ИСТОРИИ СТРОКИ

(Продолжение. Начало в № 4)

МИРОВОЕ ОТКРЫТИЕ

В мае 1907 года совет Императорского Русского географического общества (ИРГО) одобрил Монголо-Сычуаньскую экспедицию Петра Козлова. Исследователь Центральной Азии был приглашен на аудиенцию к Николаю II. Возможно, в ходе беседы он поделился с Государем своим сокровенным желанием – отыскать в песках Южной Гоби древний город Хара-Хото. Николай II оказал финансовую поддержку этому проекту.

…По знакомому маршруту из Кяхты в Ургу (Улан-Батор) караван вышел в декабрьские дни 1907-го. Долгое время путь лежал по пустынной местности. Лишь изредка встречались кусты саксаула и амариска. Наконец на горизонте показались остроконечные башенки. Это были древние монгольские надгробия – субурганы. Потом экспедиция обнаружила остатки жилищ и оросительных каналов, засыпанное песком русло реки Эдзин-Гол и … Вот он, легендарный Хара-Хото! Под именем «Эдзина» город фигурирует у знаменитого Марко Поло в «Книге чудес света». Весной 1226 года армия великого Чингисхана взяла этот город штурмом…

Хара-Хото окружали стены высотой более десяти метров, почти засыпанные песком. И всадники свободно въехали на самый верх стены, а затем спустились вниз. Внутри мертвого города предстали песчаные холмы, скрывавшие строения…

Вести раскопки оказалось мучительно трудно. Поблизости нет воды, ее пришлось доставлять на ослах из монгольских стойбищ, расположенных в десятках километров от Хара-Хото. Сильный ветер поднимал облака пыли и песка – дышать тяжело. Раскаленные камни древних строений обжигали руки. Люди были в отчаянии. Но руководитель экспедиции Петр Козлов умел ободрить своих спутников, и работа продолжалась.

Старания обернулись сторицей. Найдены деньги, ткани, ковры, картины, металлические и гончарные изделия, золотые украшения, богатая библиотека из книг, свитков и рукописей. (Ценнейшие артефакты были доставлены в Петербург).

«Хара-Хото... С именем этого вечно сонного друга всегда будет связано и мое имя. Может быть, этому угасшему городу суждено будет всегда озарять мое имя географа», – написал Козлов в своем дневнике.

Раскопки Хара-Хото принесли ему мировую славу. Русское географическое общество избрало П.К. Козлова своим почетным членом. Император пожаловал ему звание полковника.

КТО УКАЗАЛ ДОРОГУ?

Как говорится, мечты сбываются. О загадочном Хара-Хото («Черный город») Петр Кузьмич узнал еще в 1893 году из книги путешественника Г.Н. Потанина. Потанин же ссылался на местные предания о городе, засыпанном песком.

Его существование подтверждал русский исследователь В.А. Обручев. Во время своей экспедиции в 1899-1901 гг. Козлов интересовался древними развалинами, но местные жители не хотели о них говорить. Сами же они не раскапывали Хара-Хото, боясь злых духов.

В той экспедиции переводчиком с монгольского был бурятказак Цогто Бадмажапов. Он отлично себя зарекомендовал, и по окончании путешествия по протекции Козлова его приняли на службу в русский торговый дом «Собенников и братья Молчановы».

Бадмажапов совершал деловые поездки через пустыню Гоби. «Весной 1907 года именно он первым обнаружил загадочные руины в низовьях р. Эдзин-Гол в Южной Монголии. Незамедлительно отправил в Санкт-Петербург письмо покровительствовавшему ему Козлову. Он также направил составленное им описание развалин и пути к ним в Императорское Русское географическое общество. Самому же Козлову удалось впервые побывать в Хара-Хото лишь год спустя, когда возглавляемая им МонголоСычуаньская экспедиция «официально» открыла мертвый город для научного мира и произвела его раскопки… Козлов в своих публичных выступлениях отдал должное помощи Бадмажапова, «много способствовавшего моей славной деятельности по открытию Хара-Хото», – отмечает Александр Андреев, доктор исторических наук, заведующий Мемориальным музеем-квартирой П.К. Козлова (2003–2015 гг.).

Бадмажапов получил орден Святой Анны, РГО наградило его серебряной медалью, а Генштаб произвел казака в офицеры… Об этом похлопотал Козлов.

«ПРИЯТНЫЕ И ПОЛЕЗНЫЕ В ДОРОГЕ ПОДАРКИ»

Петр Кузьмич не забывал о людях, благодаря которым ему сопутствовал успех. Писал: «Только при полном содействии кяхтинцев – представителей города – нам удалось начать наше путешествие еще в 1907 году: мы выступили 28 декабря...»

С особым теплом вспоминал он Молчановых, родственников жены Собенникова: «Одетые подорожному, члены экспедиции свернули к В.Н. Молчанову, позавтракали в кругу его симпатичной семьи. А перед самым походом «Молчановы не преминули пригласить на «елку», с которой мы получили приятные и полезные в дороге подарки... Кроме того, хлебосольные кяхтинцы снабдили нас вкусною снедью, что очень важно, в особенности в начале азиатского путешествия».

Многие кяхтинцы давно уже осваивали Монголию, на ее территории с 1902 года находились отделения (фактории) торгового дома Василия Алексеевича Собенникова и его компаньонов братьев Молчановых – Никона Александровича и Владимира Николаевича – под названием ТД «Собенников и бр. Молчановы», организованного еще в 1890 году. Это был полумиллионный бизнес, базировавшийся на обмене монгольского сырья, преимущественно верблюжьей шерсти, на русские товары – мануфактуру, краски, скобяки и др.

