У ИСТОКОВ ТЕАТРА

10 НОЯБРЯ – ДЕНЬ ПАМЯТИ СВ. ДИМИТРИЯ РОСТОВСКОГО

В коллекции известного тюменского мецената, общественного деятеля, предпринимателя, коллекционера Сергея Аркадьевича Киверина, собраны предметы, связанные с историей и культурой Урала и Сибири. На одной из икон, выполненных с портретов церковных деятелей ХVIII века, изображен Димитрий Ростовский – выдающийся украинский и русский духовный писатель, историк, философ, педагог и драматург, стоявший у истоков сибирского и российского театра.

В 1702 году Петр I назначил Димитрия митрополитом Тобольским и всея Сибири. И хотя он здесь так и не побывал, однако стал одним из самых почитаемых святых и покровителем православного театра, вошедшим в собор Сибирских святых.
Рождение русского профессионального театра связано с именем ярославского купца Федора Григорьевича Волкова (1729-1763). В репертуар его театра входили пьесы на библейские и евангельские сюжеты и жития святых, написанные за полвека до этого местным митрополитом Димитрием Ростовским (в миру Даниилом Туптало, 1651-1709). Пьесы были поставлены в созданном им же театре при ростовской архиерейской школе, обрели широкую популярность, и уже в 1705г. в Тобольске была показана «Рождественская драма» и другие спектакли. Рождение сибирского театра произошло благодаря другу Димитрия, тоже выпускнику Киево-Могилянской духовной академии Филофею Лещинскому, прибывшему в 1702 г. вместо Димитрия на Тобольскую митрополичью кафедру.

До XIX в. духовные и эстетические запросы сибиряков удовлетворяла Церковь с ее обрядами и праздниками, а также непременные участники народных гуляний – скоморохи. В богослужения включались инсценировки таких сюжетов как «Пещное действо» или «Шествие на осляти», где пересекались церковные и светские традиции. Такие «Шествия» в память Входа Иисуса Христа в Иерусалим совершал в Тобольске митрополит Корнилий с 1669 г. в подражание «шествиям» в Москве. Собственно, театр появился благодаря  Церкви, спектаклям на религиозно-нравственные темы, дополненным интермедиями, заимствованными у народных артистов. А рождественские Святки и Масленица превращали всю страну в импровизированные театральные подмостки с декорациями в виде естественного ландшафта, улиц и площадей. В XVIIв.  Скоморохи и юродивые были объявлены вне закона и ссылались в Сибирь, формируя мощный пласт местного фольклора.

Средневековая борьба духовенства и государства с уличными выступлениями создала мнение о тотальной борьбе церкви с любым лицедейством. Пародии сопровождались непристойными эпизодами и нецензурной  лексикой, идущими от языческих культов прославления плодородия, характерных для низовой народной субкультуры. С точки зрения христианской морали это считалось недопустимым и в культурном обществе именовалось «площадной бранью», а «шутовские персоны» вошли в состав не только придворного и публичного, но и так называемых «школьных» театров при учебных заведениях на Западе, а затее и России.

Такой театр был организован в лучшем учебном заведении Восточной Европы – Киево-Могилянской духовной академии во время обучения там Даниила Туптало, сына казацкого сотника, будущего митрополита Ростовского. Его участники совершенствовались в мастерстве ораторского искусства, декламации, умении усваивать обширные тексты и общаться с аудиторией. Академия переживала не лучшие времена, и Димитрий обучался всего четыре года вместо одиннадцати. Однако блестящие способности и редкостный дар слова позволили ему стать замечательным богословом, писателем, изучить ряд языков. Это дало возможность  в оригиналах читать литературные источники, много путешествовать, получая назначения настоятелем и проповедником в разные монастыри и заниматься литературными трудами.

В Киево-Печерской Лавре Димитрий получил послушание – написать Четьи-Минеи (Жития святых), работа над которыми заняла 20 лет и стала главным трудом его жизни. Достоинства двенадцатитомного собрания агиографических повествований (по числу месяцев в году) были высоко оценены как современниками, так и потомками от Ломоносова и Татищева до Пушкина, Достоевского и Толстого.

Отношения Украины, России и Польши осложнились, о чем с горечью писал в дневнике Димитрий. Писал он и о драматических событиях, связанных с концом царствования царевны Софьи, очевидцем которых довелось ему стать во время визита в Москву в 1687г. в свите гетмана Мазепы. Малороссы тогда прибыли в российскую столицу для приветствия юных царей Иоанна и Петра Алексеевичей. Петр отметил талант автора преподнесенного ему первого тома Четьих-Миней. В 1687г. Димитрий был возведен в сан архимандрита Черниговским епископом Иоанном (Максимовичем) – будущим митрополитом Тобольским, своим другом-ровесником, помогавшим в работе над Минеями, которая требовала обширной переписки, справочно-поисковой и научно-исследовательской работы. Другим другом был Филофей Лещинский – тоже будущий Сибирский митрополит. Вместе со Стефаном Яварским, Симеоном Полоцким, Феофаном Прокоповичем и др. они составили круг образованнейших представителей русской церковной элиты своего времени и духовных драматургов.

