ВЕТЕР СТРАНСТВИЙ

В стародавние времена у снобов бытовала пословица: «Курица – не птица, Болгария – не заграница». Прошедшие с тех пор годы внесли ясность, и про Болгарию уже никто так не скажет. Зато сейчас некоторые говорят что-то подобное про Беларусь. Но тоже ошибаются. На самом деле Беларусь – уже давно самая настоящая заграница. Другая страна. И беларусский народ, конечно, никакой не двуединый с нами, как бы того ни хотелось ностальгирующим по имперским временам ретроградам, а вполне самостоятельный славянский народ, со своим языком, своей самобытной культурой и своим историческим генезисом. Как поляки или чехи.

Тем не менее общее прошлое даёт о себе знать. Приезжая в Минск, словно бы оказываешься в позднем СССР: во-первых, множество столичных зданий густо украшены серпасто-молоткастой лепниной и монументальными скульптурами на фасадах в стиле советского архитектурного классицизма, во-вторых, цены здесь измеряются не только в рублях, но и в копейках, совсем как в моём советском детстве (беларусский рубль в настоящий момент стоит что-то около тридцати российских, с небольшими колебаниями курса). А ещё о временах Советского Союза живо напомнил номер гостиницы «Академическая», где мы поселились, обставленный добротной, но кондовой мебелью, вполне возможно – родом ещё из Страны Советов. Зато просторный – из двух больших комнат, не считая прихожей, и с балконом. А обошёлся он нам всего в 19 с чем-то там тысяч рублей на наши деньги за девять ночей. По российским меркам – очень недорого. 

Мы надеялись, что в Минске будет так же недорого и всё остальное. Моя спутница Надежда уже была в Беларуси шесть лет назад и много рассказывала о сказочной дешевизне беларусских товаров в сочетании с их исключительным, европейским качеством. Мы даже планировали одеться в минских магазинах к грядущему зимнему сезону. Но поход в Центральный универмаг, предпринятый в первый же вечер по приезде в Минск, похоронил все наши планы. Цены оказались в среднем почти такими же, как в России (в переводе на местную валюту, конечно). Что-то немного дешевле, а кое-что – даже и подороже, в частности, лосьоны после бритья. 

Подозреваю, что это и является одной из основных причин недовольства беларусов своим бессменным президентом Лукашенко, прорвавшегося наружу после его очередных «выборов» в прошлом году. Цены-то выросли весьма ощутимо и за короткий промежуток времени, а вот их зарплаты – едва ли. Здесь кто угодно возмутится. 

Хотя, на мой взгляд, нельзя не отдать должное Батьке, как прозвали Лукашенко в старые, ещё добрые времена – он много лет сохранял беларусскую независимость, виртуозно лавируя и играя на противоречиях между геополитическими «тяжеловесами». Во многом именно благодаря ему страна, с одной стороны, не рухнула в объятия Евросоюза с его безбрежным левачеством и толпами инокультурных мигрантов, а с другой – не стала новым российским федеральным округом, каковой её очень хотели бы видеть многие по ту сторону границы. Он же долгое время поддерживал в Беларуси неплохой уровень жизни. 

Как бы то ни было, тащить за тридевять земель то, что можно приобрести за почти такие же деньги и дома, в Тюмени, смысла не имело. Поэтому я ограничился сувенирной красно-бело-зелёной, цветов беларусского флага, сувенирной футболкой со знаменитым национальным орнаментом на рукавах. Вообще-то я предпочёл бы бело-красную «Пагоню» со средневековым всадником – ещё один древний национальный символ Беларуси, точнее – Великого Княжества Литовского, как она называлась раньше (а беларусы называли себя, соответственно, литвинами, не путать с литовцами). Без всякой политической подоплёки, просто потому, что «Пагоня», на мой взгляд, красивее. Но где сейчас возьмёшь в Беларуси «Пагоню» – после прошлогодних антилукашенковских волнений, проходивших под старинным беларусским знаменем, она в стране строго запрещена. 

Беларусские продукты, по словам Надежды, тоже сильно подорожали за прошедшие шесть лет. Зато остались такими же качественными и без всяких следов «модного» ныне в России пальмового масла. За всё время пребывания в стране нам ни разу не довелось в них разочароваться, за исключением одного- единственного случая, когда на День города в какой-то выездной торговой точке в парке Янки Купалы нам налили невкусного, дико разбодяженного разливного пива, которое пришлось отправить в урну. Но тот раз мы всё равно покупали его лишь для того, чтобы с полным правом присесть за столик перед сценой, так что жалеть было особо не о чем. 

Если вы готовы прошагать за день 24 километра, то можете пройти практически всю беларусскую столицу из конца в конец. Как это сделали мы (согласно Надиному шагомеру). 

Выйдя утром из своей гостиницы, мы отправились вдоль основной минской улицы – проспекта Незалежности. Главный столичный проспект называется так неспроста – беларусы любят всячески подчёркивать независимость и суверенитет родной страны, видимо, слишком уж долго пребывала Беларусь в удушающих имперских объятиях. Мы неторопливо миновали Национальную Академию наук, монументальный памятник поэту Якубу Коласу, главную площадь Беларуси – площадь Перемоги с сорокаметровым обелиском, посвящённым победе в Великой Отечественной войне, прошлись по парку Янки Купалы, облюбованному белками, которые скачут здесь между деревьями буквально стаями, а затем, свернув немного вправо, вышли к старому городу. 

