ИСТОРИИ СТРОКИ

Петр Козлов 17 лет провел в экспедициях по Центральной Азии. Среди песков Гоби отыскал легендарный мертвый город Хара-Хото, основанный в начале XI века. Это стало одним из крупнейших археологических открытий всех времен. Русский путешественник решал политические задачи с Далай-ламой, написал около 70 научных работ, продолжил дело знаменитого Пржевальского.

Совершать экспедиции ему помогали представители Западно-Сибирского купечества. Именно их своевременная помощь сыграла счастливую роль в его жизни.

«АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕБЮТ»

Петр Кузьмич Козлов родился 3(15) октября 1867 года в городе Духовщина Смоленской губернии. Его отец занимался перегонами скота с Украины в центральные губернии России. Юный Петр был участником тех походов. Видимо, от отца ему передалась любовь к постоянной смене мест и жизни на вольном воздухе.

В 12 лет Петр был зачислен в четырехклассную школу. Увлекшись чтением книг о путешествиях и открытиях, вместе с приятелем раскопал курган. Находки принес в школу. Правда, за самовольное копание получил строгий выговор.

После окончания учебы юноша устроился в контору купца в поселке Слобода. В свободное от работы время он готовился к поступлению в учительский институт. В те годы портреты Николая Пржевальского не сходили со страниц газет и журналов. Козлов с интересом читал все, что пишет пресса. Увлекательные книги самого Пржевальского вызывали у него восторг. Так появилась мечта о путешествиях в далекую Азию.

РОДСТВЕННАЯ ДУША

Судьбе было угодно, чтобы в 1882 году Пржевальский приехал в Слободу с намерением купить имение.

Однажды летним вечером Петр Козлов гулял по саду. Мысли «о свободной страннической жизни в широких просторах пустынь, гор великого Азиатского материка» так увлекли его, что он не заметил … своего кумира.

– О чем вы так глубоко задумались? – поинтересовался Пржевальский. И услышал: «О том, что в далеком Тибете эти звезды должны казаться гораздо ярче, чем здесь...»

Так они познакомились. Николай Михайлович пригласил родственную душу к себе в гости. Знаменитый ученый рассказал юноше о красоте природы Азии, о жизни в экспедициях. Не утаил и трудности, которые приходилось преодолевать.

Завязалась дружба известного ученого и любознательного юноши. Петр поселился в усадьбе Пржевальского и под его руководством готовился к экзаменам за курс реального училища.

Чтобы стать участником экспедиции, нужно было иметь не только образование, но и пройти военную подготовку. Козлов успешно сдал экзамен, затем поступил вольноопределяющимся во 2-й Софийский пехотный полк в Москве, поскольку Николай Михайлович формировал свои экспедиции из военных.

И вот его первый поход в составе 4-й Центрально-Азиатской экспедиции (1883-1885 гг.) Пржевальского!

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Среди 14 участников путешествия был давний и верный сподвижник Пржевальского – Всеволод Роборовский.

«К началу нового, 1884 года, путники уже достигли гор АлаШаня. Зайдя на озеро Кукунор, направились к истокам Хуанхэ… Мы видели теперь воочию таинственную колыбель великой китайской реки и пили воду из ее истоков». Неожиданно в эти южные по широте места нагрянула зима с морозом ниже 20 градусов, со свирепой метелью. Пришлось ждать, пока растает снег, далее пошли на юг, в бассейн Янцзыцзян, где был нанесен на карту водораздельный хребет, разделяющий бассейны двух самых больших рек Китая. Пржевальский сохранил его местное название Баян-Хара-Ула, но двум озерам к востоку от впадины Одонтала дал свои названия – Русское и озеро Экспедиции», – отмечается в книге «100 Великих географических названий».

Речка, впадающая в озеро Русское, получила меткое имя Разбойничья. Там на рассвете на лагерь путешественников внезапно напал конный отряд племени тангутов. Уже через минуту лагерь превратился в крепость: 14 участников экспедиции с винтовками в руках укрылись за ящиками. Вот где потребовались навыки военных! Более двух часов длился бой. Удалось противостоять кочевникам-разбойникам, коих было до 300.

Петр Козлов, у которого не было навыков в стрельбе, отлично отбивал атаки. За что впоследствии получил Георгиевский крест.

Испытания суровыми природными условиями обычному человеку не по плечу. Из-за высокой влажности воздуха путникам пришлось подолгу находиться в совершенно мокрой одежде. Оружие поржавело, личные вещи отсырели, собранные для гербария растения невозможно было просушить, стали влажными вьюки и седла на верблюдах, из-за чего труднее передвигаться… Какая уж тут романтика… Но «с этого времени исследование Центральной Азии стало для меня той путеводной нитью, которой определялся весь ход моей дальнейшей жизни», – признавался П. Козлов.

После экспедиции он переехал на жительство в Петербург. Чтобы пополнить свои знания, устроился на работу в Пулковскую обсерваторию. Осенью 1887 года окончил военное училище, был произведен в офицеры.

ПРЕЕМНИК

В 1888 году началась 5-я Центрально-Азиатская экспедиция Пржевальского. Козлов – ее участник. В октябре отряд прибыл в город Каракол на юго-восточном берегу Иссык-Куля. Там великий путешественник заболел брюшным тифом и спустя пять дней скончался. «Слезы, горькие слезы душили каждого из нас. Мне казалось, такое горе пережить нельзя… Да оно и теперь еще не пережито… Я сразу понял, что отныне остаюсь один и должен свято хранить заветы своего учителя», – писал спустя много лет Петр Кузьмич.