В начале 1701г. Димитрий был вызван  Москву как кандидат на Тобольскую митрополичью кафедру. Высокое назначение главой Сибирской епархии воспринималось как почетная ссылка на пугающе огромную холодную чужбину. Тобольская епархия совпадала с административными границами Сибирской губернии, включая в себя территорию Урала, Сибири и Дальнего Востока, и объявление Димитрию о его назначении митрополитом Тобольским и всея Сибири повергло его в «тоску и болезнь». Царь Петр понимал культурно-историческую необходимость создания Четьих-Миней, и это стало важным аргументом для назначения Дмитрия митрополитом Ростовским и Ярославским, а в Сибирь отправились Филофей Лещинский и Иоанн Максимович.

В петровскую эпоху весь образ жизни россиян стал похож на театрализованное зрелище, будь то выезды «всепьянейшего и всешутейшего синода», похороны или свадьбы (их именно играют, ассамблеи, стрелецкие казни, маскарады, публичные экзекуции…

Театр (сначала закрытый, придворный) родился в один год с будущим российским императором: 17 октября 1672г. царь Алексей Михайлович решил распотешить обожаемую супругу Наталью Кирилловну, только что подарившую ему сына Петрушу, настоящим спектаклем в «комедийной хоромине» села Преображенского. Смотрели «Артаксерксово действо» на немецком языке десять часов подряд. Осуществил эту «царскую потеху» пастор Иоганн Готфрид Грегори из Немецкой слободы, почетным завсегдатаем которой стал подросший Петр. Кокуй разительно отличался от российской обыденности. Он напоминал красивый ухоженный город, населенный мастеровитыми людьми разных профессий и национальностей, среди которых Петр нашел верных сподвижников. Именно здесь он убедился в необходимости реформ во всех сферах российского бытия.

Петр понимал огромную пользу театра для культурного и патриотического воспитания россиян, поэтому появление «школьных» театров приветствовал. Такой театр работал в открывшейся в 1687г. в Москве Славяно-греко-латинской академии, готовившей кадры высшего духовенства и чиновников  государственной службы. В преподавательский состав вошли знавшие толк в устроении «школьного» театра  малороссы во главе с близким другом Димитрия протектором академии Стефаном Яворским. На Рождество и Пасху ставили «Рождественскую драму».

Учеником академии в 1740-х гг. был Федор Волков, получивший здесь первые впечатления от занесенной из Киева духовной драмы и мистерий. Это были блестящие барочные спектакли-моралите, с заимствованным из иезуитских коллегий потрясающим воображение арсеналом выразительных средств, приспособленных к менталитету россиян.

Заняв Ростовскую митрополичью кафедру, Димитрий организовал при архиерейском доме школу с театром, где как драматург и режиссер осуществил ряд сценических постановок. В нее принимались дети не только священников, но и других сословий, что предварило появление народных школ.

Документальные свидетельства говорят о том, что театральный ученический опыт успешно применялся во время богослужений. Так, в 1703г. на утрени Великой субботы ученики архиерейской школы участвовали в крестном ходе вокруг кафедрального Успенского собора, где служил митрополит. Для этой церемонии Димитрий специально написал красивую декларацию «На погребение Христово плач», а «Рождественская драма» стала древнейшей русской оперой, до сих пор идущей на сценах российских театров. Поэтому его произведения оказались востребованными в Сибири благодаря друзьям, знакомым с творчеством Ростовского митрополита.

В XVIIIв. стиль барокко проявился не только в литературе и театре, но и в иконописи. В России появилась икона «Нечаянная Радость», напоминающая миракли о Деве Марии, спасающей раскаявшегося грешника. Истории о чудесном спасении были особо популярны в средневековой Европе. Этот сюжет взят из книги Димитрия Ростовского «Руно Орошенное». Композиция не случайно выстроена как театральная сцена. И книга святителя, и икона стали данью почитания им в юности образа Богоматери в черниговском Ильинском монастыре. Чудеса от иконы были описаны Димитрием в книге «Руно Орошенное», а сама икона была привезена Иоанном Максимовичем в Тобольск и стала здесь высоко чтимой святыней.

Театр Димитрия Ростовского работал с 1702 по 1705гг. и был закрыт по инициативе местных чиновников во исполнении царского указа об экономии средств на начавшуюся Северную войну. Его культурно-образовательную эстафету в этом же году принял Тобольск, где митрополит Филофей Лещинский уже создал хор из сосланных за «неважные вины» казаков. А «Летопись Сибирская» за 1727 год сообщила, что 8 мая 1705г при Славяно-латинской школе, основанной Филофеем Лещинским, был им же открыт «школьный» театр. До рождения русского публичного профессионального театра Федора Волкова оставалось немногим меньше полувека.

18 марта в резиденции императрицы Елизаветы Петровны в большом зале Зимнего дворца «отправлялась ярославцами русская комедия» «О покаянии грешного человека». Ее автором был Димитрий Ростовский.

В 1757г. его причислили к лику святых. Это была единственная общерусская канонизация за весь XVIII век.

НА СНИМКЕ: икона из коллекции С. Киверина «Св. Димитрий митрополит Ростовский».

Ирина МАНУЙЛОВА /фотокопия автора/