Минск очень разнообразен. Что местами он напоминает о советской эпохе, я уже говорил. В других местах чем-то похож на Петербург. А вот старый город – это, несомненно, в чистом виде Европа. С городской ратушей и характерными узкими, кривыми улочками, помнящими ещё времена Речи Посполитой. Но вот атмосфера былых веков отсюда выветрилась. А может, её просто заглушает обилие пивных и всяких гламурных кафешек. 

Через дорогу от ратуши стоит главный православный собор Минска – Свято-Духов, похожий по своей архитектуре на католический храм. Что неудивительно, ибо таковым он и являлся до XIX века и присоединения Минска к Российской империи. Поскольку старый город находится на возвышенности, с этого места хорошо обозревать окрестности. 

Перейдя по мосту через реку Свислочь, мы оказались у Большого театра оперы и балета – настоящего шедевра советского конструктивизма. Он оказался большим не только по названию, но и на деле. Большим и торжественно-горделивым, буквально источающим пафосное величие, с грандиозными фигурами циклопических размеров на высоком фасаде. Наверное, подобные здания предназначались для того, чтобы человек ощутил себя рядом с ними незначительной песчинкой и преклонился перед силами, которые они олицетворяли – богами или идеями. В Минске есть ещё одно такое же эпичное советское здание – Дворец Профсоюзов на проспекте Незалежности, но тот похож на огромный античный храм и не столь визуально тоталитарен. 

В парке перед театром кружатся в танце скульптурные балерины, а за ним, во дворике, сидят на скамейке, вероятно, они же, но уже сбросившие пуанты, усталые и вымотанные после спектакля. 

Причастившись величия, мы с Надеждой, миновав Троицкое предместье, вышли к Острову Слёз – небольшому островку на Свислочи, соединённому с берегом «горбатым» мостиком. На острове возвышается огромный мемориал «Сынам Отечества, погибшим за его пределами» – часовня с изваяниями скорбящих женщин в траурных одеяниях, стоящая на земле, привезённой беларусскими матерями с могил своих сыновей, погибших на афганской войне. Как водится, мемориальный остров стал местом паломничества молодожёнов. По традиции невеста должна прикоснуться к скульптурке трогательного плачущего ангела, стоящего почти у кромки воды – это жест-оберег, чтобы в дом её будущих детей никогда не пришла война. 

В Беларуси военная тема вообще очень популярна, и сравниться с ней может разве что лишь спортивная. Что неудивительно, учитывая, что эта страна является самой пострадавшей от Второй мировой войны – по некоторым оценкам, с 1939-го по 1945 годы погиб каждый четвёртый беларус. И следующий большой памятник, к которому мы вышли, пройдя вдоль живописной набережной Свислочи и снова перейдя по мосту реку, тоже был «военным». Архитектурно-скульптурный комплекс «Минск – город-герой» – аналог Поклонной горы в Москве или волгоградского Мамаева кургана. И хотя здешней Родине- матери до волгоградской по масштабам очень далеко, композиция всё равно впечатляет. 

У подножия холма с Родиной-матерью, золотозвёздной стелой и музеем Великой Отечественной войны, осенённым красным знаменем, стоит ещё одна большая скульптура, изображающая женщину, благословляющую крестным знамением красноармейца с винтовкой за спиной (вряд ли такой сюжет оценили бы в атеистические советские времена), к которой с вершины низвергается по ступеням рукотворный водопад. 

Погуляв немного по парку Победы за мемориальным комплексом, мы отправились в обратную сторону, по проспекту Победителей, мимо Дворца спорта, площадь перед которым служит местом проведения всевозможных городских мероприятий и ярмарок. Минский Дворец спорта – брат-близнец хорошо знакомого мне волгоградского, видимо, их строили по одному типовому проекту, без фантазий и изысков. Это я отметил ещё давно, встретив его изображение на старой беларусской купюре, и теперь вот убедился воочию. 

А завершилась наша затянувшаяся прогулка посещением богослужения в католическом архикафедральном соборе Пресвятой Девы Марии – моя спутница решила воздать должное своим польско-литвинским корням. 

Конечно, объять необъятное, да ещё за одну прогулку, сколько бы длинной и продолжительной она ни была, невозможно. И мы продолжали, не уставая поражаться и восхищаться, открывать для себя беларусскую столицу каждый день, до самого отъезда. Площадь Государственного флага, Лошицкий парк, Военное кладбище, Красный костёл, Национальная библиотека и другие городские достопримечательности сменяли друг друга как картинки в калейдоскопе. Но даже этого оказалось мало. Минск неисчерпаем, в нём можно каждый раз находить для себя что-то новое. 

НА СНИМКЕ: беларусская Родина-мать.

Роман БЕЛОУСОВ /фото автора/