ВРЕМЕНА ГОДА

Декабрь на дворе, месяц студеный. Испокон веку его величают стужайлом, холоднем, лютовеем и лютнем.

…И образовался сей тварный мир

Люти прибавляется, а прирост светового дня всё-таки с декабря начинается, пока с воробьиный скок. Ночь, темнота окутали землю, но скоро вновь выкатится на небосклон лучезарное солнышко и будет расти, расти, расти. Годить-то каких-то две-три недельки и «хмурь да хмарь» пойдёт на убыль. Наступит долгожданный коловрат-солнцеворот, светило поворачивает на лето, а зима – на мороз.

Интересна древнерусская философская «трактовка» творения мира: мол, из тьмы с закруткойраскруткой оно всё и пошлопоехало. «Род взял искру во тьме да закрут сделал, а с того закрута как начало крутиться, и свет выплыл из верчения. Затем из того света, как из окна, и мир весь вышел и начал быть. Род ту искру разбил на частички да в каждую тварь по крохе дал: и в землю, и в камень, и в травину, и в человека». Род – мифологический персонаж, упоминаемый вслед за главными древнерусскими богами.

Сварог – один из них, тоже, кстати, творец всего сущего: сварил, «стварил»-сотворил, створожил его, и образовался сей «тварный» мир. Вот вам расшифровка этимологической цепочки: «варить», «творить», «творог», «тварь»…

Кстати, сладила и облюбовала этот мир своими ладошками богиня Лада – женская ипостась бога Рода, жена и помощница Сварога. Что касается христианской тематики, то на один из дней декабря приходится важный церковный праздник – Введение Пресвятой Девы Марии во Храм, день наиболее благоприятный для новоселий.

ВВЕДЕНИЕ – НА ВОДЕ ЛЕДЕНЕНИЕ

Введение в народном представлении соотносится не столько с Богородицей, сколько с понятием начала, ввода, что совпадает с началом календарной зимы, когда введение накладывает на воду леденение. По старой традиции молодожены в этот день начинали пробные выезды-гулянья – обряд назывался «казать молодую». Речь о тех новобрачных, чья свадьба пришлась на осень. Снаряжали санный поезд с бубенцами и вместе с родными-близкими ехали к родителям супруга. У порога их ждала выстланная навыворот овечья шкура – на неё и ступала молодая чета. Провожатые согласно обычаю «сдавали с рук на руки» свекрам молодую. Те, в свою очередь, благодарили их за то, что уберегли её от всяких неприятностей. Дело венчалось пиром, на котором пели величальные песни – в них упоминалась и та молодёжь, которая ещё только собиралась жениться или выйти замуж. И незамужние девушки перед сном клали под подушку кусок хлеба или кольцо, подвязывались поясом – чтобы милый приснился. Загадывали на суженого-ряженого, приговаривали: «Не спится, не лежится – всё про милого грустится», «Без солнышка нельзя пробыть, без милого нельзя прожить».

Период начала зимы считался в России и временем узнавания судьбы, отправной точкой для создания нового образа своей жизни. На бога надейся, а сам не плошай! В пору замирания природы, затишья, в самый раз было задуматься, поразмышлять о том, о сём. Люди верили в таинственную силу Судьбы и полагались на жребий, то есть на приговор всеведающего Рода, на принятие одного-единственного решения и образа действия. Обычай узнавания своей доли передавался из поколения в поколение, и в обрядовой жизни наиболее ярко запечатлелся в святочных традициях. Именно в это время что-то сообщает человеку, что принесёт ему грядущий год.

МОЛОДАЯ ЗИМУШКА С ГОРОЧКИ КАТАЕТСЯ

На Екатерину (7 декабря) приходилось первое катание на санях. «Молодая зима с гор на санках катается», «Катеринин день пришел – катанье привел», – говаривали в старину. Для малых ребятишек мастерили козырёчные саночки с куклами, так называемые «козырки», салазки с загнутым передом полозьев. Деды ладили санки, а бабушки, соответственно, шили кукол, усаживали их в транспортное средство и отправлялись одаривать ими внучат. Красивый и трогательный обычай! Добропорядочному люду следовало непременно скатиться с горки – дабы освободиться от душевного груза, снять с себя тяготы мучительных раздумий (о которых шла речь выше), обрести умиротворение. Обряд на самом деле способствовал переходу из состояния омрачённости в настроение радостное и благостное. Что касается мужского пола, то для возвращения ему доброго расположения применялось верное средство. Растапливали в русской печи волчий жир, потом топили баньку, «ставили мужика под дубовый веник» и растирали упоминаемым снадобьем. После чего он, воспрявший добрый молодец, готов был горы свернуть. Целили мужика. И ценили...

ПРОРОК НАУМ НАСТАВЛЯЕТ НА УМ

«Утро красное – быть декабрю ясным». Это про Парамоназорника (12 декабря) так говорили, накануне Дня святого апостола Андрея Первозванного. Тогда вторично после Юрьева дня наслушивают воду в реках, озёрах подо льдом, а также в колодцах: коли тихая вода, не волнуется – будет ровная зима, а если шумная – быть стуже да буранам. Осторожничали. Прежде чем с крыльца сходить, нужно было внимательно всё осмотреть: не дай Господь, чужой след заступить: след чужой ступишь – судьбу чужую переймёшь…

Следом идёт Наум-грамотник. Говорили: «Пророк Наум наставляет на ум», «Батюшка Наум, наведи меня на ум». Детей отдавали в учение – уславливались с приходским дьячком или другим лицом. В назначенное время в дом являлся учитель, его встречали почётом и ласковым словом.

