МАЛЕНЬКИЙ ТРАВЕЛОГ

Мы продолжаем знакомство с интересными и самобытными местами нашей страны. На этот раз совершим путешествие в столицу российского буддизма, Элисту.

Всё-таки с такими городами, как Элиста, следует знакомиться в сопровождении экскурсовода. Это в Европе всегда можно без особых пояснений понять, что к чему, а если что-то всё же непонятно, то догадаться. Несмотря даже на языковой барьер, просто в силу близости культур. Но Калмыкия – это часть совершенно другой цивилизации, и хотя территориально эта республика находится рядом, своей душой она далеко на Востоке.

Поэтому стихийная автомобильная вылазка в Элисту с друзьями оставила такое ощущение, будто мы так ни во что как следует и не вникли. И вот, без малого шесть лет спустя, я со спутницей Ириной отправился по тому же маршруту на туристическом автобусе, чтобы познакомиться со столицей Калмыкии поближе.

Буддийская религия и культура берут своё начало в VI веке до нашей эры. У их истоков стоит Будда Гаутама, индийский аристократ из кшатрийского рода Шакья, который, отказавшись от мирских радостей и соблазнов, принёс людям учение, освобождающее от страданий. В основе буддизма лежат Четыре Благородные Истины, которые гласят следующее: Человеческая жизнь – это, главным образом, страдание (именно так принято переводить с санскрита слово «дукха», хотя более точным аналогом является, скорее, «фрустрация»); Причиной страдания являются страсти и желания (на санскрите – тришна); Существует возможность избавиться от страдания; Существует путь, который ведёт к этому избавлению.

Это так называемый Благородный Восьмеричный Путь (арья аштанга марга), заключающийся в восьми правилах, которые следует осваивать последовательно. Они делятся на три этапа: правила мудрости (правильное воззрение и правильное намерение), правила нравственности (правильная речь, правильное поведение, правильный образ жизни) и правила сосредоточения (правильное усилие, правильное направление мысли и собственно правильное сосредоточение). Первые два этапа – этические постулаты, третий основан на психотехниках.

В буддизме, как и в иудеохристианстве, есть десять заповедей, и они местами перекликаются с библейскими. Впрочем, судите сами, вот буддийские заповеди: не убивать, не красть, не прелюбодействовать, не лгать и не клеветать, не использовать дурманящих веществ (эта заповедь больше роднит буддизм с исламом), не сплетничать, не превозносить себя и не унижать других, жертвовать нуждающимся, не держать зла и не побуждать ко злу, и не клеветать на Три Драгоценности, то есть Будду, Дхарму (Учение) и Сангху (буддийское монашеское братство).

А самой главной своей ценностью буддизм, как и учение Христа, провозглашает любовь. Но, в отличие от христианства, не только к ближнему, а ко всем живым существам.

Основным же отличием буддизма от привычных нам, европейцам, монотеистических религий является то, что в нём нет нервного и неуравновешенного всемогущего личностного Бога. Его роль выполняет безликий, бесстрастный и неумолимый кармический закон (впрочем, боги в некоторых из буддийских учений таки наличествуют, но у них там совершенно другие роли и функции, нежели в монотеизме, второстепенные). А вместо рая, где души праведников будут играть на арфах в окружении белокрылых ангелов или, по другой версии, пить вино и совокупляться с гуриями, – вечная череда перерождений. Как сказал классик: «Пускай живёшь ты дворником, родишься вновь прорабом, а позже из прорабов до министра дорастёшь, но если туп как дерево – родишься баобабом и будешь баобабом тыщу лет, пока помрёшь». Или, как благостная альтернатива, – Просветление, нирвана – свобода от всех желаний и привязанностей, Великий Покой, блаженное состояние полного единения со Вселенной и растворения в ней. Но Просветления надо ещё заслужить и добиться, а это очень нелегко. Для того и существует Восьмеричный путь.

Самое, на мой взгляд, лучшее, образное и поэтичное объяснение того, что же такое нирвана, даёт герой одного из «буддийских» романов Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота»: "Представьте себе непроветренную комнату, в которую набилось ужасно много народу. И все они сидят на разных уродливых табуретах, на расшатанных стульях, каких-то узлах и вообще на чем попало. А те, кто попроворней, норовят сесть на два стула сразу или согнать кого-нибудь с места, чтобы занять его самому. Таков мир, в котором вы живёте. И одновременно у каждого из этих людей есть свой собственный трон, огромный, сверкающий, возвышающийся над всем этим миром и над всеми другими мирами тоже. Трон поистине царский – нет ничего, что было бы не во власти того, кто на него взойдёт. И, самое главное, трон абсолютно легитимный – он принадлежит любому человеку по праву. Но взойти на него почти невозможно. Потому что он стоит в месте, которого нет. Понимаете? Он находится нигде..."

Как водится, буддизм со временем разделился на множество школ, течений и направлений. Самыми крупными из них считаются махаяна, хинаяна и ваджраяна, к которой относится тибетский буддизм, последователями которого и являются калмыки. Что неудивительно, калмыцкий народ родом из Северного Китая и перекочевал на европейские земли сравнительно недавно, в XVI веке. В силу того, что калмыки были кочевым народом, поселения на их земле появились поздно. Так, Элиста была основана только в шестидесятых годах XIX века, и даже не калмыками, а бывшим крепостным из Воронежской губернии Степаном Прокопьевичем Кийковым.