В одном из сохранившихся писем на бланке фирмы В.А. Собенников рекомендует П.К. Козлову своих работников, зная, что они окажут ему максимальную помощь и поддержку: «Уважаемый Петр Кузьмич! Здесь прилагаю письмо нашему Ургинскому отделению, авось оно чем-нибудь сможет Вам угодить. Искренне уважающий В.А. Собенников».

25 сентября 1907 года из Алашани, куда собиралась держать путь экспедиция Козлова, пришло предложение о помощи от доверенного ТД «Собенников и бр. Молчановы» Цогто Бадмажапова: «Глубокоуважаемый Ваше Высокопревосходительство Петр Кузьмич! На днях я узнал из известия Китайского Министерства Иностранных Дел о снабжении отряда русских путешественников охранными грамотами означенного Правительства, на основании чего думаю, что, может быть, Вы приедете в Ургу к приезду нашего каравана... Если Вы вздумаете выехать из Урги на наемном, то можно было бы наших обратных верблюдов дать, которых около 50 штук».

«Дружеские взаимоотношения между нашими семьями Молчановых, Собенниковых и Козловым были взаимны, а влияние ученого на местную молодежь – громадно. Во многом благодаря знакомству с путешественником младший брат бабушки Иннокентий Александрович Молчанов стал впоследствии не только исследователем Северной Монголии, но и основателем династии российских геологов», – отмечает Инна Оровна Собенникова.

Любопытно, что Василий Собенников в 1895 году вступил в ТроицкосавскоКяхтинское отделение ИРГО, а с 1898-го по 1901 год был его председателем. При этом «всемерно содействовал зависящими от него средствами пользе науки и процветанию окраинного Отделения».

Петр Козлов не раз выступал там с лекциями. Оценил созданный при Отделении ИРГО музей: «небольшой, но превосходный и интересный». Ценные экспонаты в нем были подарены Собенниковыми и Молчановыми. Музей этот существует и поныне.

ПУТЬ В ТЮМЕНЬ

В 1906 году ТД «Собенников и бр. Молчановы» вложил большие деньги в крупнейшее кожевенное производство Западной Сибири, при этом продолжая оптовую торговлю чаем.

Г-н Собенников приобрел усадьбу на Иркутской (теперь ул. Челюскинцев, 36). Накануне революции 1917-го основной капитал «Акционерного общества кожевенного производства В.А. Собенникова в Тюмени» составлял 1 500 000 рублей. Так судьба предпринимателя-мецената связана с нашим городом. Сам же Козлов, еще в составе экспедиции Пржевальского и после, проездом бывал в Тюмени.

МОСКВА ЗОЛОТОГЛАВАЯ

В 1910 году семья Василия Собенникова перебралась в Москву, чтобы дать детям достойное образование. Поселилась неподалеку от храма Христа Спасителя в громадной квартире доходного дома. В 1920-е Петр Козлов, бывая в столице, наведывался в гости к Собенниковым, дарил свои книги «Тибет и Далай-лама», «Монголия и Амдо» и мертвый город «Хара-Хото».

Собенниковы после революции лишились своего имущества, включая заводы и дома. В это непростое время Козлов обдумывал новую Монголо-Тибетскую экспедицию. Команду формировал заранее, уже в феврале 1921 года он «ходатайствовал в соответствующих советских органах о разрешении откомандировать до Кяхты В.А. Собенникова 60-ти лет в качестве своего секретаря, поскольку тот хорошо знал жизнь русскомонгольской полосы и имел множество контактов». Но участие Собенникова в экспедиции не состоялось. (Наверняка сказалось его непролетарское происхождение). Некоторых деятельных и преданных Козлову людей тоже отстранили. Вместо них назначили под разными предлогами информаторов, так называемых «незваных гостей».

В 1923-1926 годах состоялась 6-я экспедиция Козлова. В Северной Монголии были произведены раскопки древних курганов. Найденные в них вещи пролили свет на культуру людей, живших 2000 лет назад.

Эта экспедиция дала много ценного для науки и, что немаловажно, укрепила культурные и научных связи Советской России с Монголией.

…В Москве, как всегда, Козлова ждали друзья. Петр Кузьмич вспоминал: «Отправился к Собенниковым обедать, кушать пельмени сибирские».

Путешественнику шел седьмой десяток лет, он был молод душой, мечтал о новых походах. Но болезнь все перечеркнула. 26 сентября 1935 года П.К. Козлов умер от склероза сердца.

30-е роковые… Цогто Бадмажапов был огульно обвинен в «контрреволюционной деятельности», расстрелян в 1937-м. Василий Алексеевич Собенников забит в московской тюрьме в 1939-м. Его сын Ор Собенников неоднократно сидел в тюрьмах Москвы и Свердловска. К концу жизни, возглавлял кафедру иностранных языков Уральского политехнического института в г. Свердловске. Эти достойные люди были реабилитированы. В 2002 году в доме №6 по Смольному проспекту Санкт-Петербурга открылся Музей-квартира П.К. Козлова. Знаменитый путешественник жил здесь с 1912 года, когда женился на Елизавете, дочери врача. Елизавета Козлова (1892-1975) была известным советским орнитологом.

«В Москве, несмотря на сложные перипетии нашей семьи, – пишет Инна Оровна, – уцелевшие вещи, документы, отдельные из которых имеют более чем столетнюю давность, были сохранены моим отцом Ором Собенниковым и его сестрой Азеллой – детьми кяхтинских купцов Собенниковых и Молчановых».

Инна Оровна передала эти ценности в дар архиву Русского географического общества СанктПетербурга.

НА СНИМКЕ: семья благотворителей Молчановых.

Елена ДУБОВСКАЯ /фотокопия автора/