Отец, держа за руку сына, передавал его «на дистанционку» – будущему наставнику с просьбами научить уму-разуму. И чадо отправлялось грызть гранит науки – с азбукой, указкой и непременно подарком для учителя (обычно это была какая-нибудь из домашних птиц). В русских семьях существовало и своеобразное гадание на обучение. Родители, желающие отправить сына на учебу, варили горшок каши, выносили его во двор, а готовящийся к учению отрок брал палку и со всей силы бил по горшку. Далеко полетят брызги – хороший знак. В будущем в ученике соответственно пытались угадать остроумие, хорошую память и охоту к учению, либо диаметрально иных качеств.

Несчастного сыночка ждала перспектива вдалбливания знаний, в том числе и при помощи лупцевания.

В XVII веке в России выпекалась даже специальная пряничная азбука, с помощью которой детей приобщали к грамоте. Были пословицы и буквенные приговорки: «Аз, буки – бери указку в руки; фита, ижица – плётка к попе ближется; ер, еры – упал дедушка с горы; ер, юсь – сам подымусь». У ученика были заповеди: во время учения нельзя есть, а то заешь выученное. Если учишь по книге и надо отлучиться, то следует закрыть книгу – в противном случае всё позабудешь.

На 15-е, на День святого Аввакума, закрывается солнечное око, становится особенно темно (день укорачивается донельзя), словно вечные сумерки Русь-матушку окутывают. Чтобы угрюмость и отчаяние в такую пору не напали на человека, молили святого Аввакума об исцелении, а он их помыслы и взоры направлял ко Господу Богу: «У Господа испроси. Он светильник горящий и священный. К Его Свету следуй!». После тьмы следовала вереница праздников. Пра-з-день – не что иное, как начало творения Мира, когда Свет еще не был отделен от тьмы, и не было ни дня, ни ночи. Праздник – это время, предшествующее творению, работе, состояние тишины, свечения, Белого света – чистого листа бумаги, на котором ещё ничего не изображено, и можно творить, что угодно. А заканчивается праздник, начинается работа. «Ра» – это солнце, а «ботать» – значит, совершать колебательные движения вперед-назад, например, сбивать масло, когда из жидкого, неуловимого, получается твёрдое, оформленное. Издревле процесс сбивания масла соотносили с процессом «творения» Мира, когда из Молочной реки сначала выступали Кисельные берега, переходящие в Тварный Мир – наш Белый свет – Русь – Сурью. «Выйдите из состояния мрака, омрачённости, темнот, помолитесь и верните в себя Светлый Дух!», – призывали сородичей в это время года святые отцы.

ДЕД МОРОЗ, САНТА КЛАУС, СПИРИДОН-СОЛНЦЕВОРОТ…

В старину 17-18-19 декабря считалось временем Никольских святок, затем наступал Николазимний. Интересна интепретация этого имени. Коло издревле считалось образом творения. Коло (оно же колесо) – символ солнца. А пока царит Николо – не солнышко, а его отсутствие. И люди, как могли, помогали светилу возродиться, проснуться, сдвинуться с места и начать свой путь по небосводу. Если Никола – не солнышко, то вполне понятно, почему в народе у него было другое имя – Дед Мороз (по-западному – Санта Клаус (Николаус). А привычные для современного человека снеговики, оказывается, первоначально играли роль божков-идолов, символизирующих Деда Мороза – «дядьку Николая». Если же учесть, что празднование Масленицы до 1492 года было сопряжено со встречей Нового года (которое отмечали в марте), то вступление весны в свои права и состояние солнца, набирающего животворящую силу до Масленицы, соотносятся с понятием «Николо» – не солнышко, время отсутствия животворящего солнца.

И вот, в День преподобного Спиридона, 25 декабря, солнце наряжается в праздничный сарафан и кокошник и, согласно народным приметам, «садится солнышко в свою колясочку золочёную, запряжённую тройкой огненных коней, и выворачивает их на летнюю дорожку». Русичи радовались: «Красное солнышко на Спиридона прирядится и просветлеет, и коровка бочок себе нагреет». И собирались люди на возвышенных (ближних к небу) местах и приветствовали всеобщим ликованием появление на небосводе символа света, праздновали победу над силами тьмы. Разжигали в честь Дажьбога-Солнца костры, скатывали с гор горящие колеса, кричали хором: «Колесо, гори-катись, с весной красною вернись!». А детвора, выбегая за околицу, встречала солнце такими словами: «Спиридон-светповорот, / Стоит прямо у ворот, / Колесо в руке несёт, / Красно солнышко зовёт – / Разгорайся, солнышко красно, / Ты на свете не погасло!»

НА СНИМКАХ: декабрь в окрестностях Тюмени.

Тодор ВОИНСКИЙ /фото автора/