НА ПОЭТИЧЕСКОЙ ВОЛНЕ

Облака все темнее и ниже, 

В шелест листьев вливается лень. 

И в тумане по самые крыши 

Утонули дома деревень. 

На озера слетаются утки – 

Близок, близок прощания миг. 

Зажимая в кулак самокрутку, 

Смотрит в небо угрюмый старик. 

Может, ждет перемены в погоде, 

Или вспомнил себя молодым... 

А ботва все горит в огороде, 

И ползет за околицу дым. 

И как будто до нитки раздета, 

Сиротеет душа под плащом. 

Это значит – закончилось лето. 

Это значит – не осень еще. 

ВСТРЕЧА 

Погожий безветренный день, 

До осени два воскресенья. 

И снова тягучая лень, 

И негде искать вдохновенье. 

Опять застарелый недуг – 

Не радуют солнце и птицы. 

Но тут заявляется друг, 

А значит, есть повод напиться. 

Он худ и небрежно одет, 

Щетина в пределах приличия. 

Он тоже как будто поэт, 

Но это ему безразлично. 

Давно миновала пора, 

Когда в сигаретном тумане 

Он пил и читал до утра, 

И думал, что слава в кармане. 

Он думал, как сладко встречать 

Рассвет на хмельной вечеринке. 

А после ложиться в кровать 

К Наташке, а может, к Маринке. 

Меж нами бутылка вина, 

А к ней сигареты и пицца. 

За нами большая страна, 

Где трудно писать и не спиться. 

И я поднимаю стакан, 

И чокаюсь с собственной тенью: 

Спасибо тебе, старикан, 

За десять минут вдохновенья. 

ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ 

На заре разорвало небесную хмарь, 

Выпал иней густой, и в тревоге 

Оглушенно застыл бородатый глухарь 

У свинцовых осин на дороге. 

Я усталый стою на усталой земле, 

Мир свободен от лишних вопросов. 

Дует ветер холодный по стылой золе – 

Отгорели костры на покосах. 

Беспризорная, рыщет полями листва. 

И, полжизни телегой отмерив, 

Ковыляет и машет остатком хвоста, 

Дотянувший до пенсии мерин. 

А мороз пробирает сильней и сильней, 

Далеко петухи прокричали... 

И проснулась деревня, и мчатся над ней 

Облака, как посланцы печали. 

И в душе непонятная силится боль, 

Будто вспомнить о чем-то не в силах... 

И трепещет на ветке бубновый король, 

Одинокий в трефовых осинах. 

Андрей МАРКИЯНОВ