ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ

Начинается улица у берега Туры и длится до ул. Профсоюзной. Прежнее красивое имя ей подарила церковь Знамения Божией Матери.

ПЛАМЕННЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР 

Имя Володарского мало что говорит большинству тюменцев. Не ошибетесь, если сделаете предположение: наверняка это был революционер. Володарский (Моисей Маркович Гольдштейн) родился в 1891 году. С 1905 года он – деятель революционного российского движения. В 1913-м эмигрировал в США. В Россию вернулся в 1917 году на одном пароходе вместе с Троцким, Воровским и Урицким. Володарский – участник Великой Октябрьской революции, был комиссаром по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда, член Президиума ВЦИК, редактор «Красной газеты», с которой сотрудничал наш земляк, поэт Василий Князев. 

По словам Ленина, выступления Володарского на митингах создали ему огромную популярность и любовь в рабочих массах. Пламенный революционер был убит эсером Сергеевым в 1918 году. Похоронен в Санкт- Петербурге на Марсовом поле. 

Володарскому в топонимике «северной» столицы досталась пальма первенства. Его имя получили мост, железнодорожная станция, проспект, поселок, девять улиц в пригородах, ему же создали помпезный памятник. Ленин занял только второе место, а третье – Киров. 

Тюмень не осталась в стороне от «модной» политической топонимики. В 1922 году улицу Знаменскую переименовали в честь Володарского. Но что замечательного он сделал для Тюмени? Достойно ли его имя, вернее сказать, псевдоним, нашей замечательной улицы? У нас тут своя уникальная история. 

ПОЛИЦЕЙСКИЕ И СТОРОЖА 

По адресу ул. Володарского, 5 и 5а располагается административный комплекс из двух казенных зданий. Дом градоначальника, выстроенный в XVIII столетии, и по сей день служит городу. Это самое старое гражданское здание в стиле классицизма. Позже здесь обосновалось Военное присутствие. Говоря современным языком, военком или военный гарнизон. Затем поселились Полицейское управление, городское казначейство, а воинская часть перебралась на территорию Гостиного двора. 

В Тюмени в 1899 году насчитывался 29 621 человек, сообщает Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Сколько же требовалось полицейских, чтобы следить за порядком и бороться с криминальными элементами? 

«…По штату 1888 года состав Тюменской Полицейской команды выражается в числе 33 городовых, и по этому штату полагается старших городовых, могущих получать добавочное содержание, 6 человек…Сообразно численности населения города постоянно служащих городовых числится 64 человека, и, соответственно этому числу, комплект старших городовых, пользующихся добавочным жалованием, – 12 человек», – отмечается в материалах Тюменской городской Думы. 

Некий Ильин оказался «сверхкомплектным». Не работать же ему бесплатно. Дума назначила Ильину добавочное жалование. Кроме того, «…городовым, безропотно и непрерывно прослужившим в одной и той же полицейской команде в течение 7 лет, назначается прибавочное жалование в размере одной трети получаемого ими оклада, если оклад не свыше 150 р., если же выше, то прибавка жалования определяется в размере 50 р.». И это были неплохие деньги. 

От злодейских действий недобропорядочных граждан уберегала охрана. Но вот 17 октября 1897 года «Сибирская торговая газета» сетовала: «Есть пословица: «Каждый город имеет свой норов, каждая деревня – свой обычай». Надо сознаться, что порядки в нашем городе весьма оригинальны и своеобычны. Учреждены, например, сторожа, но они не имеют даже слабого понятия о своих обязанностях, а из них есть такие оригиналы, что ходят по мосткам, изо всей силы тяжелой дубиной колотят по мосткам, к немалому беспокойству обывателей, и беда, если ваша спальня выходит на улицу, тогда можно уснуть, только когда привыкнешь к этому слуху. Трудно понять, какой смысл имеют эти удары по мосткам? Разве предупредить воров, чтобы они слышали, где проходит сторож. Эти порядки практикуются даже на Царской улице, проходя по которой, мы слышали, что сторож изо всей силы колотит дубиной по мосткам, точно желая всю разломать. Как ни дороги обычаи седой старины, но и их приходится изменять, сообразно современным условиям жизни». 

Надо полагать, ситуацию уладили, сторожей вразумили, в каких случаях им применять дубину. 

Сейчас старинное здание по ул. Володарского, 5 служит военным, в нем – военный комиссариат Калининского и Центрального административных округов г. Тюмени. 

Во дворе его скрывается караульня царских времен (ул. Володарского, 5а). Но с набережной бывшую гауптвахту всенепременно заметишь. 

«ЛАСТОЧКИНО ГНЕЗДО» НАД ТУРОЙ 

Из-за осыпавшегося берега караульня оказалась на самом краю. Она смотрит на водную стихию, не случайно ее образно называют «Ласточкино гнездо» – по аналогии с крымским знаменитым дворцом над морем. 

Здание интересно тем, что это одно из первых гражданских сооружений из камня, выстроено в начале XIX века. В давние времена Тюмень была чуть ли не сплошь деревянная. И даже в 1950-е годы небольшая постройка с белыми, оштукатуренными стенами на высоком берегу сразу обращала на себя внимание. Тюменские мальчишки знали: здесь за провинность сидят солдатики, Решетки на окнах только подогревали любопытство. Хотелось заглянуть, но территория гауптвахты охранялась. С винтовкой стоял грозный часовой. 

Караульня царских времен повидала всякого люда, тут есть чем удивлять туристов. По версии писателя Анатолия Васильева, с тюменской гауптвахтой связаны судьбы героев Льва Толстого, Катюши Масловой и князя Нехлюдова. 

Помнится, сотрудники городской инспекции по охране памятников истории и культуры об этом доме рассказали мне таинственные вещи: «Сторожа постоянно жаловались: дескать, ночью становится страшно. Будто кто-то вздыхает, всхлипывает. Мы не принимали всерьез их сетования. Мало ли чего навыдумывают охранники... Одни уволятся, устроятся другие, но... новые сторожа те же мистические рассказы заводят. У священника поинтересовались: «В чем дело?». «Когда человек сидит в заточении, душа его испытывает мучения, плохая аура не дает покоя сторожам», – так нам ответил батюшка». 

А еще, по рассказам старожилов, к гауптвахте якобы вел подземный ход... 

Теперь впритык к зданию- памятнику выстроены элитные жилые дома по улице Хохрякова, 4/1 и 4/2. В первые годы XXI века, когда начались ремонтные работы по восстановлению старинной постройки, жильцам не понравилось, что чужие машины заезжают в их двор, и …вырос крепкий забор. Он надежно перекрыл доступ к объекту. Дело заглохло… 

Памятник архитектуры, овеянный легендами, служил бы для общественной надобности, тем более это единственное здание на набережной, куда смог бы зайти любой желающий и полюбоваться на чудесный речной пейзаж. Но элитные дома, что выросли вблизи набережной, отгорожены от пешеходов. 

P.S. В следующем материале мы расскажем о сокровищах купеческих усадьб и их обитателях. 

НА СНИМКАХ: здания бывшего Полицейского управления и гауптвахты. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/