ – В ДЕПУТАТЫ 

В 1906 году за участие в организации крестьянского съезда Николай Скалозубов лишился всех своих постов и был сослан в Березово. Сидя в тюремной камере, полностью разжалованный, он пишет статью о сибирской березе, о ее разновидностях. 

Неожиданно для многих в том же году губернские выборщики выдвинули Н.Л. Скалозубова в Государственную думу – высший законодательный орган. Учитывая, что выборы состояли из трех ступеней (уезд, волость, губерния) и нигде Скалозубова не застопорили, это говорит о его колоссальном авторитете. Вначале Н.Л. Скалозубов был членом двух комиссий думы, а затем четырех – бюджетной, по переселенческому делу, сельскому хозяйству, рыболовству. Им были представлены в думу докладные записки о Северном морском пути и развитии судоходства на сибирских реках, ходатайство о строительстве железной дороги до Тобольска. Как член бюджетной комиссии он ратовал за финансовую поддержку села, за открытие первых в стране опытных сельскохозяйственных станций. 

В ИПОСТАСИ СЕЛЕКЦИОНЕРА 

По истечении срока депутатских полномочий Скалозубов сосредоточился на селекционной работе. И нашелся меценат, по заслугам оценивший его квалификацию и научный энтузиазм. В 1913 году купец 1-й гильдии, промышленник Л.Д. Смолин предложил бывшему агроному развернуть в своей усадьбе Петровское под Курганом опытно-селекционную станцию и заняться селекцией яровой пшеницы. Отобранные Скалозубовым лучшие образцы дали начало двум сортам. Один из них – Цезиум-111 – составлял в конце 1920-х годов львиную долю в пшеничном хозяйстве Сибири и в течение трех десятилетий, занимая миллионы гектаров, кормил всю страну. Второму сорту ученики Николая Лукича дали название Скала. 

ЧЕТВЕРО ИЗ ШЕСТИ – АГРОНОМЫ 

В 1915 году Н.Л. Скалозубов неожиданно скончался: навестив заболевшую сотрудницу станции, он заразился сыпным тифом и умер в крестьянской больнице. Похоронили его на соборном кладбище Кургана. 

По его завещанию сын Георгий (Юрий) продолжил дело отца: перевез все опытные образцы в Омск и основал опытную сельскохозяйственную станцию имени Николая Скалозубова. Позднее на базе этой станции родился СибНИИСхоз. Женой Н.Л. Скалозубова была дочь известного художника- передвижника, академика живописи Василия Максимова Ариадна (ее портрет «Девочка в платке» кисти отца хранится в Третьяковской галерее). Последние годы жизни Ариадна Скалозубова жила у дочери Анны на Курганской опытной станции, писала мемуары. Наконец готовую рукопись отправила В.Д. Бонч-Бруевичу (соратнику В.И. Ленина, в 1917-1920 годах управделами СНК), который обещал посодействовать в публикации. Но пока бандероль была на пути в Москву, адресат умер: шел 1955 год. Рукопись отправили обратно, однако 85-летняя Ариадна Васильевна тоже скончалась. 

У Скалозубовых было шестеро детей, четверо из них стали агрономами. Самая яркая, самая неординарная из всех наследников, безусловно, Ариадна Николаевна Голяновская – тезка матери. Она родилась в 1897 году в Тобольске, с золотой медалью окончила гимназию в Тюмени, в 1915 году добровольно пошла сестрой милосердия в действующую армию. По словам матери, она во всем напоминала своего отца: «и физиономическим сходством, и торопливой манерой речи, и бескорыстным трудолюбием, и напористым, жизнелюбивым характером». Она была ученицей академика Д.Н. Прянишникова, окончила Московскую сельхозакадемию им. К. Тимирязева и двадцать лет занималась выведением, районированием и внедрением лучших сортов зерновых и корнеплодов. 

НА СНИМКЕ: портрет Н.Л. Скалозубова. 

Владимир ПОРОТНИКОВ