Калмыки, как и казаки, верно служили российской короне и охраняли южные рубежи государства. Поучаствовали они и в Отечественной войне 1812 года, и в покорении Россией Кавказа. Но Сталин в 1943 году отплатил верным союзникам России самой чёрной неблагодарностью, репрессировав калмыцкий народ и выслав его в Сибирь. Официальным поводом послужил быстрый проход немецких войск через территорию Калмыкии во время войны. Но, как утверждают историки, реальной причиной депортации была нехватка рабочих рук на сибирских рудниках и стройках. К счастью, в 1957 году калмыки были реабилитированы и вернулись в родные степи.

В советские времена буддизм преследовался наряду с остальными религиями. В тридцатых годах все буддийские храмы были закрыты и разрушены, а ламы – расстреляны или сосланы.

Возрождение же буддизма в Калмыкии началось в 90-х годах прошлого века и неразрывно связано с именем первого калмыцкого президента Кирсана Илюмжинова. Сейчас в республике построено более тридцати храмов (до революции их было около сотни). Священнослужителями в них являются, в основном, монахи из Тибета. Но уже имеются и свои, калмыцкие ламы, которые начали обучаться в девяностые, и они постепенно заменяют тибетцев. Ещё одной заслугой Илюмжинова является то, что при нём Элиста из рядового заштатного провинциального городишки превратилась не только в форпост буддизма в Европе, но и в крупный туристический центр. Буддизм у калмыков гармонично переплетается с народными верованиями, с которыми, в отличие от нетерпимых монотеистических религий, он никогда не боролся, а интегрировал в себя, и довольно успешно. Так, в Калмыкии, наряду с Китаем и Японией, почитается Белый Старец, Цаган Аав, покровитель и охранитель дикой природы, приносящий богатство, счастье и семейное благополучие. С его благословения расцветает земля и рождается потомство.

Цаган Аав, кстати, кроме всего прочего, дарует "белую дорогу" путешественникам и туристам, поэтому, отправляясь куда-либо, калмыки бросают две монеты – белую и жёлтую, в подношение Белому Старцу, загадывая при этом пожелания доброй дороги и доброго жизненного пути в целом.

Мы тоже сделали жертву Белому Старцу на въезде в Калмыкию. Хотя его статуи на границе нет и путников встречают лишь скульптуры сайгаков, являющихся одним из символов Калмыкии. Целое их семейство – сайгак, сайгачиха и маленький сайгачонок – застыли в стремительном беге по степи на рубеже республики. У туристов бытует ещё один ритуал, совершенно не оригинальный – загадать желание, погладив нос сайгачихи.

Знакомство с Элистой началось с Золотых ворот, к которым нас привёз автобус. Это огромная золотистая арка на красных колоннах, с изображениями драконов и картинами, иллюстрирующими историю калмыцкого народа. Считается, что тот, кто проходит под Золотыми воротами, духовно очищается и обретает силу, а также правильные помыслы.

Пройдя через Золотые ворота, мы попали в сквер с ротондой, в которой находится полутораметровая золотистая статуя Будды, застывшего в вечной медитации, одетая в жёлтую ткань (жёлтый – один из цветов буддизма). Рядом с ротондой, для желающих помолиться, находятся молитвенные барабаны-кюрде. Вращение такого барабана, содержащего внутри священные мантры, является одним из способов молитвы у буддистов.

Самый большой молитвенный барабан находится в Пагоде Семи дней на площади Ленина, к которой выводит сквер. Это колоссальное семиярусное сооружение в восточном стиле, внутри которого находится огромный, в два человеческих роста, краснозолотистый кюрде, с написанным на нём на трёх языках – санскрите, тибетском и старокалмыцком, молитвенным обращением к богу Авалокитешваре, являющемуся воплощением сострадания всех Будд (помимо Будды Гаутамы их было ещё множество). В этот барабан заложено около тридцати миллионов мантр, написанных на плотно скрученных рулонах тонкой бумаги, и одно вращение барабана приравнивается к прочтению их всех. Надеюсь, я значительно облегчил свою карму после посещения пагоды.

Рядом с Пагодой Семи дней, в центре площади, белыми и чёрными гранитными квадратами выложена огромная шахматная доска. Шесть лет назад на ней стояли соответствующих размеров фигуры, но сейчас мы их не увидели.

На этой площади всё дышит Востоком. Перед Домом правительства вздымаются на высоких колоннах сверкающие золотистые лотосы (эти растения считаются в буддизме священными и даже изображены на флаге Республики Калмыкия), а на её краю возвышается ещё одна арка, украшенная характерными орнаментами и драконами, не такая большая и роскошная, как Золотые ворота, но тоже внушительная. Это Триумфальная Арка, возведённая в честь двухсотлетия победы над Наполеоном и вхождения калмыцких воинов в Париж. Единственным же "европейским" памятником на площади является статуя Ленина, оставшаяся ещё с советских времён.

Продолжение в следующем номере.

НА СНИМКЕ: Пагода Семи дней.

Роман БЕЛОУСОВ