Осенью 1889 года экспедиция продолжилась под руководством полковника Михаила Певцова. Козлов исследовал районы Восточного Туркестана, ему удалось собрать интересные географические и исторические материалы.

Ученики Пржевальского, прошедшие тысячи верст по горам и пустыням, продолжали исследовать Центральную Азию. Следующая экспедиция (1893-1895 гг.) состоялась под руководством Всеволода Роборовского. Петр Кузьмич числился его помощником, но он и самостоятельно, отдельно от каравана, вел обследование окрестностей. Собрал богатую зоологическую коллекцию.

И вдруг произошло несчастье: тяжелая болезнь обрушилась на Роборовского. Руководство экспедицией взял на себя Козлов. Он повел караван через горные перевалы. На пути не раз пришлось отбиваться от разбойников, испытывать разные трудности, но молодой ученый благополучно довел экспедицию до конца.

ЗОЛОТАЯ МЕДАЛЬ

В 1899 году Русское географическое общество поручило П.К. Козлову возглавить МонголоТибетскую экспедицию. Он первым из европейцев проник в страну Кам, орошаемую реками Меконг и Янцзы. В бассейне этих рек открыл четыре параллельных хребта.

Петр Кузьмич стремился идти к заветной мечте многих путешественников – столице Тибета Лхасе. Но путь им преградил вооруженный отряд тибетцев…

Тем не менее экспедиция оказалась удачной. Ее участники преодолели каверзы природы, выдержали сопротивление со стороны туземцев. Были собраны материалы о геологии, климате, флоре и фауне Тибетского нагорья, о малоизвестных восточно-тибетских племенах. Привезли на родину 1200 экземпляров горных пород, свыше 30 тыс. растений, плюс богатая зоологическая коллекция.

Итогом экспедиции стали и две большие книги Петра Козлова: «Монголия и Кам», «Кам и обратный путь». Ему была присуждена высшая награда Императорского Русского географического общества – Константиновская золотая медаль.

ГОСТЕПРИИМНОЕ КУПЕЧЕСТВО

Русские предпринимателиблаготворители оказывали помощь экспедициям. Потомок тех купцов Инна Оровна Собенникова изучила сохранившиеся документы в семейном архиве. Благодаря ее кропотливому труду история раскрыла новые факты.

«Знакомство П.К. Козлова с представителями старшего поколения кяхтинского купечества, в том числе с моими дедами и прадедами, состоялось в 1883 году, когда Петр Козлов, 24-летний юноша, был зачислен в экспедицию Н.М. Пржевальского в Центральную Азию, – рассказывает Инна Оровна. – Здесь, на границе России и Китая (с 1912 г. – Монголии), в Кяхте и Троицкосавске, участники экспедиций особенно нуждались в помощи при отправке за границу, встрече на родной земле после долгих путешествий, и они получали ее, в том числе от членов моей семьи, занимавших высокое положение в обществе Кяхты/Троицкосавска в конце ХIХ века.

Позже, уже возглавляя свои собственные экспедиции, Петр Кузьмич вспомнит фамилии тех, кто помогал ему перед выходом за границу формировать и снаряжать экспедиции, пополнять запасы продовольствия, искать переводчиков, покупать или брать напрокат животных для переходов по Монголии. И он напишет: «Гостеприимные кяхтинцы, в особенности г. Молчановы, Собенниковы, Лушниковы, Швецовы, окружили нас дружеским вниманием. Все наперебой старались оказать экспедиции свои услуги». Монголо-Камская (Тибетская) экспедиция, первая самостоятельная экспедиция П.К. Козлова, поддержку и помощь получала уже от второго поколения местного купечества, сверстников путешественника. Среди них был мой будущий дед – В.А. Собенников, городской голова Троицкосавска как раз в эти годы.

От всей души звучали слова благодарности в речи Петра Кузьмича по возвращении на родину: «В Кяхту экспедиция вступила на обратном пути в ноябре (1901 г.) и поместилась в отведенном для неё обществом кяхтинцев купеческом собрании. Сердечная встреча, внимание, оказанное соотечественниками усталым и измученным путешественникам, конечно, никогда не изгладятся из памяти».

МИРОВОЕ ОТКРЫТИЕ

В 1907-1909 годах Петр Козлов совершил 5-е путешествие в Центральную Азию. Из Кяхты он направился на Ургу (Улан-Батор). Ученый уверенно шел к мировому открытию: он отыскал засыпанный песками город Хара-Хото, процветавший в XIII веке. При раскопках обнаружил библиотеку в две тысячи книг на языке исчезнувшего тангутского племени, художественные изделия, старинные монеты…

Кто подсказал Козлову точное расположение легендарного города? Какие еще уникальные открытия он сделает? Как благотворители Молчановы, Собенниковы участвовали в подготовке последующих экспедиций? Об этом и многом другом мы расскажем в следующем номере «Тюменской правды».

НА СНИМКАХ: Петр Козлов; маршруты экспедиций.

Елена ДУБОВСКАЯ /фотокопии автора/