ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ

«Тюмень – это красивый город с деловым, торговым и промышленным населением, с каменным рядом лавок, заваленных товарами, с попадающимися местами каменными массивными домами…» – отмечал в 1860-е годы исследователь Сибири Николай Ядринцев. Главная улица и поныне демонстрирует эту картину.

БАНК В КУПЕЧЕСКОМ ДОМЕ 

Каменный особняк на углу Республики, 30/Челюскинцев, 38 выглядит нарядно. Возвели его мастера в конце XIX века. Принадлежал дом известному купцу- благотворителю Прокопию Подаруеву. 

В 1898 году имущество Прокопия Ивановича после его разорения выставили на торги, и особняк перешел в собственность Сибирского торгового банка. Новые владельцы – новые порядки. 

В 1910 году здание внутри реконструировали, позднее возвели одноэтажный каменный корпус для операционного зала. Проект был выполнен городским архитектором Константином Чакиным. Дом посвежел, приобрел праздничный вид. 

В советское время здание практически не меняло своего функционального назначения. Лишь в годы войны в нем находился госпиталь № 1787 для раненых бойцов Красной армии. 

В мае 1991 года возле дома при ремонте сливной канализации была обнаружена деревянная труба от первого городского водопровода, проложенного в 1864 году. Инициатива его постройки принадлежала градоначальнику Ивану Алексеевичу Подаруеву, хозяин же дома – Прокопий Иванович – был продолжателем дела отца. 

Сейчас раритет хранится в музее «Истории науки и техники Зауралья» нефтегазового университета. 

НЕУТОМИМЫЙ И ВЕЗДЕСУЩИЙ ШУСТЕР 

Справа к банковскому дому примыкает здание, построенное в XIX веке Петром Матягиным. Был он купцом, торговал железными изделиями, служил старостой тюремной Богородицкой церкви. В 1864 году Петр Иванович тоже жертвовал деньги на сооружение первого городского водопровода, возглавлял он и попечительский совет сиропитательного заведения. С 1885-го по 1888 гг. был градоначальником Тюмени. 

В начале XX века дом Матягина приобрела купчиха Павла Воробейчикова. В 1916 году фотограф Иосиф Шустер открыл в ее доме электротеатр «Весь мир». Зал был рассчитан на 230 мест, в фойе стояли кресла, пальмы, имелся буфет. 

Рядом на этом участке Царской стоял еще один каменный двухэтажный дом Воробейчиковых, в нем Шустер арендовал помещение для кинотеатра «Прогресс», после переименованный в «Художественный». Тут же он имел фотосалон. 

– Шустер вел переписку со знаменитым ученым Д.И. Менделеевым, в 1899 году направил подарок императору Николаю II «Альбом. Типы и виды города Тобольска». Иосиф Савельевич сделал парадный портрет городского головы Андрея Текутьева, сфотографировал «святого старца» Григория Распутина, итальянского князя Сципиона Боргезе, который в 1907 году участвовал в первой автомобильной гонке Пекин – Париж. И гонка эта проходила через Тюмень, – рассказывает раввин тюменской синагоги, краевед Игорь Варкин. – За свою плодотворную и отличную работу Шустер получил награды: высочайшую благодарность Великой княгини Елизаветы Федоровны за участие во Всемирной выставке в Париже, а в 1895 году – похвальный отзыв на выставке в Кургане, были и другие успехи. 

Но история не сохранила портрет мастера. Может, он сам себя считал нефотогеничным? А может, хотел остаться невидимкой. Прямо сапожник без сапог. Кстати, фамилия Шустер так и переводится с немецкого – сапожник. 

Иосиф Савельевич считается первым тюменским кинохроникером. Благодаря тому, что он владел кинотеатрами, горожане могли с интересом смотреть его кинохроники. 

В 1913 году Шустер построил внутри усадьбы Воробейчиковых, разумеется, с согласия ее хозяев, одноэтажный дом для электротеатра «Гигант» на 600 зрителей. Постройка вытянулась в сторону Спасской, а вход был со стороны Царской. После Октябрьской революции кинотеатр «Гигант» именовался «Художественный». Здание не сохранилось. Не сохранился и дом Воробейчиковой, в котором творил свои шедевры мастер светописи Шустер, на том месте – здание по улице Республики, 28а. 

А БЫЛ ЛИ КЛАД? 

Дом на ул. Республики, 36 появился в 1908 году, принадлежал купцу Йоселю Брандту. С торца здание украшали часы и крупными буквами значилась фамилия владельца. В магазине Брандта шла торговля ювелирными изделиями, граммофонами и часами. После Октябрьской революции семья Брандтов уехала в Китай. 

Занятная история рассказывается в некоторых краеведческих изданиях, что якобы в доме был обнаружен клад: «В 1933 году во время массовых операций ОГПУ по поиску золота, спрятанного во время отступления белой армии, старшему сыну Йоселя Брандта, Ионею, «по собственной просьбе» разрешили вернуться в Тюмень и выдать спрятанные здесь ценности. Оперативники и слесарь, отправившись вместе с ним на поиски, обнаружили ряд тайников. Один находился в здании бывшего магазина Брандтов в стене сейфа, другой – в конторе под подоконником. Пробыв в Тюмени три-четыре дня, Ионей Иоселевич вернулся в Харбин, где у него также был собственный магазин». 

Краевед Стас Белов усомнился в достоверности этой версии, так как она противоречит фактам: «Ионей Брандт малограмотный, беспартийный, кустарь-частник, проживал на 1932 г. во Владивостоке. 21 января 1932 г. он был арестован по обвинению в шпионаже и 3 февраля приговорен тройкой при полномочном представителе ОГПУ по Дальневосточному краю к высылке в Западную Сибирь на 3 года. Судя по дате смерти (1932 г.), осужденный скончался по дороге в ссылку или вскоре после прибытия на место. Реабилитирован 5 июля 1990 г.». 

Мы обратились к исследовательнице семейной истории Наоми Каан, проживающей в Иерусалиме. 

Родоначальником клана тюменских купцов Брандтов был Хаим Лейбович (1826 года рождения), отслуживший 25 лет в царской армии. Наоми является его прапраправнучкой. В своем письме она также отвергла историю с кладом и сообщила, что «Йосель Брандт бежал в Харбин со средним сыном, Давидом, и его семьей. На кладбище в Харбине похоронены сам Йосель и жена Давида – Мария». 

Выходит, эпизод с обнаружением припрятанных сокровищ можно принять за легенду. 

Каменный дом Брандтов в 1994 году был признан памятником архитектуры. Он и по сей день выглядит подобающе. 

ЛУЧШИЕ В МИРЕ ГАЛОШИ И «МУЗЫКАЛЬНЫЙ ДОМ» 

Каменное здание на ул. Республики, 42 мастера поставили в 1907 году. Два эркера, украшенных орнаментами, и изящный, легкий балкон придают дому индивидуальность. В облике его читается стиль модерн, который любил архитектор Константин Чакин. Он – автор проекта, а принадлежал особняк купцу Михаилу Алексеевичу Брюханову. 

До революции тут продавали, как уверяет реклама, «Лучшие в мире галоши «Проводник». За прочность и доброкачественность – полное ручательство!» Вот эта демисезонная обувь была очень востребованной. Товары, предназначенные для продажи в магазине Брюханова, завозились во двор здания на телегах. Если открыты чугунные ворота, то можно зайти через арку и увидеть старинную кладку дома, стены, не покрытые слоем штукатурки, выложенные из красного кирпича. И, как замечал великий сказочник Андерсен: «Полезно и поучительно знать, что кроется за толстыми каменными стенами домов». 

В 1950-х годах здесь обосновалась музыкальная школа. «Место жительства» для нее выбрано хорошее. Музыка – мир прекрасного, красивый дом архитектурным языком говорит о том же. А история повествует, что в холодный ноябрь 1919 года открыли первую и единственную в Тюмени на то время советскую музыкальную школу. Решение о ее организации принято военно-революционным комитетом. Первым директором стал Михаил Иванович Ушаков. Через год силами учащихся уже был дан первый концерт. В 2005 году школе присвоено имя В.В. Знаменского. 

С 1923-го по 1929 год Владимир Васильевич Знаменский возглавлял школу, вкладывая в ее становление все свои силы. Он родился 15 (27) июля 1894 года в Пермской губернии. Окончил Санкт-Петербургскую певческую школу, далее продолжил образование на вокальном отделении Санкт-Петербургской консерватории. Знаменский владел многими народными инструментами. В тюменской музыкальной школе не только директорствовал, но и преподавал. В 1929 году он уехал в Свердловск (Екатеринбург), где продолжил работу в музыкальном училище. 

В 1934 году Владимир Васильевич возглавил факультет народных инструментов Уральской государственной консерватории. Он является основателем уральской школы игры на народных инструментах. Знаменский – заслуженный работник культуры РСФСР, награжден орденом Трудового Красного Знамени и «Знаком почета». Вот какое гордое имя носит тюменская музыкальная школа №1! 

В другом корпусе бывшего дома Брюханова (слева от музыкальной школы) в советское время работал рыбный магазин, всех привлекал там аквариум с живой рыбой на продажу, очень уж хороши и крупны были караси. Предлагалась и черная икра. Та, что была неочищенная, стоила 5 рублей. По соседству размещался переговорный пункт, где люди ждали, когда их пригласят к телефонному аппарату. Теперь, в эпоху мобильной связи и Интернета, трудно представить, что на междугородный разговор вызывали телеграммой, которая указывала, в какой день и час явиться на переговорный пункт. 

БИЗНЕС ПО-СОВЕТСКИ 

На противоположной стороне улицы высится громадный дом с магазином «Океан». В прошлом здесь стояли старинные здания, обладающие приятным видом и общественной надобностью. В торговом заведении купца Шитоева продавали хрусталь, фарфор, фаянс и лампы. После в доме разместилась ресторация, в советские годы – столовая, затем – популярный ресторан «Сибирь». Очевидцы рассказывали, что здание было трудно снести, настолько крепки оказались стены. Анатолий Отраднов, автор проекта этого большого дома, сожалеет: «Не о том тогда думали. Нефть, газ… По тем временам построенный дом считался элитным. Кто сейчас в это поверит? Убрали старину, не вернешь…» 

– В 60-70-х годах в «Сибири» работал швейцаром Львович. Бывший полковник, невысокий, подвижный, даже юркий, – вспоминал старожил Тюмени Евгений Соколов. – Вечерами на крыльце ресторана перед входной дверью всегда толпились мужчины. Все жаждали посидеть внутри, но мест не было. Терпеливые ждали, пока освободятся места в зале, а нетерпеливые становились клиентами Львовича. В гардеробе принимала и выдавала одежду тетя Сима, вот они в паре с Львовичем и работали. Днем Львович закупал в гастрономе несколько ящиков водки, загружал в свою, заработанную тяжким швейцарским трудом, «Волгу» и аккуратно укладывал ящики в гардеробе. Вечером магазины закрывались, водку нигде не купишь. И тогда Львович становился самым нужным человеком в Тюмени. Четырехрублевая бутылка шла за 12 рублей. 

Конвейер работал четко: Львович на крыльце принимал деньги, закрывал за собою дверь, сдавал деньги тете Симе, та выдавала бутылки. Но дележ, похоже, был неравнозначным. Полковник купил «Волгу», а тетя Сима своему сыну Юре – мотоцикл «Урал» с коляской. Так что бизнес процветал и в советские времена… 

НА СНИМКАХ: бывший банковский дом; труба от первого водопровода.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/